Форум » Античность » Друз удачно продолжает реформы в 91 г. до н.э. » Ответить

Друз удачно продолжает реформы в 91 г. до н.э.

TimTim: В 91 году до нэ небольшая группа решительных, умных, талантливых, хитрых и не брезгующих никакими средствами аристократов попыталась сосредоточить в своих руках власть в Римской Республике и провести комплекс реформ, которые бы лучше, по их мнению, приспособили Рим и Италию к тому, чтобы быть центром мировой державы. Смерть лидера их остановила в самом начале. А если бы они всё-таки попробовали - получилось бы? «Когда я собирался, милый Квинт, записать и привести в этой третьей книге речь Красса, то, понятно, горечь воспоминания оживила во мне старую и тяжелую печаль. Ибо не прошло и десяти дней после описанного в этой книге, как Луций Красс, с его поистине бессмертным дарованием, с его доблестью, с его благородством, был унесен неожиданной смертью. Когда он вернулся в Рим в последний день сценических игр, его потрясло известие, что Филипп произнес в народном собрании речь и достоверно заявил, что должен искать более разумного государственного совета, ибо с теперешним сенатом он не в состоянии управлять республикой. Утром в сентябрьские иды с толпой сенаторов Красс явился в курию, где Друз созвал заседание сената. Там Друз, выступив с подробной жалобой на Филиппа, доложил сенату, как этот самый консул жестоко нападал в своей речи перед народом на сенаторское сословие. И хотя после всякого сколько-нибудь подготовленного выступления Красса почти всегда казалось, что он никогда в жизни не говорил так хорошо, однако тут все единодушно согласились, что если Красс всегда превосходил всех остальных, то в этот день он превзошел самого себя. Он оплакивал горькую участь осиротелого сената, где наследственное достоинство отымает, подобно нечестивому грабителю, тот самый консул, который обязан быть сенаторам добрым отцом и верным попечителем. Филипп, будучи человеком неистовым, речистым и, главное, готовым к отпору, не стерпел, когда Красс подступил к нему с огнем своих слов; он вспыхнул гневом и хотел обуздать Красса, взыскав с него пеню под залог. Однако Красс, говорят, тут же произнес вдохновенную речь, воскликнув, что не признает своим консулом того, для кого он сам не сенатор: — Что же, раз ты счел залоговым имуществом права всего моего сословия и урезаешь их перед лицом римского народа, ты думаешь напугать меня этими залогами? Не имущество мое надо тебе урезать, если хочешь усмирить Красса: язык мой тебе надо для этого отрезать! Но даже будь он вырван, само дыхание мое восславит мою свободу и опровергнет твой произвол! А затем, как известно, со всею мощью своей страсти, ума и дарования Красс продолжал говорить и говорить; и его заявление, единогласно поддержанное сенатом, прекрасно и убедительно гласило: "римский народ не должен сомневаться в том, что сенат всегда неизменно верен заботе о благе республики". Точно лебединой песнью звучал вдохновенный голос Красса в его речи; и нам казалось, мы ее еще услышим, когда после гибели его пришли в курию взглянуть на то место, на котором стоял он в последний раз. Мы знали, что во время речи он почувствовал боль в груди и весь покрылся потом; его стало знобить, он вернулся домой в лихорадке и на седьмой день скончался от воспаления легких». Цицерон, «Об ораторе» Итак, сентябрь 91 года, высший накал противостояния между двумя группами римской знати, в 91 борьба шла за реформы, проводимые законами Друза. Стороны: с одной стороны – группа реформаторов, во главе с почтенным старцем М. Эмилием Скавром и ораторами Л.Крассом и Антонием (величайшие ораторы Рима, с этой парой могли сравниться только Гортензий и Цицерон, первые ораторы следующего поколения), также в неё входят многие другие аристократы – Юлии Цезари (в том числе консул 91 года С.