Форум » Наиболее обсуждаемые миры » Сборник обсуждений вокруг Югороссии: экономика, политика, культура, символика, демография. » Ответить

Сборник обсуждений вокруг Югороссии: экономика, политика, культура, символика, демография.

Den:

Ответов - 237, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Den:

Dorei:

Den: После переворота осуществленного партией «Бланко» и последовавшей вслед войны 1923-1924 годов позиция лидеров белого движения стала склоняться в сторону развития промышленности в стране получившей теперь имя Югороссии. Сам А. Колчак, заявил в 1924 г., что развивать сельское хозяйство в ущерб промышленному производству: «будет неправильной политикой, недостойной сыновей великой державы, волей судьбы заброшенных в этот пасторальный уголок». Действительные причины были более прозаичны. В первые годы своего существования Югороссия была подвергнута жесткому бойкоту со стороны Бразилии и Аргентины, отказывавшихся не только вести торговлю с Югороссией но и приобретать товары и услуги у компаний и стран, торговавших с ней (в особенности поставлявших «белым» военное снаряжение). Большинство иностранных государств, встав перед этой дилеммой, выбирали рынки врагов Югороссии - как более выгодные и перспективные, а те, кто продолжал вести с ней торговлю, могли разорвать ее в любое время. Что говорить о прочих странах Европы, если даже неизменный патрон и союзник россов Британия, поддерживая Югороссию в каждой войне, в мирное время часто забывало про «свою армию в Южной Америке» ((с) У. Черчилль), предпочитая ей рынки Аргентины и открытые ей югоросским же оружием рынки Бразилии. Таким образом, в Югороссии возникла необходимость производить как можно больше товаров и изделий (прежде всего военного назначения) на месте, снизив импорт до минимума, создавая и развивая целые отрасли. Грозным звонком в этом направлении была и попытка блокады побережья флотом США предпринятая в ходе войны 23-24 гг. После образования государства Югороссия почти все 20-е годы были из-за частичного закрытия внешних рынков неблагоприятными для местной сельскохозяйственной промышленности, во многих ее отраслях наблюдался спад, что создавало дополнительную социальную напряженность. Небезопасность морских границ Югороссии сводила к минимуму возможности импорта. Это, в свою очередь, привело к тому, что местная промышленность должна была обеспечить всем необходимым население страны. Так возникали новые отрасли производства. Например, предприятия по изготовлению слесарных и столярных инструментов: к 1924 г. их уже насчитывалось около 40. Аналогичный путь прошла и фармацевтика. За 20-е годы в Югороссии было создано 15 фармацевтических фабрик, на которых было занято около тысячи человек. Кроме того успешное оседание эмигрантов на землях Южной Америки было возможна только при наличии достаточного количества рабочих мест, и заводы помогали справиться с этой задачей значительно лучше, чем сельскохозяйственные поселения. Ведь еще в 1922 г. Милюков с горечью отмечал, что национальное движение вынужденно предпочитает городу деревню, как будто не понимая, что "невозможно превратить всех нас в крестьян за одну ночь". Несмотря на убедительную победу в войне, и практически полное отстранение от власти представителей местного правительства во главе с Бальтазаром Брумом, выпустившего печально известный закон 1922 года об ограничении продажи крупных земельных участков представителям русской диаспоры, несмотря на отмену самого этого закона, ситуация почти не изменилась, большинство русских хотело жить в городах, что требовало дальнейшего развития инфраструктуры, а главное создания большого количества рабочих мест. Сразу после создания государства Югороссия среди членов правительства и правления «Национального банка Югороссии» (бывший «Русско-Американский банк» чья абревеатура вызывала злые шутки со стороны большинства эмигрантов бывших его должниками первые годы после Исхода) не было единства по этому вопросу. В результате дискуссии в специально созданном Русском Промышленном Агентства был все же сделан вывод, что развитие местной промышленности следует считать средством не только для достижения автаркии, но и для увеличения экспорта (т.