Форум » Темное и светлое средневековье » Великая Франция. XIV век » Ответить

Великая Франция. XIV век

Леший: На эту АИ меня натолкнули следующие строки из книги Мориса Дрюона "Когда король губит Францию": [quote]В начале XIV века Франция была наиболее могущественным, самым густонаселенным, самым жизнедеятельным, самым богатым государством во всем христианском мире, и недаром нашествий ее так опасались, прибегали к ее третейскому суду, искали ее покровительства. И уже казалось, что вот-вот для всей Европы настанет французский век. Как же могло так случиться, что сорок лет спустя эта самая Франция была разгромлена на полях сражений страной, население которой было в пять раз меньше; что знать ее разбилась на враждующие между собой партии; что горожане взбунтовались; что ее народ изнемогал под непосильным бременем налогов; что провинции отпадали одна за другой; что шайки наемников отдавали страну на поток и разграбление; что над властями открыто смеялись; что деньги обесценились, коммерция была парализована и повсюду царила нищета; никто не знал, что принесет ему завтрашний день. Почему же рухнула эта держава? Что так круто повернуло ее судьбу? Посредственность! Посредственность ее королей, их глупое тщеславие, их легкомыслие в делах государственных, их неумение окружить себя нужными людьми, их беспечность, их высокомерие, их неспособность вынашивать великие замыслы или хотя бы следовать тем, что были выношены до них. Не свершиться ничему великому в области политической – все скоротечно, если не будет людей, чей гений, свойства характера, воля смогут разжечь, сплотить и направить энергию народа. Все гибнет, когда во главе государства стоят, сменяя друг друга, скудоумные люди. На обломках величия распадается единство. Франция – это идея, сочетающаяся с Историей, в сущности идея произвольная, но она с тысячного года усвоена особами царствующего дома и с таким упорным постоянством передается от отца к сыну, что первородство в старшей ветви скоро становится вполне достаточным основанием для законного вступления на престол. Конечно, немалую роль играла тут и удача, словно бы судьба решила побаловать эту только еще складывавшуюся нацию и послала ей целую династию несокрушимо крепких правителей. От избрания первого Капетинга вплоть до кончины Филиппа Красивого лишь одиннадцать королей в течение трех с четвертью веков сменили друг друга на троне, и каждый оставил после себя потомство мужского пола. О, конечно, не все эти владыки были орлами. Но почти всегда вслед за бесталанным или неудачливым принцем сразу же вступал на престол, словно была на то милость Небес, государь высокого полета или же великий министр правил за немощного монарха. Совсем еще юная Франция чуть не погибла, попав в руки Филиппа I – человека, наделенного мелкими пороками и, как выяснилось впоследствии, неспособного вершить государственные дела. Но вслед за ним появился неутомимый Людовик VI Толстый, которому при вступлении на престол досталась урезанная держава, так как неприятель стоял всего в пяти лье от Парижа, и который оставил ее после своей смерти не только восстановленной в прежних размерах, но и расширил территорию Франции вплоть до самых Пиренеев. Безвольный, взбалмошный Людовик VII ввергает государство в гибельные авантюры, затеяв заморский поход; однако аббату Сугерию, правящему именем короля, удалось сохранить единство и жизнеспособность страны. И наконец, на долю Франции выпадает неслыханная удача, да не одна, а целых три подряд, когда от конца XII века до начала XIV ею правили трое одаренных или даже выдающихся монархов, и каждый восседал на престоле в течение достаточно долгого срока: процарствовали они – один сорок три года, второй сорок один год, третий двадцать девять лет – так, что все их главные замыслы успели претвориться в жизнь. Три короля, отнюдь не схожие меж собой ни по природным данным, ни по своим достоинствам, но все трое на голову, если не больше, выше заурядных королей. Филипп Август, кузнец Истории, начинает выковывать подлинное единое отечество, присоединив к французской короне близлежащие и даже лежащие не слишком близко земли. Людовик Святой, вдохновенный поборник веры, опираясь на королевское правосудие, устанавливает единое законодательство. Филипп Красивый, великий правитель Франции, опираясь на королевскую администрацию, создаст единое государство. Каждый из этой троицы меньше всего думал о том, чтобы угождать кому бы то ни было; прежде всего они стремились действовать, и действовать с наибольшей пользой для страны. Каждому выпало на долю испить полной чашей горькое пойло непопулярности. Но после их кончины их оплакивали куда больше, чем ненавидели, высмеивали или чернили при жизни. И главное – то, к чему они стремились, продолжало существовать. Отечество, правосудие, государство – основа основ нации. Под эгидой этих троих зачинателей идеи французского королевства страна вышла из полосы неопределенности. И тогда, осознав себя самое, Франция утвердилась в западном мире как неоспоримая, а в скором времени и главенствующая реальность. Двадцать два миллиона жителей, надежно охраняемые рубежи, легко созываемое воинство, присмиревшие феодалы, строго контролируемые административные районы, безопасные дороги, оживленная торговля. Какая другая христианская страна могла теперь сравниться с Францией и какая из христианских стран не поглядывала на нее с завистью? Конечно, народ роптал под слишком тяжелой государевой десницей, но он возропщет еще сильнее, когда из-под твердой десницы попадет в слишком вялые или слишком сумасбродные руки. После кончины Филиппа Красивого вдруг все разом расползлось. Длительная полоса удач в наследовании трона пресеклась. Все трое сыновей Железного короля по очереди сменялись на престоле, не оставляя после себя потомства мужского пола. В предыдущих книгах мы уже рассказывали о многочисленных драмах при королевском дворе Франции, разыгрывавшихся вокруг короны, перепродававшейся на аукционе тщеславных притязаний. На протяжении четырнадцати лет четыре короля сходят в могилу; было от чего встать в тупик. Франция не привыкла так часто устремляться в Реймс. Словно молнией сразило ствол капетингского древа. И мало кого утешило то, что корона перешла к ветви Валуа, ветви, по существу, суетливой. Легкомысленные хвастуны, непомерные тщеславцы, все в показном, и ничего внутри, отпрыски ветви Валуа, всходившие на престол, были уверены, что им стоит улыбнуться, чтобы осчастливить все королевство. Их предшественники отождествляли себя с Францией. А вот эти отождествляли Францию с тем представлением, каковое составили сами себе о собственной персоне. После проклятия, принесшего непрерывную череду смертей,– проклятие посредственности. Первый Валуа – Филипп VI, прозванный «королем-подкидышем», короче говоря, просто выскочка,– за десять лет так и не сумел утвердить свою власть, потому что к концу этого десятилетия его кузен Эдуард III Английский завел династические распри: он предъявил свои права на престол Франции, и это позволило ему поддерживать и во Фландрии, и в Бретани, и в Сентонже, и в Аквитании все те города и всех тех сеньоров, что были недовольны новым государем. Будь на французском престоле монарх порешительнее, англичанин наверняка так и не осмелился бы на этот шаг. Филипп Валуа не только не сумел предотвратить грозящей стране опасности – куда там, флот его погиб у Слюйса по вине назначенного им лично адмирала, без сомнения назначенного лишь потому, что адмирал ровно ничего не смыслил ни в морских делах, ни в морских сражениях; а сам король в вечер битвы при Креси бредет по полю боя, преспокойно предоставив своей кавалерии крушить свою же собственную пехоту. Когда Филипп Красивый облагал народ новым налогом, что вменялось ему в вину, то делал он это, желая укрепить обороноспособность Франции. Когда Филипп Валуа потребовал ввести еще более тяжелые подати, то лишь для того, чтобы оплатить свои поражения. За последние пять лет его правления курс чеканной монеты будет падать сто шестьдесят раз, серебро потеряет три четверти своей стоимости. Тщетно старались установить твердые цены на продукты питания, они достигли головокружительных размеров. Глухо роптали города, страждущие от никогда раньше не виданной инфляции. Когда беда раскинет свои крыла над какой-нибудь страной, все смешивается и природные катастрофы сопрягаются с людскими ошибками. Чума, великая чума, пришедшая из глубины Азии, обрушила свой бич на Францию злее, чем на все прочие государства Европы. Городские улицы превратились в мертвецкие предместья – в бойню. Здесь унесло четвертую часть жителей, там – третью. Целые селения опустели, и остались от них среди необработанных полей лишь хижины, брошенные на произвол судьбы. У Филиппа Валуа был сын, но его, увы, пощадила чума. Францию отделяли еще только две-три ступени от полного упадка и разорения, но с помощью Иоанна II, по недоразумению прозванного Добрым, эти ступени будут пройдены. Эта череда сменяющих друг друга на троне посредственностей чуть было не уничтожила в Средние века государственный строй, исходящий из посылки, что сама природа способна породить в лоне одного и того же семейства держателя верховной власти. Но разве народы чаще выигрывают в лотерее избирательных урн, чем в лотерее хромосом? Толпы, ассамблеи, даже ограниченные группы избирателей ошибаются так же часто, как ошибается природа; Провидение так или иначе скуповато на величие.[/quote]