Цезарь и Л. Цезарь, избранный консулом на 90 год), Муции Сцеволы (Сцевола Понтифик, друг и родственник Красса), Аврелии Котты, другие Крассы (П. Лициний Красс), Кв. Лутаций Катул, новый человек Т.Дидий, известный Л.Корнелий Сулла, молодой и талантливый оратор Сульпиций Руф и многие другие знатные люди – у реформаторов большинство в сенате. Старик Гай Марий, оказавшийся в почётной отставке, до сих пор сохраняет связи со многими из этой группы, его сын женат на дочери Красса. Реформаторы действуют через молодого М.Ливия Друза, народного трибуна 91 года, выступившего с программой реформ. Главный закон Друза – о пополнении сената 300 всадниками, о передаче судов сенаторам, о раздаче всех оставшихся неподелёнными земель в Италии и о хлебных раздачах – уже принят. Начато распределение земли. В сентябре Друз выносит на обсуждение закон о предоставлении гражданства всем общинам италийских союзников. Вожди союзников, первый из которых марс Кв. Поппедий Силон, заключили личный союз с Друзом и поддерживают его закон. К сентябрю принят и другой закон Друза, о добавлении в римскую серебряную монету 1/8 меди, то есть о девальвации. Видимо, это попытка увеличением денежной массы в обороте реагировать на надвигающийся «мировой экономический кризис», который в РИ в 90-89 вызвал войны в Италии и Малой Азии, отделение Верхнего Египта, восстание в Александрии и гражданскую войну в Нижнем Египте и «смутное время» в Парфянском царстве. Реформаторам противостоят «оппортунисты», не согласные с проведением реформ, во главе их стоят энергичный консул 91 года Луций Марций Филипп и претор 91 года, бывший лучший друг а ныне злейший враг Друза, Квинт Сервилий Цепион. Также за них стоят Домиции Агенобарбы, Валерии Флакки, Перперны, П.Рутилий Луп, избранный консулом на 90 год, вероятно, Г.Помпей Страбон и другие. Их поддерживают всадники, недовольные потерей судебной власти, и аристократия Этрурии и Умбрии, не желающая уравнения в правах со своими крепостными. Власть разделена примерно пополам между соперничающими группами: и в 91, и в 90 по одному консульству достаётся «реформаторам» и «оппортунистам». После принятия закона Друза борьба идёт за его отмену (приостановление сенатом и отмену народным собранием) и за принятие его закона о гражданстве. РАЗВИЛКА: в первых числах сентября заболевает Луций Марций Филипп, консул, отчаявшийся добиться отмены законов Брута в сенате и обратившийся за поддержкой к народу. В решающем заседании сената 13 сентября, созванном Друзом, Филипп ещё участвует, лёжа на носилках, но может только слабо возражать Крассу. Красс произносит одну из лучших своих речей, с лёгкостью торжествует над противником, добивается, как в РИ, постановления сената против Филиппа и при этом не перенапрягается и остаётся жив и здоров. Ну и поехали. Сентябрь 91. Консул Филипп больше не выходит из дома и 20 сентября умирает. По Городу тотчас начинают распространяться слухи об его отравлении и о том, что за смертью консула стоят союзники, уже пытавшиеся убить консулов в начале года, на Альбанских играх. Другие слухи обвиняют в смерти консула Друза. Цепион добивается в сенате назначения расследования и каждый день произносит речи против Друза. Однако через несколько месяцев расследование заканчивается, не приведя ни к чему. Обвинение никто никому не предъявил. Похороны Филиппа превращаются в грандиозную демонстрацию римского плебса против Друза и союзников. Страсти на улицах накаляются, начинаются стычки между римлянами и союзниками, пришедшими в Города для поддержки проекта Друза. Друз вынужден отступить. Он объявляет, что внесёт в проект те изменения, которые предложат сенат и народ. Октябрь 91. В Риме уже некоторое время находится Никомед IV Вифинский, изгнанный из страны своим братом – ставленником Митридата Понтийского, Сократом Хрестом. В августе речь перед народом за восстановление Никомеда на престоле произнёс молодой