е. средством покрытия расходов по импорту). Надо сказать, что не последнюю роль в дебатах сыграли представители развернутой в ходе войны до штатной численности Ижевско-Воткинской дивизии. В очередной раз покрыв себя славой на полях сражений полки отказывались расходится по сельхозкооперативам и на строительство домов где они прозябали последние годы. «Счастливчики» устроившиеся в судоремонтные мастерские и паровозные депо были немногочисленны. Правительственные агенты доносили, что среди воткинцев видели представителей запрещенной указом Верховного Правителя партии «Колорадо», что очень тревожило власти. Сумев произвести верхушечный переворот, в теперь уже бывшем Уругвае и подавив на раннем этапе попытки местных организовать сопротивление пришельцам, генералы вовсе не хотели получить бунт в одной из самых верных частей. В конце концов, компромисс был найден и под обещание трудоустройства в первую очередь воткинцы разошлись (испуг властей может характеризовать то, что даже в самые тяжелые дни войны 1929-1930 годов дивизию так и не возродили). Общим итогом споров было решение всячески развивать местную промышленность, на что и шла в ближайшие два десятилетия основная часть кредитов Национального Банка. Надо сказать, что немало было сделано уже в первые годы после Исхода. Уже в 1920 г. с помощью правления РАБ было открыто восемь заводов по изготовлению металлоизделий (с общим количеством рабочих всего 150 человек) и 10 мастерских по производству мебели. Все эти предприятия располагались в окрестностях Монтевидео, который был в те времена основным промышленным центром, несмотря на весьма серьезную тенденцию промышленного развития вдоль Параны. В 1921-1922 годах, промышленный сектор продолжал развиваться за счет множества мелких предприятий основанных мигрантами. Уже в 1922 г. статистические данные правления РАБ указывают на существование 1850 предприятий, в том числе более 600 с чисто русским капиталом и еще несколько сотен со смешанным. В них было вложено 600 тыс. золотых рублей, а объем их продукции за год составлял в денежном выражении 50 тыс. фунтов стерлингов. На этих предприятиях было занято 47500 рабочих. Таким образом, становится понятным, что именно в начале 20-х годов был дан серьезный старт - и качественный и количественный - развитию местной промышленности. По сохранившимся данным, импорт промышленного оборудования Югороссии в конце 20-х годов равнялся соответствующему импорту соседней куда более крупной Аргентины. Огромное количество людей среди эмигрантов не имеющих возможности приобрести землю и жилье обеспечили заметный приток рабочей силы в развивающуюся ускоренными темпами промышленность. Наряду с быстрым развитием кустарно-ремесленного производства были созданы некоторые и поныне существующие предприятия пищевой и текстильной промышленности, предприятия по производству строительных материалов, заложены основы крупных предприятий добывающей промышленности, а также отмечались крупные вложения РАБ в местные транспортные и электрокомпании. Новая волна инверстиций пошла в промышленность в 1924 году в связи с решениями РПА. В этом году число рабочих, занятых в промышленности удвоилось. Увеличился также объем капиталовложений в промышленность по сравнению с 1923 годом. В первой половине 20-х годов был создан ряд промышленных предприятий: текстильные, по производству растительных масел и мыла, каменоломни, заводы по производству цемента, мельницы и электростанции, которые обеспечивали электроэнергией помимо Новороссийска три следующих по величине города страны. В этот же период русские промышленники поставили своей задачей поощрение использования населением продукции местного производства. Они пытались найти наиболее эффективные пути для политики протекционизма по отношению к производимым товарам. А.Н. Шевцов, владелец предприятия "Лидия", основатель объединения мыловаренной промышленности Югороссии и первый его президент, занимавший этот пост в течение нескольких десятков лет, рассказывал, что он, как правило, после окончания своего рабочего дня обходил магазины, чтобы "быть в курсе требовании рынка". Здесь он неоднократно сталкивался с индифферентным отношением русского населения к продукции местной промышленности, с тем, что многие женщины, обращаясь к продавцу, просят показать товар, "но только не местного производства". В результате объективных трудностей уже в 1925 г. было закрыто 101 предприятие (большинству из них было от роду год или два) из-за отсутствия оборотного капитала. На сей раз, все благополучно завершилось благодаря тому, что около 10 млн. рублей по уже отработанной в первые годы Исхода схеме были направлены в сферу общественных работ. Помогли и так называемые "защитные налоги" на большую часть готовой промышленной продукции, что также способствовало развитию местного производства. В апреле 1925 г. в первоначальном виде был принят закон о поощрении капиталовложений. До первых значительных капиталовложений - то есть вплоть до 1927 г., - рост промышленного производства отставал по сравнению с ростом населения и национального валового продукта. Годовой прирост промышленной продукции в последующие два года равнялся в среднем 12%. Темпы стали возрастать, когда началось расширение промышленного производства, обеспечивающего основные нужды населения (пищевая промышленность, текстильная, обувная, строительство). В связи с политикой, провозглашавшей так