Ответов - 40, стр: 1 2 All

Леший: Итак, согласно Дрюону, причины будущих бедствий Франции приведших к тому, что бурный взлет Французского королевства в конце XIII - начале XIV прервался и страна рухнула с Смуту (почтительно именуемой историками Столетней войной) кроются в двух во-многом случайных факторах: 1. Прерывание династии Капетингов, что дало английским королям основание претендовать на французский трон. 2. Ничтожество первых королей из рода Валуа, оказавшихся не на высоте своего положения. Изменить ситуацию к лучшему, ПМСМ, может отсутствие ранней смерти предпоследнего французского короля из Капетингов Филиппа V Длинного. За шесть лет своего правления (1316-1322 гг) он проявил себя как выдающийся монарх, и его ранняя смерть (на момент кончины ему было 29 лет) то ли от дизентирии, то ли от чумы, стала самой настоящей трагедией для страны. Допустим, что Филипп V Капет не представился в 1422 году, а благополучно продолжил свое правление, успешно претворяя в жизнь замыслы своего покойного отца (знаменитого "Железного короля") о превращении Франции в сильное централизованное государство. Кроме того, велики шансы, что если бы не столь ранняя кончина, то Филипп обзавелся бы законным наследником мужского пола. В реальной истории у него было два сына (Филипп и Людовик), к сожалению скончавшиеся в младенчестве. Но учитывая молодость короля и плодовитость его супруги (которая подарила супругу шесть или семь детей), то рождение ещё одного мальчика (условно пусть будет Карл), который и унаследует корону своего отца более чем вероятно. Таким образом, как минимум, Плантагенеты теряют свой главный козырь в борьбе с Валуа - спорность их воцарения после прерывания линии Капетингов. Кроме того, после кончины своего отца Карл наследует не только Французское королевство, но и владения своей матери (графство Артуа и Франш-Конте). Мир обещал быть...

Faergal: Леший пишет: Плантагенеты теряют свой главный козырь в борьбе с Валуа - спорность их воцарения после прерывания линии Капетингов. Вполне законно. Главный козырь - ничтожество Валуа. Леший пишет: то ли от дизентирии, то ли от чумы Версия об отравлении более правдоподобна, учитывая количество смертей среди королей франции, в то время. Леший пишет: не только Французское королевство А и Наварру. Леший пишет: Мир обещал быть... 1. Война между Англией и Францией не избежна, но Франция в при таком раскладе быстро победит. 2. И короли скорее централизуют власть. 3. Анжуйцы сохранят Неаполь.

Вал: Faergal пишет: Война между Англией и Францией не избежна, но Франция в при таком раскладе быстро победит Пожалуй да, присоединение английской Гиени увеличит королевский домен, это важная веха на пути централизации Франции (вместе с получением Наварры, Франш-Конте и Артуа). У Англии большие проблемы, страна-банкрот, потерян важный источник дохода в виде французских владений, очередная баронская смута...


Олег Невещий: Хм... Там вроде бы сложился целый ряд негативных факторов: 1. Начало малого ледникового периода в 1300 (примерно) году. Привело к ухудшению погоды и проблемам с урожайностью. 2.Разгром тамплиеров в 1307-14г.г. Привел к краху единую финансовую систему Европы. Ухудшение положения в торговле. Разорение земель. 3. Финансовая политика Филиппа IV (максимум цен, высокие налоги, отмена демереджа (дешевеющих денег, они же свободные деньги, с этого всё и началось http://www.peremeny.ru/books/osminog/803 )). Как итог - несоответствие экономики росту (количеству) населения, демографическая катастрофа, пандемия (фактор чумы дополнителен, но тоже сыграл негативную роль). И это было не только во Франции. В общем короли Франции сами выкопали яму, в которую упала страна. А сочетание неблагоприятных факторов резко ухудшили положение. И лишь Жанна де Арк вывела страну из глубокой .

Вал: Олег Невещий пишет: В общем короли Франции сами выкопали яму, в которую упала страна Коллега Вы преувеличиваете... Посмотрите на главного противника в Столетней, Английское королевство то есть. Неужто оно в лучшем состоянии? Эдуард Второй (ну если Дрюона читали помните) довел страну до края пропасти и даже далеко за нее... Страна официально признала себя банкротом, итальянские банкиры которые имели глупость ссужать английскую корону деньгами разорились, банковский кризис был похлеще чем после процесса над тамплиерами (не стоит переоценивать их роль, даже если они изобрели векселя). Про Шотландию и славного Брюса бившего англичан в хвост и гриву мы тоже помним, далее баронские мятежи и наконец переворот и убийство короля. Эдуард Третий начал с неудачной шотландской компании и опять проиграл, казна была пуста. И тем не менее страна бросила вызов могущественному соседу... Поскольку я в конспирологию не очень верю, то поисхождение денег (на которые и набралась будущая непобедимая английская армия) думается было из городов Фландрии ну и последние штаны в виде драгоценностей короны заложили, а дальше война кормила войну...