Кв. Гортензий, восходящая звезда римской риторики (РИ). Однако сенат откладывал решение. В сентябре речи за Никомеда перед народом произносят Котта, Сульпиций, потом и сам Антоний! В начале октября почти одновременно происходит два события. Первое – сенат, созванный консулом Цезарем, принимает Никомеда, выслушивает его рассказ об обидах, нанесённых Митридатом Вифинии и римлянам и, по предложению Красса, решает объявить Митридату войну! Друз тут же вносит законопроект об избрании народом специального командующего против Митридата. Через несколько дней Друз публикует исправленный законопроект о предоставлении гражданства союзникам. В проекте он оставляет только два пункта: предоставление гражданства лично тем союзникам, которые прослужат десять кампаний в римской армии и предоставление гражданства тем общинам союзников, которые выставят на свой счёт одного добровольца из каждых десяти граждан на войну с Митридатом и будут содержать их всю войну. Консул Цезарь объявляет, что назначает на декабрь выборы цензоров, так как их избрание требуется для исполнения закона Друза – составления нового списка сената. Италийские цены, начинает лихорадить, цены на раздаваемую бесплатно землю падают, прочие же растут из-за девальвации, особенно дорожают импортные товары, покупаемые на полновесные иностранные деньги. Ноябрь 91. Народ с энтузиазмом голосует за назначение Мария командующим в войне с Митридатом. Марий, оживлённый и как будто помолодевший, в торжественной речи перед народом после избрания обещает посвятить пятую часть военной добычи Марсу Ультору, а на половину оставшейся провести десятидневные игры в честь Геркулеса. Закон Друза о гражданстве также принят, хотя и с небольшим перевесом голосов. Часть союзников отвернулась от Друза, в Самнии и Лукании начинаются тайные переговоры между общинами о дальнейших действиях. Однако марсы, пелигны, френтаны, марруцины и пицентинцы, возглавляемые Силоном, Вентидием, Лафрением и Видацилием, радостно приняли закон и спешат в свои общины чтобы выставлять требуемое по закону для получения гражданства число добровольцев. Декабрь 91. Выборы цензоров. Под председательством консула Цезаря избраны Квинт Лутаций Катул и Квинт Муций Сцевола Понтифик: Катул – союзник группы Скавра, и, во всяком случае, не друг Цепиону, Сцевола - друг Красса. Это большая победа «реформаторов», которая ощутимо смещает политический баланс в Республике в их пользу. Цепион ворчит, мол, плебеи надеются, что новые цензоры будут издавать эдикты о нравах в стихах, намекая на эротические стишки Катула. Выборы народных трибунов, Друз опять выставил свою кандидатуру и избран в трибуны во второй раз. 90 год Январь. Во время набора восточной армии италийские общины выставили 40 000 добровольцев, всего набрано около 60 тысяч человек пехоты – 10 полных легионов, из Африки и Испании прибыла конница. Марий, узнав об этом, сначала заявляет друзьям, что половину людей нужно оставить в Италии, но после встречи со Скавром и Крассом в сенате об этом не просит, а просит подтвердить полномочия его легатов, отправляющихся в Грецию, Иллирию, на Сицилию и в Массилию, чтобы собрать достаточно кораблей для перевозки стольких солдат. Марий делается вдруг мрачен и ворчлив. Друз предлагает закон о выводе 10 колоний в Африку, Галлию и Испанию. Его цель – успокоить недовольство италиков, не получивших гражданство, и по возможности избавиться ещё хотя бы от части их беспокойной молодёжи – все записанные в колонисты становятся римскими гражданами. На заседании сената Цепион произносит речь, обвиняя Друза в том, что тот хочет записать в римляне греков, галлов, испанцев греков и вообще кого попало, чтобы захватить власть, сделав толпы новых граждан своими клиентами. Друз в ответной речи говорит, что римлянином делают не рождение, а доблесть (virtus) и благочестие (fides) и перечисляет