называемое "скромное существование", товары особым разнообразием не отличались. Цены на них устанавливались на основе введенного контроля над стоимостью. Завышенные таможенные налоги, которыми облагались товары зарубежных поставщиков, должны были защитить продукцию отечественного производства от конкуренции с импортом. В те же годы в Югороссии стали создаваться новые отрасли, такие, как предприятия по производству автомобильных покрышек, фанеры и труб, расширялось производство бумаги. В 1926 г., через два года после провозглашения Республики Югороссия, были опубликованы данные, в которых приводились сведения о существовании в стране 1098 предприятий с владельцами-русскими. В эти предприятия в общей сложности было инвестировано 20 млн. рублей, занято на них было 73860 человек (в дополнение к 1265 предприятиям с латинскими владельцами - при капиталовложениях на общую сумму в 4 млн рублей и количестве рабочих 29529 человек). Надо сказать, что с предприятий судоремонтной, железнодорожной и электрической промышленности местные кадры вытеснялись вполне осознанно, что и неудивительно если учесть проявленную ими «неблагонадежность» в ходе войны. Так если в 1920 году в порту Монтевидео было занято 11 тыс. человек, то в 1926 году эта цифра была уже 19 тыс., но из них только 7 тыс. были местными. Вообще судоремонтная, а впоследствии и судостроительная промышленность с приходом русских развивалась стремительными темпами. После Исхода в распоряжении десятка русских компаний осталось более 200 пароходов, которые быстро захватили весь рынок перевозок в бассейне Параны и южной Атлантике. Приблизительно треть всех этих предприятий - и русских, и латинских - была, что называется, "семейными", то есть они не использовали наемный труд со стороны. Около 2 тыс. предприятий использовали труд только лишь трех наемных работников. Таким образом, лишь считанные десятки местных предприятий могли претендовать на основании числа занятых там рабочих рук на роль "заводов" в современном понимании этого слова. Самым крупным из таких заводов (после судоремонтного – он еще полтора десятилетия оставался вне конкуренции) был цементный завод. В соответствии с данными статистического сборника, выпущенного Русским Промышленным Агентством в 1926 г., на этом заводе было занято 260 работников-русских и 130 работников-латинос. Сведения следующего номера этого же сборника констатировали наличие к 1927 г. в стране Югороссии 2270 предприятий с русскими владельцами, на которых было занято 93620 человека. Второе по величине предприятие располагалось в Екатеринодаре. Речь идет о литейном заводе "Семен",на котором было занято 260 работников-русских. Предприятие "Большие мельницы" и табачная фабрика использовали труд 100 работников-русских (каждое из них). Возникает и местная военная промышленность. Еще в 1921 году эмигранты стали подпольно производить ручные гранаты и взрывчатку. Базой военного производства стал кожевенный завод купленный братьями Яковлевыми, находившийся на побережье неподалеку от Новороссийска. Владельцы его были хорошо известны как горячие приверженцы РОВС (на территории завода в течение тех лет команды РОВС тренировались в стрельбе). Кожевенный завод со всеми его специфическими запахами служил хорошим прикрытием для оружейной мастерской, которая с того времени стала называться "предприятие альфа". Здесь главным образом занимались изготовлением гранат – ручных и бомбометных и винтовочных патронов. В период войны 1923-1924 гг. широко использовались блиндированные поезда и БА на шасси грузовиков. Позже эти примитивные автомастерские послужили базой для попыток создания собственных автомобилей. Увеличение производства оружия потребовало в 1924 году строительства специализированных предприятий: первым из них стал вышеупомянутый литейный завод. Годом позже был запущен первый пороховой завод. В 1929 г. в Югороссии было зарегистрировано около 170 тыс. рабочих, занятых в промышленности, большинство - в металлообрабатывающей. На поташном заводе, открывшемся недалеко от Монтевидео в 1930 г., было занято 4500 рабочих. Промышленный сектор пополнился еще несколькими крупными предприятиями, часть из которых существует до сих пор: швейная фабрика "Ателье Америка" под Екатеринодаром, пивоваренный завод "Русь" в Спасске, кондитерская фабрика "Элит" и текстильная фабрика "Адмирал" в Новороссийске. В том же 1929 г. владельцы предприятий при содействии различных общественных учреждений основали "Центр промышленной продукции страны Югороссия", целью деятельности которого была активизация спроса на местную продукцию. Несмотря на очередную войну между Югороссией с одной стороны и Бразилией и Аргентиной с другой в 1932 г. было зарегистрировано 5606 (в отличие от 3388 в 1929 г.) предприятий с 230 тыс. рабочих и общим оборотом в 90 млн рублей. В