Леший: Faergal пишет: Вполне законно. Главный козырь - ничтожество Валуа. Саллический закон был подтвержден только при Филиппе V и не успел утвердиться в умах французов. Когда английский король начал войну многие французские аристократы выразили готовность признать сувереном его, но выдвинули условием, что бы он был прежде всего королем Франции, "а Англия у него была на посылках". На что, впрочем, английские короли не пошли. Faergal пишет: Война между Англией и Францией не избежна, но Франция в при таком раскладе быстро победит Разумеется неизбежна. Но в этом случае у Плантагенетов нет той поддержки французской аристократии, что была в реале. Кроме того, велик шанс, что в этом случае иной французский король не лажанется при Кресси (битву которую французы проиграли чисто из-за идиотизма своего монарха). Олег Невещий пишет: Разгром тамплиеров в 1307-14г.г. Привел к краху единую финансовую систему Европы. Ухудшение положения в торговле. Разорение земель. ЕМНИП, как пишет Бродель, как раз наоборот. Перед Великой Чумой наблюдался резкий хозяйственый подъем в Европе. А к краху финансовую систему Европы привели итальянские банкиры, как раз незадолго перед чумой.

Sergey-M: Леший пишет: битву которую французы проиграли чисто из-за идиотизма совего монарха). Не только, там весь феоадьный бардак во всей красе... Вал пишет: Страна официально признала себя банкротом, Уже во время столетней войны ЕМНИП.

Радуга: Леший пишет: Кроме того, велик шанс, что в этом случае иной французский король не лажанется при Кресси (битву которую французы проиграли чисто из-за идиотизма совего монарха). У него выбора не было. Войско требовало боя, а две предыдущие компании авторитет Филиппа загнали очень низко (Турнейская и Камбрезийская).

Faergal: Sergey-M пишет: Не только, там весь феоадьный бардак во всей красе... Да. Король только венчал, весь этот идиотизм. Sergey-M пишет: Уже во время столетней войны ЕМНИП. ЕМНИП в конце правления Едуарда. Леший пишет: Мир обещал быть... 4. Бургундии, не будет. 5. Вительсбахи, имеют шанс сохранить имперскую корону.

Sergey-M: Faergal пишет: ЕМНИП в конце правления Едуарда. Возможно, но итальянские банкирские дома типа Барди , главные кредиторы англичан банкротнулись толко в 40-е годы... Faergal пишет: Да. Король только венчал, весь этот идиотизм. ну стратегически то он действовал правивльно, не благородные доны требоали боя....

Faergal: Sergey-M пишет: не благородные доны требоали боя.... Сильный король - аля "Железный Король" - заткнул бы, даных донов и месиров...