многих сенаторов, чьи предки пришли в Рим как перегрины и были приняты в граждане. Цепион предлагает ему тогда принять в граждане всех египтян – они, говорят, очень благочестивы… В Городе эту перепалку передают в общем так, что Друз признал обвинения Цепиона, городской плебс недоволен. Цензоры составляют и оглашают новый список сената. Скавр остаётся принцепсом сената. Очень ожидаемо, 300 новых сенаторов, избранных по закону Друза из всадников, в основном сторонники и клиенты Скавра и Красса. Февраль. В Рим прибывают послы Митридата с просьбой о мире – царь готов идти на уступки, говорят они. По предложению Красса послов не выслушивают в сенате и отправляют обратно – Рим достаточно выслушал лживых речей Митридата, теперь в Азии Марий будет с вами говорить мечом. Весна. Флот Митридата пытается с баз в Вифинии противодействовать римским операциям, но на сражение не решается и отступает в Чёрное море. Армия Мария высаживается в Азии (Силон, Вентидий, Азиний, Лафрений, Видацилий командуют легионами союзников). Главные силы Мария идут в Вифинию, корпус легата Аквилия – в Каппадокию, занятую войсками Тиграна Армянского. Аквилий стремительно вступает в страну и, игнорируя посланников царя, начинает боевые действия. В Риме растёт число должников и банкротств – цены растут, поднимается плата за съём жилья. Консул Луп издаёт эдикт об отсрочке выплаты долгов, консул Цезарь налагает на него вето. После перепалки консулов в сенате и последующего голосования по вопросу о моратории (415 на 110 голосов в пользу Цезаря) Луп в сердцах бросает, что если бы консул Филипп был жив и увидел новый сенат, он бы даже не стал жаловаться народу, а сразу бы увёл народ от такого сената на Священную гору, а может, и куда подальше. Закон Друза о выведении колоний принят. Вопреки ожиданиям, самниты и луканы, да и вообще союзники, не слишком охотно записываются в колонисты. Цены на иностранные товары, включая и сицилийский и африканский хлеб, настолько поднимаются, что консулы созывают сенат и ставят на обсуждение вопрос – что делать. Сенат поручает квесторам разобраться и представить доклад через месяц. В новом сенате господствует небольшая группа консуляров и цензориев во главе со Скавром. За их предложения голосует большинство новых сенаторов (слова им обычно всё равно не дают). Лето. Друз пытается укрепить свою пошатнувшуюся популярность и бросается помогать должникам. Он мечется по Риму, защищая должников от суда и накладывая вето за вето на вызовы суд и на взыскания. Он выдвигает закон о трёхлетнем моратории на выплату процентов и сокращение основного долга должников от половины до четверти, в зависимости от суммы. Голосования за закон откладываются, сначала из-за затяжек сената в предварительном одобрении, потом из-за противодействия понтификов, которые изменяют календарь и делают некомициальными несколько дней подряд. Марий в Азии легко очищает Вифинию, Сократ Хрест отступает с небольшими силами в Пафлагонию. Марий оставляет большие гарнизоны в Азии и Вифинии и с 5 легионами и конницей идёт за Сократом. Стратеги Митридата с значительной армией, соединяются с силами вифинцев и встречают Мария в Пафлагонии. Римская армия побеждает, Сократ Хрест погибает во время бегства. Аквилий легко очищает Каппадокию от армян и понтийцев и готовится наступать на север, на Понт. Сенат выслушивает доклад квесторов о росте цен на иностранные товары. Те докладывают, что причина – упавший обменный курс. Римское серебро, отчеканенное в 91 году, принимают по более низкому курсу. Сенат по предложению Скавра назначает посольство из трёх человек на восток для того, чтобы убедить греков прекратить хулиганить и принимать римские деньги как раньше. По жребию в послы попадает Цепион. На следующий день консулы Юлий Цезарь и Рутилий Луп публикуют проект закона о том, чтобы римская монета в римских провинциях принималась всеми по старому курсу к греческой. Закон вскоре принят комициями, так что послы уезжают уже с его вступившим в силу текстом. Колонии по закону Друза торжественно основаны, земля выделена, города строятся. Осень. Выборы консулов на 89 год, задержавшиеся из-за махинаций понтификов. На выборах председательствует консул Л.