Форум » Античность » Мир Аэция Византийского » Ответить

Мир Аэция Византийского

georg: Флавий Аэций, будущий последний великий полководец Рима, родился в 390 году в Дуросторуме на нижнем Дунае, где его отец Гауденций командовал римскими войсками в качестве дукса Мезии. Позднее Гауденций выступил в составе армии Феодосия Великого против Евгения и Арбогаста, участвовал в битве на Фригиде, а по смерти Феодосия остался на Западе под командой Стилихона. Известно что Гауденций участвовал в экспедиции Стилихона в Африку против мятежного Гильдона, в 398-399 годах был комитом Африки, затем был оттуда отозван Стилихоном, позднее сражался в Галлии под командованием Констанция, получил чин магистра конницы, и наконец в 425 году, встав после смерти Гонория на сторону Иоанна, был убит в Арелате восставшими солдатами вместе с префектом претория Галлии Экзуперанцием. Проанализировав его карьеру на Западе, можно сделать вывод, что его там отсутствие не внесло бы значительных изменений в ход событий – ни разу Гауденций не сыграл там «незаменимой» роли, и не будь его, у Стилихона и Констанция нашлись бы под рукой не менее толковые офицеры. В то же время возникает вопрос – каковы были бы результаты жизни и деятельности Аэция, если бы он служил не разваливающейся Западной (где ему приходилось всю жизнь заниматься «затыканием дыр»), а начинающей успешно развиваться Восточной империи? Итак, предположим что перед последним походом Феодосия Великого Гауденций заболел, или получил рану, и не смог принять участие в походе, так и оставшись дуксом в Мезии. Первое с чем столкнется Гауденций, оставшийся на Востоке – это мятеж Алариха, и учитывая незначительность имеющихся в его распоряжении сил, Гауденций не сумеет воспрепятствовать движению вестготов на Константинополь, а затем, когда Руфин договорится с Аларихом, в этом и не будет необходимости. Зато в следующем же году отец Аэция как дукс Мезии «оказавшийся в нужное время в нужном месте», получит чрезвычайно важное значение – через него пойдут все сношения империи с гуннами. Гауденцию приходилось вести с ними переговоры на Западе, и нет сомнения что он не хуже справится и на Востоке. Ульдин как и в РИ станет союзником империи, и именно под его угрозой Аларих покинет Иллирик и перебазируется в Савию, уйдя с территории Восточной империи. В 400 году именно Гауденцию и никому иному придется вести гуннов Ульдина против отступившего от Константинополя Гайны. Разбив руками гуннов Гайну, отослав его голову в Константинополь и окончательно ликвидировав готскую угрозу на Востоке, Гауденций обеспечит себе блестящую карьеру – в перспективе его однозначно сделают командующим одной из северных армий – магистром Фракии или магистром Иллирика. Поскольку с 410ых годов за гуннов отвечает магистр Иллирика, скорее всего именно там Гауденций и получит командование. Правда карьерные успехи для Гауденция будут омрачнены одним обстоятельством – никому иному как именно Гауденцию придется отдать сына в заложники гуннам. Но это ему пришлось сделать и в реале. По смерти Аркадия Гауденций как магистр Иллирика укрепляет северные рубежи, строит крепости и формирует Дунайскую флотилию, как это и в РИ делалось в регентство префекта Антемия. Наконец к 415му году, как и в РИ, уже возмужавший Аэций возвращается к отцу, и как и в РИ – отлично изучившим обычаи и способы войны гуннов. Таким образом блестящая карьера Аэцию на Востоке обеспечена. Для ее подкрепления женим Аэция в этом мире на дочери другого выдающегося военачальника времен Феодосия II – гота Плинты, магистра Фракии и консула 419 года. Здесь Плинте и Гауденцию придется воевать бок о бок, так что зело вероятно формирование близких отношений, которые и закрепляются браком детей. В РИ дочь Плинты стала первой женой Аспара, но здесь алану придется подыскать другую супругу.