Александр: Леший пишет: бы не столь ранняя кончина, то Филипп обзавелся бы законным наследником мужского пола. В реальной истории у него было два сына (Филипп и Людовик), к сожалению скончавшиеся в младенчестве. Но учитывая молодость короля и плодовитость его супруги (которая подарила супругу шесть или семь детей), Насколько я помню Дрюона-супруга Филиппа Жанна де Пуатье Бургундская д'Артуа действительно в своё время родила ему много детей (выжили только 3 дочери,которым по утверждённому Фипиппом V салическому закону нельзя было передать престол).Но к моменту вступления Филиппа на престол супруга уже была беспдлодной.Так что у Филиппа V два варианта-либо ждать кончины судя по всему всё же любимой супруги (а не факт,что она будет в 1330 году-её же отравили,сколько могла ещё пожить никто не знает,может и пережить мужа,а если и нет он будет уже в преклонных годах),вариант 2-й развестить (учитывая связи с Жаком Дюэзом реальный,но чем окончился развод Сварливого с Маргаритой Бургундской и его второе супружество помним).Кстати не факт,что новая супруга Филиппа V была бы плодовитой (а какую принцессу Вы предлагаете?),то есть в итоге после смерти Филиппа трон уходит либо бездетному брату Карлу (скорее всего бездетному,он после Бланки женится то не хотел,только долг короля заставлял вступать во второе и третье супружество),либо если он уже умрёт-к тем же Валуа.Впрочем альтернатив помимо Валуа и Эдуардов наследования очень много.По тому же Дрюону "Лилия и Лев" http://www.lib.ru/INOSTRHIST/DRUON/damned_6.txt Робер Артуа тут же опять собрался в путь. Сначала к своему племяннику д'Эвре, еще совсем молоденькому - ему только что исполнился двадцать один год, - юноше весьма привлекательной внешности и довольно вялого нрава. Он был женат на дочери Маргариты Бургундской, Жанне Малой, как звали ее по старой памяти, хоть ей уже минуло семнадцать, той самой Жанне, которую после кончины Людовика Сварливого лишили права на французский престол. И впрямь, к салическому закону прибегли именно из-за Жанны Младшей, дабы отстранить ее от престола, и добились этого без особых хлопот, ибо, памятуя распутство ее покойной матери, не так-то трудно было заподозрить дочь в незаконном происхождении. Но, желая вознаградить ее за потерю, а главное, чтобы утихомирить Бургундский дом, Жанну Младшую признали прямой наследницей Наваррской короны. На самом же деле выполнять это обещание не слишком спешили, и оба последних короля Франции по-прежнему носили титул королей Наваррских. Если бы Филипп д'Эвре хоть чуточку походил на своего дядюшку Робера Артуа, ему представился бы великолепный случай взбаламутить все государство Французское, оспаривая свое право на престол и требуя от имени супруги не одну, а целых две короны. Но Робер, пользуясь своим влиянием на племянника, в два счета облапошил возможного претендента на французский престол. - Как только мой зять Валуа будет регентом, получишь ты свою Наварру, племянник, сразу получишь. Я лично поставил Филиппу такое условие - хочешь, мол, моей поддержки, уладь сначала это семейное дело. Быть тебе королем Наварры! А наваррской короной грех пренебрегать, и послушай-ка-моего совета: поскорее нацепи ее на себя, прежде чем подымутся споры да дрязги. Ибо, скажу тебе на ушко, права твоей супруги малютки Жанны были бы куда неоспоримее, ежели бы ее мамаша почаще отказывала мужчинам! Сейчас такая свара начнется, что тебе без поддержки не обойтись, а мы тебя как раз и поддержим. И не вздумай слушать своего дядюшку герцога Бургундского: он тобой в личных своих целях воспользуется, а кончится все это тем, что вы натворите глупостей. Держись Филиппа Валуа, пускай он будет регентом!Таким образом, после окончательного отказа от Наварры Филипп Валуа располагал уже двумя голосами, не считая своего собственного... Маго Артуа тяжело переводила дух. Ах, как же она досадовала на свое недомогание, на этот постоянный шум в ушах и голове, мешавший сосредоточиться мыслию. Ни одно из высказанных здесь предложений отнюдь ее не устраивало. Она враждебно относилась к Филиппу Валуа, ибо поддерживать Валуа значило бы тем самым поддерживать и Робера; столь же враждебно относилась она к Изабелле, ибо до сих пор не угасла еще былая ненависть к королеве английской, в свое время погубившей ее дочерей, разоблачив тайну Нельской башни. Выждав с минуту, она заговорила: - Если можно короновать женщину, то, уж во всяком случае, не вашу королеву, мессир епископ, а не кого другого, как мадам Жанну Младшую, а регентом при ней будет присутствующий здесь ее супруг, монсеньор д'Эвре, или его дядя, вот он сидит рядом со мной, я имею в виду герцога Эда. Представители бургундского клана нервно шевельнулись - и герцог Бургундский, и граф Фландрский, и епископ Лионский, и епископ Нуайонский, даже сам юный граф д'Эвре как-то приосанился.И чудилось, будто французская корона, подвешенная здесь, под сводами залы, еще колеблется, когда и куда упасть, и каждый невольно в смутной надежде тянул к ней голову. Филипп Валуа уже давно забыл, что выбрал для себя величественную неподвижность статуи, и показывал знаком своему кузену Роберу Артуа, что пора, мол, вмешаться. Артуа встал во весь свой рост. - Ну и ну! - проревел он. - Как же это так получилось, что каждый нынче наперегонки спешит отречься от своих же собственных слов. Вот, к примеру, мадам Маго, возлюбленная моя тетушка, теперь уже готова признать за мадам Наваррской... И он выделил голосом слово "Наваррской", бросив выразительный взгляд на Филиппа д'Эвре, желая напомнить ему их сговор. - ...как раз те самые права, которые она некогда оспаривала. А благородный епископ английский ссылается на действия короля, при его же помощи низложенного с престола за слабость, нерадение и измену... Да полноте, мессир Орлетон! Как же можно всякий раз перекраивать по-новому закон в угоду той или другой партии? Сегодня он на руку одним, завтра на руку другим. Мы от души любим и уважаем мадам Изабеллу, дорогую нашу родственницу, которой кое-кто из присутствующих здесь помогал и верно служил. Но ее притязания, за которые вы так самоотверженно боретесь, просто неприемлемы. А как ваше мнение, мессиры? - закончил он, призывая в свидетели пэров. Таким образом-первая вероятность-переход престола ветви Эвре-Капетов (младшей по отношению к Валуа,но при наследовании через женщин более законной).Собственно "оплошность" своего отца и пытался всю книгу "Когда король губит Францию" исправить Карл Злой,оспаривая престол у Ивана Доброго. Второй вариант-опять по Дрюону.Супруга Карла IV была беременна Ибо в страстную пятницу, 1 апреля 1328 года, мадам Жанна д'Эвре вдова короля Карла IV, наконец-то разрешилась от бремени. Редкостный в истории случай: никогда еще пол младенца, только что вышедшего из лона матери, не рассматривали с таким вниманием. И, лишь убедившись, что это девочка, присутствующие вздохнули с облегчением, и каждый счел, что сам господь бог выразил тем волю свою.Если же рождается мальчик (возьмём годы жизни по Бланке Посмертной 1328-1371)-то это прямой наследник Капетингов,нет никаких Валуа,равно как и претензий Эдуарда III на французский престол,а значит в перспективе Франция может стать "Великой Францией"(впрочем может и не стать-изменения в истории в данном случае не просчитываемы).Конечно время регентства будет смутным,но при поддержке своего дяди Филиппа д'Эврё король переживёт пору младенчества (как его назовём?) в тоже время клан Эврё будет противовесом официальному регенту Филиппу Валуа,а Эдуард III может под шумок что-нибудь оккупировать-например поддержать Фландрию в 1329 году-битва при Касселе.