Цезарь. В консулы избраны Гай Юлий Цезарь (сторонник «реформаторов», отец РИ - великого Цезаря) и Гай Перперна (от "оппортунистов"). Друзу на улицах открыто угрожают кредиторы, его везде сопровождают 300 должников с палками. После столкновения во время исполнения судебного решения, когда кредитор-новый сенатор Квинт Цецилий хватает должника и ведёт в долговую тюрьму вопреки вето Друза, происходит свалка, Друз обвиняет сенатора в нарушении неприкосновенности трибуна. Передают слова Цецилия: «Значит, народному трибуну мне по морде съездить дозволяется, а я ему в ответ не моги?» Он обращается к Крассу и Антонию за поддержкой, но те отказываются участвовать в обвинении. Неожиданно его поддерживает консул Луп. В защиту Цецилия в суде выступает друг Помпония, племянника обвиняемого, молодой Марк Туллий Цицерон. Суд, составленный теперь по закону Друза из сенаторов, оправдывает Цецилия. Передают слова Друза к друзьям после объявления вердикта присяжных: я навлёк на Рим эту болезнь, я должен её вылечить. Наконец, трибутные комиции для голосования за закон Друза удаётся провести. В начале голосования трибун Папирий Карбон Арвина, коллега Друза, накладывает вето на проведение собрания. Друз, подобно Гракху, назначает на следующий день новые комиции для отрешения трибуна от должности. Консул Луп объявляет народу, что не допустит беспорядков на завтрашних комициях. Вечером Друз уходит к себе в спальню, следующим утром его находят мёртвым. Народный трибун Квинт Варий Север при поддержке консула Лупа пытается всё же провести комиции, но консул Цезарь, явившись на форум в сопровождении толпы кредиторов, запрещает им это, сославшись на неблагоприятные знамения. Варий и Луп, оценив настроение толпы, не идут на обострение. Всё же Варий на следующий день выдвигает проект закона о долгах, слово в слово повторяющий закон Друза. Однако день для голосования Варий так и не назначил из-за отказа сената в одобрении закона. В следующие дни слезам, речам и обвинениям, бросаемым друг другу римскими политиками не было числа. Самой памятной была знаменитая речь Красса на похоронах, ныне известная как «Речь о великом гражданине» («О квириты, будет ли когда-либо у нашего государства гражданин, подобный Друзу?»). Конница главной армия Митридата, возглавляемая сыном царя Аркафием, атакует римскую армию при переправе через Галис. Идущие в авангарде легионы марсов и пицентинцев храбро отбивают атаку, римлянам удаётся закончить переправу. Аркафий пленён. Марий награждает дубовой «гражданской короной» Попедия Силона, отбросившего врага во главе передовой когорты марсов. Римляне и понтийцы несколько дней стоят лагерем друг напротив друга. Когда Митридат отправляет часть конницы, чтобы остановить подходящую с юга армию Аквилия, Марий выводит армию и атакует понтийцев. Армия Митридата разгромлена, её остатки отступают к Синопе. Снова союзники дерутся не хуже римлян, центурион марруцинов, первым взобравшийся на вал понтийского лагеря, получает от Мария венок за взятие вала. Марий не идёт на Синопу и уходит вместе с Аквилием зимовать в Вифинию. На сходках он обращается к союзникам «граждане». Декабрь. В народные трибуны избраны Варий – повторно, Гней Папирий Карбон – снова после перерыва, неожиданно – «крикун» Квинт Серторий (сторонник Цепиона). Со стороны «реформаторов» избраны Валерий Флакк Арвина и Аврелий Котта. 89 год. Январь-февраль. 