период войны число рабочих, занятых в промышленности Югороссии, возросло на 36 тыс. В условиях американской блокады, только заложенные ранее производственные мощности помогли обеспечить снабжение армии если не тяжелым вооружением, то по крайней мере боеприпасами. Именно в эту войну взлетели первые сделанные в изгнании самолеты Сикорского, а в 1930 году им был создан авиазавод (первые годы фактически кредитуемый государством). Снятие контроля над ценами, который был введен во время войны, а также новые возможности ввоза сырья значительно облегчили функционирование местной промышленности и ее переход на производство товаров в мирных условиях. Необходимое промышленное оборудование можно было импортировать благодаря доходам с сельского хозяйства, наконец то воспрянувшего после снятия бразильско-аргентинского бойкота. По завершении мирового экономического кризиса внешние рынки нуждались в югоросской говядине и пшенице. Тем более что силы аргентинских конкурентов были сильно подорваны войной. Несмотря на это в 1935 г доля промышленного производства в экономическом бюджете страны становилась все более значительной. Было зарегистрировано уже 2300 заводов, вложенный в них капитал составлял 200 млн рублей, валовый продукт достигал в общей сложности суммы в 400 млн рублей. Промышленный экспорт превысил 2 млн рублей по сравнению с 450 тыс. в довоенный период. Сразу по окончании войны югоросской фирме «Карбункул» удается заключить выгодный контракт с несколькими колумбийскими фирмами. В течении нескольких последующих лет центр по обработке изумрудов переместился в Югороссию. Первое предприятие по обработке изумрудов было основано уже в 1931 г. Через год были созданы еще два, а в 1935 г. в стране существовало уже 33 предприятия по обработке алмазов, число рабочих занятых в этой отрасли составило около 3500 человек, а экспорт достиг суммы в 5 млн рублей. Предприятия получали необработанные изумруды от центральной торговой организации братьев Медведевых и сбывали свою продукцию главным образом в с страны Европы и США. Власти Югороссии, разумеется, положительно оценивали развитие этой отрасли, поскольку алмазы являлись необходимым компонентом и при изготовлении продукции военной промышленности. После победы население Югороссии, за счет вновь присоединенных территорий, увеличилось на 3,5 миллиона человек, и реорганизация промышленного сектора стала задачей первостепенной важности. Надо было обеспечить достаточно враждебно настроенное население, «новых земель» по крайней мере, товарами первой необходимости, дабы стимулировать лояльность. В целом расширение внутреннего рынка и приток крайне дешевой рабочей силы в промышленность Югороссии благоприятно сказался на ее развитии. Рост югоросской промышленности сыграл положительную роль и в абсорбции нового населения: около 320 тыс. человек были обеспечены работой в с/х и промышленности в первый же год. Новоприсоединенные составляли 24% от общего числа рабочих кадров промышленности в те годы - и это несмотря на то, что лишь 8% новых граждан обладали соответствующим опытом. Таким образом, число занятых в промышленности рабочих возросло с 230 тыс. в 1932 г., до 425 тыс. в 1938 г. Не все предприятия имели возможность расширяться и увеличивать объем изготавливаемой продукции, не все могли принимать на работу новых сотрудников. На ряде промышленных предприятий возникла ситуация так называемой скрытой безработицы. В 1939 г. в Югороссии было проведено полное статистическое обследование промышленного сектора. Его данные говорят, что в этом году в стране существовало 20300 промышленных предприятий, на которых было занято, как уже говорилось, около 450 тыс. рабочих. На 76 из них работало более чем по 300 рабочих, на 650 - от 100 до 300. Промышленный экспорт представляет собой одно из самых успешных и впечатляющих явлений югоросской экономики. За прошедшее с образования государства пятнадцатилетие его доля в общем объеме экспортируемой продукции возросла с 7 до 32%. Если исключить из подсчетов экспорт изумрудов, который в 30-е годы увеличивался ежегодно в среднем на 15,5%, то в результате окажется, что промышленный экспорт увеличивался на 37% ежегодно. Рост промышленного экспорта был связан также с увеличением валютного запаса государства после выплат в 30-е годы Аргентиной и Бразилией существенных репараций. В тот же период был получен первый крупный заем от Американского банка, предназначенный как для развития экспорта, так и импорта; тогда было начато распространение облигаций фонда развития Югороссии, была произведена девальвация рубля и обозначилась тенденция к поощрению экспорта пришедшая очень ко двору в ситуации начавшейся Второй мировой войны. ---- Это конечно предварительный набросок. Будут вносится дополнения и исправления. Комментарии приветствуются.