Леший: Александр пишет: к моменту вступления Филиппа на престол супруга уже была беспдлодной. Эта "бесплодная" супруга, согласно Жан-Шарлю Волкманну, родила очередную дочь в 1322 г. Т.е. с деторождением у нее похоже все в порядке.

Александр: А ссылку на работу?Понятно,что в родословных могут быть неясности и спорные места,но хочется узнать источник информации самого Волкманна.Если какая-то хроника,то это заслуживает пристального внимания,а если это его ИМХО,то не так солидно.А то ведь и Олег Святославич дал начало Жеротинам,только где серьёзные подтверждения?Да и Каспер Хаузер тоже высокородный отпрыск тогда. http://genealogy.euweb.cz/capet/capet5.html Здесь указаны 6 детей Филиппа,как раз спорного 7-го нет (дочь по Волкманну). Да сейчас посмотрел-неправильно указал даты жизни Бланки Посмертной (спутал год смерти с её матерью,на самом деле 1328-1392.Гипотетический король вряд ли будет жить настолько долго,но до 1380 года вполне может дотянуть (если не скосит чума-её ведь никто не отменял,а успеет ли он к 1349 году обзавестись наследником и будет ли тот достаточно взрослым или опять регентство?).

Леший: Александр пишет: А ссылку на работу? Вопрос к составителям "Энциклопедического словаря". А они в свою очередь ссылаются на Брокгуза и Эфрона.

Александр: Ну Филипп,который в 1313 г. он и по моей ссылке упоминается,а вот с дочерью непонятно,была ли она рождена в этот год или просто упоминается,а родилась всё же несколько ранее (но поскольку вскоре затем ребёнок умер,то практически не оставил следов). Развилка же с Филиппом V действительно перспективная,достаточно прочесть пролог другого романа Дрюона "Французская волчица" http://www.lib.ru/INOSTRHIST/DRUON/damned_5.txt После Филиппа IV Красивого, внезапно унесенного смертью, после его старшего сына Людовика X, отравленного через полтора года, казалось, его второго сына Филиппа V ожидало долгое царствование. Но прошло шесть лет, и Филипп V в свою очередь скончался, не достигнув тридцатилетнего возраста. Остановимся на этом царствовании, которое по сравнению с последовавшими за ним драмами и потрясениями кажется затишьем перед бурей. Тусклое царствование, подумает тот, кто, рассеянно перелистывая историю, не замечает крови, остающейся на пальцах. А на самом деле... Посмотрим же, какова бывает жизнь великого властителя, против которого ополчается сама судьба. Ибо Филипп V Длинный был великим монархом. Пуская в ход силу и коварство, законы и преступления, он еще молодым захватил трон, бывший предметом многих честолюбивых вожделений. Вспомним запертый в соборе конклав, взятый приступом королевский дворец, навязанный Франции закон о престолонаследовании, подавленный после десятидневного похода мятеж в провинции, брошенного в темницу знатного сеньора, убитого в колыбели младенца-короля (по крайней мере так считали) - вот этапы его стремительного шествия к власти. Январским утром 1317 года, выйдя под звон колоколов из Реймского собора, второй сын Железного Короля, мог считать себя победителем, призванным возродить великие политические замыслы отца, которыми восхищался сын. Вся семья вынуждена была склониться перед Филиппом. Бароны были усмирены. Парламент находился под его влиянием, и зажиточные горожане восторженно приветствовали его, радуясь тому, что вновь обрели сильного государя; с его супруги Жанны было смыто пятно позора Нельской башни; после рождения сына появился продолжатель рода; наконец, коронация облекала его незыблемым величием. У Филиппа V было все для того, чтобы наслаждаться относительным счастьем королей, все, вплоть до мудрого стремления к миру, благо коего он так высоко ценил.Но проклятие Тамплиеров его достало Его останки были погребены рядом с прахом предков в Сен-Дени на другой день после праздника богоявления, 7 января 1322 года, и никто, кроме жены, не оплакивал его. А меж тем он был весьма мудрым правителем, заботившимся о государственном благе. Он объявил весь королевский домен, то есть собственно Францию, единым и неделимым; он унифицировал монеты, меры и весы, перестроил судебную систему с тем, чтобы правосудие отправлялось с большей справедливостью, запретил совмещать несколько государственных должностей, закрыл прелатам доступ в Парламент, учредил особый надзор над финансами. Он предпринял также дальнейшие шаги по раскрепощению крестьян; ему хотелось полностью искоренить крепостничество в своем государстве, он желал править "подлинно свободными" людьми, такими, как их создала природа. Он не поддался соблазну войны и упразднил многие гарнизоны внутри государства, усилив пограничные посты, при всех обстоятельствах предпочитал выторговывать мир, лишь бы избегать бессмысленных военных походов. Но он родился слишком рано, и народ еще не осознал, что за справедливость и мир стоит платить столь высокую цену, и не понял, почему король так настойчиво добивался поддержки народной. Люди спрашивали: "На что шли доходы, десятины и ежегодные сборы, кредиты ломбардцев и евреев, если количество подачек сократилось, ристалищ не устраивали, зданий не возводили? В какую же прорву все это ухнуло?" Знатные бароны внешне смирились и нередко перед лицом крестьянских волнений волей-неволей сплачивались вокруг суверена, но терпеливо ждали своего часа, чтобы взять реванш. Удовлетворенным взором они наблюдали за агонией своего молодого короля, так им не полюбившегося. Филипп V, опередивший свое время, был одинок и так и ушел непонятым. После него остались лишь дочери; закон о престолонаследовании, который он издал себе на пользу, исключал женщин из числа претендентов на трон. Корона досталась его младшему брату Карлу де ла Маршу, не блещущему умом, зато блещущему красотой. Всемогущий граф Валуа, граф Робер Артуа, вся родня Капетингов и крамольные бароны вновь торжествовали. Наконец-то можно снова разглагольствовать о крестовом походе, вмешаться в интриги Империи, наживаться на курсе золота и с усмешкой наблюдать за трудностями, переживаемыми Английским королевством. может прописать,что во время процесса Филипп Пуатье выступал за помилование великого магистра,его не послушали,но он был "исключён" из проклятых.