1 января сенат собирается и по предложению Красса принимает решение, что все сенаторы добровольно дадут тем своим должникам, кто не в состоянии выплатить долг, полугодовую отсрочку без начисления процентов. В следующие дни цензоры своим эдиктом призывают всех кредиторов последовать примеру отцов. Трибуны Варий, Карбон и Серторий кричат на каждом углу, что сенаторы хотят обмануть граждан, и что нужен не мораторий, а долговой закон, но большой поддержки не получают. Многие всадники в следующие дни торжественно объявляют, что поддерживают отсрочку. Долговой вопрос на некоторое время снимается с повестки дня. Речь Красса в сенате «О согласии граждан» по предложению Антония выбита на медной доске и навечно выставлена на Рострах. Цензоры проводят люстр и слагают полномочия. По переписи граждан насчитано около 420 000 человек. Союзников по закону Друза в граждане пока не записывают, так как война с Митридатом не закончилась. Вскоре после этого Сцевола Понтифик избран верховным понтификом. Неожиданный налёт отряда понтийского флота и пиратов на Византий, часть римских судов сожжена в гавани. Весна. Трибуны Котта и Арвина выдвигают «тройной закон» - о бесплатной раздаче хлеба, об общественных работах за публичный счёт (постройка нового акведука, ремонт дорог и стен Рима) и добавлении в серебро ещё 1/8 части меди, доведя «официальное» содержание меди в римской монете до одной четвёртой. Обосновывают это тем, что так количество денег в обращении увеличится и бедные граждане смогут легче расплатиться с долгами после окончания моратория. Закон принят. Вскоре для его выполнения наместники облагают общины провинций Сардинии, Африки и Азии натуральным хлебным налогом. «Женские суды». Начинаются сразу два судебных процесса по обвинению в убийстве Друза. В одном из процессов обвинителем выступает Корнелия, мать Друза, и обвиняет в убийстве его жену Сервилию (сестру Цепиона), она будто бы боялась развода из-за своей неверности. В другом процессе Сервилия - обвинитель, она обвиняет в убийстве мужа… его друзей, Аврелия Котту и Сульпиция Руфа. Сервилия утверждает, что когда Друз стал защищать должников, его бывшие друзья, связанные со многими влиятельными кредиторами, попытались отговорить его, а не сумев остановить словами – решили убить. На стороне Корнелии в обвинении участвуют Красс и Антоний. В отсутствие Цепиона и без Филиппа их противники в отчаянном положении – на их стороне нет ни одного оратора, могущего сравниться не то, что с великой парой, а даже с любым из их молодых учеников. Гортензий по просьбе Катула остаётся в стороне. Сервилию защищают Децим Юний Брут и Публий Корнелий Цетег – лучшее, что могли выставить реформаторы. Те же двое выступают обвинителями в другом деле Сервилии. А там обвиняемые Котта и Сульпиций скромного говорят, что они обратились за защитой к Крассу, Красс занят в другом процессе, но он тоже задет обвинением, так что он не мог и отказать… и посоветовал им взять в защитники свою старшую дочь, Лицинию! И они согласились! Скандал совершенно небывалый. Публика в ажитации. Консул Перперна даже созывает сенат, но там принцепс Скавр, говорит, мол, ну што мы можем шделать, увашаемый консул, конечно вызов нашим добрым нравам небывалый, но цензоры, как нашло, уже сложили полномочия, теперь, выходит, этих молодых безобразников и на место поставить некому. Разве што одна надежда ешть, что вот муж её, негодяйку, на суд не пустит. Ты вот с ним лучше поговори, вот он сидит, эй, Назика! –ты гляди, ржёт как конь, негодяй, никакого к нам, отцам поштения… Даже на предварительные заседания судов толпа собирается такая, что на Форуме становится тесно. Оба дела тёмные и запутанные, вскрывается много домашних тайн, толпа слушает все выступления, как заворожённая, между прочим, Лициния как оратор имеет большой успех, но в конечном счёте ни одно из обвинений не оказывается для судей убедительным. Все обвиняемые оправданы. Марий с главными силами идёт на Синопу, и осаждает город, в