Panzer: Послевоенное развиие - это хорошо. Но как вы все же проводите саму войну?

Den: Коллега для этого есть соседняя тема. Отвечу вам там через часок. Экономика первична именно потому я занялся ею в первую очередь.

Panzer: Den пишет: Отвечу вам там через часок Чудненько! Den пишет: Экономика первична Вот только вам теперь придется идти по моему пути - подгонять 1920-22 годы под готовый ответ 1923-24-го.

Den: Panzer пишет: Вот только вам теперь придется идти по моему пути - подгонять 1920-22 годы под готовый ответ 1923-24-го. Неа. У меня то война 23-24 гг. уже продумана. Да и экономику может менять еще буду. А вообще подгонка под результат в большей или меньшей степени есть всегда.

Panzer: Den пишет: У меня то война 23-24 гг. уже продумана Саса на вас нету ;) Den пишет: подгонка под результат в большей или меньшей степени есть всегда Ну, я об этом даже в теоретических рассуждениях об АИ писал

Den: Panzer пишет: Ну, я об этом даже в теоретических рассуждениях об АИ писал А вы думаете почему мне ваша точка зрения упорно отстаиваемая на старом форуме была симпатично? Ну и я конечно в более выигрышном положении, т.к. "железных" дат от которых я не могу отказаться у меня нет.

Panzer: Den пишет: я конечно в более выигрышном положении, т.к. "железных" дат от которых я не могу отказаться у меня нет Ну это само собой

rosom: ну и чуть про медицину.. Больницы изначально представляют собой эвакуированые госпитали, со всем причитающимся им персоналом: сестры милосердия, военные врачи. Первоначально, конечно, палаточные. Но это все первоначально. В мирной жизни ищут новые пути существования, открывают лаборатории, оказывают услуги на коммерческой основе: анализы, обследование, оздоровительный массаж... Ну а главное становятся поставщиком уникальных медицинских препаратов населению от рядовых недугов: депрессия, мигрень, специфические мужские болезни...