Леший: Александр пишет: может прописать,что во время процесса Филипп Пуатье выступал за помилование великого магистра,его не послушали,но он был "исключён" из проклятых. Не верю я в "проклятье тамплиеров".

Александр: У меня возникла следующая мысль по Филиппу V.Его кузен Филипп Валуа был ненамного младше,а прожил до 1350 года(мог бы и дольше,но утехи с молодой женой,которую он увёл у сына и сильно его обидел,свели его в могилу раньше срока).Думаю Филипп V мог бы вполне дожить до этого времени.Это укладывается и в концепцию От избрания первого Капетинга вплоть до кончины Филиппа Красивого лишь одиннадцать королей в течение трех с четвертью веков сменили друг друга на троне, и каждый оставил после себя потомство мужского пола. наконец, на долю Франции выпадает неслыханная удача, да не одна, а целых три подряд, когда от конца XII века до начала XIV ею правили трое одаренных или даже выдающихся монархов, и каждый восседал на престоле в течение достаточно долгого срока: процарствовали они – один сорок три года, второй сорок один год, третий двадцать девять лет – так, что все их главные замыслы успели претвориться в жизнь. Три короля, отнюдь не схожие меж собой ни по природным данным, ни по своим достоинствам, но все трое на голову, если не больше, выше заурядных королей. Филипп V присоединяет Гиень и Дофине,успешно воюет во Фланндрии и становится четвёртым великим объединителем-наряду с Филиппом Августом,Людовиком Святым и своим отцом.После его смерти (возможно от чумы) ему наследует либо сын,либо племянник Филипп VI (годы жизни 1328-1392),сын его рано умершего младшего брата Карла.Думаю хорошей супругой ему была бы Бонна Люксембургская-союз с СРИ,да и вообще если бы эта первая жена Иоанна Доброго не умерла бы от чумы до вступления на престол,может и события правления Иоанна были бы другими-а так его вторая жена была лишь декорацией,король по-видимому предпочитал ей Карла Испанского).Бонна рождает Филиппу VI четырёх сыновей (как и в РИ).Вот временные рамки-1316-1392,Великая Франция XIV века,ну а уж внутри можно расписать (например значение Генеральных Штатов).А какова будет реакция Филиппа V на мятеж в Англии?Вряд ли он поддержит восстание своей сестры королевы Изабеллы Волчицы против мужа и её связь с Мортимером,но Эдуард III рано или поздно вступит на престол.Младшая же ветвь Капетингов-суетливые Валуа будут подобно своему родоначальнику гонятся по Европе за призрачными престолами Арагона,Константинополя,СРИ.Впрочем и это умные Капетинги могут употребить на пользу государства.

Александр: Посмотрел-Вы называете АИ сына Филиппа V Карлом,если так,то это Карл IV.Если же мы остановимся,что Филиппу V наследует его племянник-предлагаю называть его Филиппом VI (назван так в честь дяди,который м занимался его воспитанием вместо умершего отца,графа де ла Марша).