котором находится царь с главными силами армии и флота. Вторая римская армия под командованием Аквилия идёт на Амис, опустошая страну. Тигран не даёт послам Митридата отказа в поддержке, но и не выступает на войну. В Рим возвращается посольство Цепиона. Цепион рассказывает, что греки чрезвычайно недовольны, терпят убытки и принимать новую римскую монету наравне со своей не хотят (хотя магистраты везде заверили послов в полной лояльности). «Вы неправильно поняли киников, римляне, они говорят, что деньги – дерьмо, а не что деньги можно делать из дерьма», заявили послам в Афинах. Лето. Смерть Скавра. Красс – новый принцепс сената. Выборы консулов на 88 год. Более десяти кандидатов участвовало в кампании, яростная борьба между ними, предвыборные обещания и подкуп избирателей вышли за все мыслимые границы приличного и разумного. Первым консулом избран блестящий оратор Г. Юлий Цезарь Страбон Вописк, вопреки сопротивлению трибунов, которые протестовали на том основании, что Страбон не был претором. Однако консул Цезарь, сам выдвигавшийся с нарушением закона, объявил Страбона консулом. Вторым консулом избран Квинт Помпей Руф, тоже сторонник Красса. Власть и влияние «реформаторов» в Городе, кажется, никогда не были так велики. Проигравшие выборы кандидаты Луций Корнелий Сулла и Гней Помпей Страбон обвиняют консула Цезаря Страбона (а Помпей ещё и второго избранного консула Руфа) в подкупе. Суд оправдывает консулов. Синопа взята ночным штурмом, Митридат с частью армии бежал на кораблях. Шквал разметал понтийский флот, царский корабль остается один. Под Амисом корабль Митридата перехватывают солдаты Аквилия на лодках, царь бросается в море, чтобы избежать плена. Его плащ и диадема доставлены Марию, проконсул ворчит: «Жаль, что у этого царя хватило храбрости избежать моего триумфа». После смерти царя понтийские города сдаются римлянам. Тигран вторгается в царство с востока и разбивает Махара, сына Митридата, пытавшегося продолжать сопротивление. Марий, используя широкие полномочия, полученные по закону, сам распоряжается судьбой понтийского царства. Он собирает с Понтийского царства большие контрибуции, объявляет греческие города свободными, западную часть царства отдаёт Никомеду Вифинскому, Коману присоединяет к Каппадокии, царём восточной части ставит Артавазда, сына Тиграна и Клеопатры, дочери Митридата, признаёт Митридата, сына Митридата, царём Боспора, Малую Армению отдаёт Тиграну, Колхиду – Тиграну Молодому, сыну Тиграна. Осень. Триумф Мария, в котором проводят сыновей Митридата Аркафия и Махара. В сенате к Марию официально обращаются с когноменом Гай Марий Виктор (Победитель). «Почему не «Великий»? – спрашивает Марий – «Великих в Риме было много, а Марий один – отвечает Красс. Геркулесовы игры, обещанные Марием, проведены при большом стечении народа, овации Марию каждый день надолго задерживают открытие. Сенат, однако, затягивает ратификацию распоряжений Мария. «Ты раздал царям земли, завоёванные римским войском» - говорит в сенате Марию избранный консул Страбон. «Пойди и отбери их, мальчик, если тебе не нравится», - отвечает Марий. Становится известно, что сын Митридата Аркафий избежал смерти после триумфа, его держит в своём доме под защитой трибун Серторий. Ходят слухи, что трибун Котта собирается обвинить Мария в получении взятки от Тиграна. Возмущённый Марий выступает перед народом с жалобами на сенат на сходке, созванной трибуном Варием, но прямо во время речи теряет сознание и через два дня умирает. Мария хоронят на государственный счёт, сенат решает поставить конную статую Мария Виктора на Форуме. Большие трофеи, привезённые солдатами Мария, вызывают заметный рост цен в Риме. Только цены на рабов остаются низкими из-за поступления десятков тысяч понтийских пленных на рынок. Декабрь. В народные трибуны избран сторонник реформаторов Сульпиций Руф, также избран Марий Гратидиан, родственник Мария. 