Ответов - 35, стр: 1 2 All

Леший: georg пишет: Долго думал над "исходом". Климат в Сахаре тогда был куда мягче современного (хотя быть мягче ему уже совсем не долго осталось), и конница и колесницы гарамантов шастали до берегов Нигера без проблем, тогда как уже при арабах провести через Сахару конную армию стало за гранью реальности. А Сахель похоже был еще саванной. Georg, а зачем вандалам тащится за тридевять земель на Нигер, если рядом есть куда более подходящий Марокко?

Ivto: Леший пишет: Georg, а зачем вандалам тащится за тридевять земель на Нигер, если рядом есть куда более подходящий Марокко? Да там, вроде, если прибрежной полосой пробиваться, то опять через ромейские владения придется это делать. А если в обход, через пустыню, то по ней слишком большой крюк давать придется, вряд ли войско, да еще с семьями, сможет его осилить. А на Нигер и Вольту выходят, хоть и через пустыню, но напрямую, намного более короткой дорогой, да и с базой в оазисах среди пустыни, которые захватили уже перед этим.

georg: Ivto пишет: Да там, вроде, если прибрежной полосой пробиваться, то опять через ромейские владения придется это делать. Угу. Мавританию Тингитану и Мавританию Цезаренсис контролирует Майориан, магистр Испании.

georg: Сорри, коллега, не заметил ваш комментарий, ускакав на следующую страницу. Den пишет: А территории? В РИ согласно Приску Аттила получил современную Сербию. Это когда??? Это как раз в 447. И причем тут РИ? И даже Томпсон, утверждавший что Аттила априори "одним махом семерых побивахом", и обвинявший Маркиана в "безрассудстве" за отказ платить дань, и тот не оценивал успехи гуннов столь высоко. Да, гунны "зачистили" эту территорию так, что ее города были восстановлены лишь Юстинианом; да, гунны требовали ее... Но по заключенному Анатолием договору от этих требований Аттила отказался. Den пишет: Так что имеет место быть подыгрыш Аэцию. По логике первоначально перевооружались бы несколько подразделений чтобы посмотреть "чего выйдет". Сорри, коллега, но по принципу "чего выйдет" Аэций имел возможность обучать свою конницу будучи магистром Иллирика. А став презентальным магистром и главным военным советником Феодосия (а на данную должность он в тот момент вне конкуренции, так как он единственно одержал победы над гуннами в Македонии, причем именно этими "несколькими" подразделениями, которые водил с собой в Африку) - уже в силах проводить свою инициативу. Den пишет: Война 441-442 гг. никакого особого шока в РИ не вызвала. Да ну? Римляне с огромной энергией и большими затратами восстанавливали лимес, строили флотилию и пр., причем Феодосий уделял этому огромное внимание. И шок был достаточным - ведь со времен победы Анфимия при Кастра Маргис римляне не испытывали серьезной угрозы с севера. Выход гуннов на "дистанцию доступности" к Константинополю действительно шокировал. Аэций просто оказался "в нужное время в нужном месте" и повернул процесс в нужное русло. Военначальники, в РИ руководившие подготовкой войны с гуннами, выросли на противостоянии персам, действовали исходя из своего опыта... и с треском (хотя отчасти и героическим, как Арнегискл) продули войну 447 года. Аэций с его "гуннским" опытом пошел иным путем. В проработке данных аспектов опирался на Менхен-Хельфена и Бьюри, при зело скептическом отношении к Томпсону.

georg: georg пишет: И шок был достаточным Добавлю еще - основным компонентом шока и "чувства беззащитности перед варварами" был тот факт, что Аттила освоил и заюзал осадные технологии. Готы, разгромив римлян при Адрианополе, беспомощно топтались под стенами даже вполне заштатных городов; Аларих, двигаясь по Балканам, сумел захватить лишь не имевшие укреплений города Греции, такие как Аргос и Спарта; гунны, набегавшие на Балканы при Ульдине, так же были бессильны перед укреплениями даже небольших кастелл. И это были "обычные зверства". А Аттила во время войны 441-42 взял целый ряд важнейших городов, причем сумел захватить крепости, считавшиеся неприступными. И вышел на дистанцию досягаемости к Константинополю. Разве мало для шока?



полная версия страницы