Олег Невещий: Вал пишет: Коллега Вы преувеличиваете... Может и преувеличиваю... но не намного. Вообще экономико-демографический кризис в Европе в XIV веке имел целый ряд объективных и субъективных причин, причем вполне возможно, что ошибки руководства и банкиров сыграли меньшую роль, чем папская булла по гонению на кошек (Иннокентий VIII но это уже XV век, но кошек считали сатанинскими зверьками и истребляли и раньше)... Леший пишет: краху финансовую систему Европы привели итальянские банкиры Они помогли кризису, который начался в начале века (имеется в виду сокращение населения и недопополнение бюджета, далее попытки достать деньги любой ценой, что привело к ещё большему кризису и т.д. по эффекту домино). Вал пишет: последние штаны в виде драгоценностей короны заложили, а дальше война кормила войну... Попытки выйти из экономического кризиса за счет соседей. ИМХО политика королей и персоналии тут вторичны на фоне климатических, демографических, эпидемеологических и экономических процессов, проходящих в Европе. А другие короли... "от перемены слогаемых сумма не меняется"

Леший: Александр пишет: Если же мы остановимся,что Филиппу V наследует его племянник Это уже две невзаимосвязанные развилки, когда продлеваем жизнь Филиппу V и даруем сына-наследника его брату. Проще уж тогда Людовика (сына Филипа V род. в 1316 г.) оставить в живых.

Александр: Леший пишет: Проще уж тогда Людовика (сына Филипа V род. в 1316 г.) оставить в живых. Согласен.Но Людовик XI не доживёт до 1392 года.Надо и ему сына придумать.Ну и племянники Филиппа V (Филипп или Карл де ла Марш II) пусть здравствуют-они не мешают,раз уж нет проклятия тамплиеров.

Вал: Олег Невещий пишет: имел целый ряд объективных и субъективных причин Безусловно. Но Франция далеко не в худшем положении чем ее соседи. Олег Невещий пишет: Попытки выйти из экономического кризиса за счет соседей. Коллега никто не знал какой размах примет война, говорить что англичане хотели всего лишь пограбить неверно. Эдуард шансы на получение короны Франции оценивал весьма оптимистично и даже пытался прекратить мародерство "своих" владений, разумеется это было в начале похода... Но здраво оценив возможности на континенте англичане быстро перешли к опустошительным набегам, содержать армию на одном жаловании, что было определенной инновацией, увы не получалось, а размер претензий дошел до трети территории (после Пуатье).

Леший: Александр пишет: Надо и ему сына придумать Зачем? Наиболее оптимальный вариант, ПМСМ, это именно продление срока жизни Филиппу V.

Маруся: Леший пишет: продление срока жизни Филиппу V А если сразу Красивому, лет на 20, чтоб Эдвард II успел страну дорулить до визита волшебного пушистого зверя песца (ибо готовить Зеелёве у себя под боком Филипп ни дочке, ни кому другому не даст:)

Олег Невещий: Вал пишет: не в худшем положении чем ее соседи Особой разницы не было. И там и тут экономический кризис череватый крахом. Вал пишет: даже пытался прекратить Ключевое слово "пытался". ИМХО попытка была изначально обречена на провал.

Вал: Олег Невещий пишет: И там и тут экономический кризис череватый крахом. И война предоставилась из него выходом? Представляю себе Эдуарда составляющего бизнес-план... Коллега в начале правления первого Валуа ситуация практически нормализовалась, одно то что довольно спокойно была проведена смена династии и поход на Фландрию это показывает. Англичане подобным похвастаться не могли. Олег Невещий пишет: Ключевое слово "пытался". Именно ключевое. Он действительно верил в возможность присоединения ряда феодалов и провинций, более того изначально была ставка на блицкриг и решающее сражение, для этого достаточно посмотреть на подготовку англичан и на начальный период войны. Это не обычная англо-французская война в виноградниках Аквитании.

Олег Невещий: Вал пишет: Англичане подобным похвастаться не могли. Для этого и атаковали. Вал пишет: Он действительно верил Но зря. В принципе англо-французской войны могло бы и не быть, но условия темы Леший пишет: бурный взлет Французского королевства в конце XIII - начале XIV То есть продолжение взлета, всё равно бы не произошло. "Крылья Франции подрезали" не короли или министры, а кризис (климатический, экономический и демографический)...

Sergey-M: Олег Невещий пишет: климатический, экономический и демографический без войны они прошли бы намного легче.Собсвенно финасвого кризиса во франции до войны и не было - денье весьма стабильно, но за неск-ко лет войны обесценивался в разы.

Faergal: Sergey-M пишет: но за неск-ко лет войны обесценивался в разы. В многоооо раз, но при "Железном" гос. усилено портило монету, корни в этом.



полная версия страницы