88 год. Январь-февраль. Консул Страбон Вописк предлагает закон о новой грандиозной колонизации. Предлагается вывести по 5 колоний римских граждан и по 5 колоний латинского права на Сицилию, в Африку, в Испанию, в Галлию, в Азию. В проекте прямо говорится, что в колонисты могут записываться все италики, а в латинские колонии – транспаданцы. Для финансирования выведения колоний предлагается повысить налоги в провинциях. Цепион кричит на улицах, что он давно предупреждал, что новые повелители Рима хотят вывезти из Города граждан в леса и пустыни на краю света и заменить их на своих отпущенников. В феврале закон Страбона принят. Многие италики записываются в колонисты. Новые налоги поспешно проданы сенатом на откуп нескольким вновь созданным товариществам всадников-откупщиков. Должники, с которых опять начали взимать долги, осаждают трибунов, прося защиты. Сульпиций выдвигает закон о том, что те, кто работает на общественных работах, должны иметь право на дальнейшую отсрочку выплат. Консулы против закона. Консул Страбон просит сенаторов дать трёхлетнюю отсрочку тем должникам, кто записывается в колонисты. Никакое решение не принято. Весна. Так как сенат так пока и не ратифицировал распоряжения Мария, трибун Сульпиций предлагает закон об обращении завоёванного Понтийского царства в провинцию римского народа и взимании с царей, владевших частями царства, собранных ими налогов. Налоги от новой провинции и деньги от царей должны быть направлены на погашение процентов должников. Трибун Марий Гратидиан выступает против закона, говоря, что будет святотатством нарушить слово, данное Марием от имени Рима. Сульпиций обвиняет Гратидиана в получении подкупа от делегаций греческих городов Понта, объявленных Марием свободными (по проекту Сульпиция свобода им не положена, они должны войти в провинцию). Сенат высылает греческих послов из Города. Начинается вывод колоний по закону Страбона, вызвавший сильное недовольство общин на Сицилии, чьи земли были переданы колонистам. Лето. На Сицилии обостряются столкновения греческих городов с прибывающими римскими колонистами, неожиданно в мае они перерастают в восстание греческих городов против Рима. Собравшиеся в Сиракузах греки объявляют о создании Эллинской лиги. Недовольство греков, терпящих большие убытки римской девальвации, обложенных растущими налогами, видящих рост римских колоний рядом со своими городами, теряющих свободу, перерастает в решимость защищаться. Очень скоро к Лиге присоединяются Афины и Массилия, вслед за ними – Фивы, Спарта и другие полисы Пелопонесса, большинство городов римской Азии и греческие полисы Понта, в июне в Лигу входят Кизик и Византий, города Киренаики и, наконец, Родос. Панэллинская лига объявляет столицей Афины, там собирается Совет Лиги – по два члена Совета от каждого полиса, по пять от больших городов – Массилии, Сиракуз, Афин, Милета, Эфеса и Родоса. Лига поспешно создаёт флоты и армии: на Сицилии, в Греции, в Азии. Лига направляет в Рим ультиматум: Республика должна признать все эллинские города свободными. Никаких налогов и податей. Никакого союза. Республика и Лига отныне две совершенно равных – и разных – страны. Иначе – война. В Риме Сенат единогласно отвергает ультиматум. Война начинается!

Ответов - 3

Den: Эллинская война вместо Союзнической. Забавно. Проды!

Вал: TimTim пишет: наконец, Родос Сомнительно. Давний союзник Рима в регионе. TimTim пишет: На Сицилии обостряются столкновения греческих городов с прибывающими римскими колонистами Вполне возможно и восстание рабов, там всегда была пороховая бочка, а тут обстановка хаоса как фитиль.

Александр: Ну предсказание о 7 консульствах Мария так и не исполнилось, умер раньше. А его сын наверное должен дело продолжать Гай Марий Младший? Почему про него ни слова?



полная версия страницы