Вал: Мама миа Все наши препараты гарантированы как действительно радиоактивные, нет слов...

Den: Гы. Смотрю мужское население Форума от этой темы разбежались как зачумленные .... Ольгу что-ли подождать?

Вал: Den пишет: с увеличением валютного запаса государства после выплат в 30-е годы Аргентиной и Бразилией существенных репараций. Вот он югорусский империализм, представляю себе заголовок тамошней "Правды".

Den: Тока "Правды" там нет. Главный рупор газета "Последние новости". А до возникновения в числе соседей стран народной демократии еще лет тридцать.

Вал: Не думаю что в той Советской России оставят Югороссию без внимания, я это имел в виду

Den: Так в соседней же теме показано. ОГПУ бдит Хотя конечно не так плотно как в РИ. У Союза там интересы серьезные годам к 50-м не раньше.

Krutyvus:

Ольга Вервольфмарине: rosom пишет: ну и чуть про медицину.. Больницы изначально представляют собой эвакуированые госпитали, со всем причитающимся им персоналом: сестры милосердия, военные врачи. Первоначально, конечно, палаточные. Но это все первоначально. В мирной жизни ищут новые пути существования, открывают лаборатории, оказывают услуги на коммерческой основе: анализы, обследование, оздоровительный массаж... Ну а главное становятся поставщиком уникальных медицинских препаратов населению от рядовых недугов: депрессия, мигрень, специфические мужские болезни... В малых дозах радиация полезна!

Dolotov: О полезных ископаемых (цитата из БСЭ): Территория У. расположена в пределах Южно-Американской (Бразильской) платформы (см. в ст. Южная Америка), сложенной метаморфизованными, смятыми в складки и пронизанными гранитными интрузиями докембрийскими породами; на них относительно спокойно залегают маломощные свиты палеозойских и мезозойских отложений. Породы докембрийского фундамента (восточная часть Бразильского щита) выходят на поверхность в вост. и юж. частях У.; они представлены дислоцированными ранне- и среднепротерозойскими метаморфическими породами и гранитоидами. Ряд грабенообразных впадин выполнен молассой и кислыми вулканитами. Синеклиза Парана (сев. часть У.) образована слабоскладчатыми морскими и континентальными породами палеозоя, которые перекрыты спокойно залегающими нижнемезозойскими красноцветными песчаниками и мощными базальтовыми покровами нижнемелового возраста. Из полезных ископаемых наиболее значительны железомарганцевые месторождения в сев.-вост. районах У. (Серро-Мулеро): имеются месторождения золота, серебра, свинца, меди, талька, полудрагоценных камней (агаты, аметисты), гранита, мрамора, а также бурого угля. Особо больших месторождений вроде нет, но на перввых этапах все же подспорье. Есть смысл сначала ювелирам потренироваться на местных камнях, а потом уж переходить на изумруды ) Алмазы в Южной Америке только у Бразилии, поэтому их закупать придется у "Де Бирс" в Южной Африке. Кстати, ювелирные и технические (используемые в промышленности) алмазы - это разные алмазы. Два непересекющихся рынка. Интересна вообще тема отношений с Южной Африкой. Имхо, это естественный союзник Югороссии. Оттуда пойдет сырье для промышленнсти, впоследствии возможно военное сотрудничество.

Den: Dolotov пишет: Есть смысл сначала ювелирам потренироваться на местных камнях Разумеется из агатов и аметистов украшения делать будут, но это в основном на внутренний рынок. Из остального самое ценное это уголь, т.е. электростанции и паровозы не остановятся и в условиях блокады. Ну и конечно железомарганцевые месторождения сильное подспорье для промышленности в том числе военной. Dolotov пишет: Интересна вообще тема отношений с Южной Африкой. Имхо, это естественный союзник Югороссии. Оттуда пойдет сырье для промышленнсти, впоследствии возможно военное сотрудничество Однозначно. Это уже на ряде слетов обсуждалось. Мысль с алмазами интересна да. А: Dolotov пишет: ювелирные и технические (используемые в промышленности) алмазы - это разные алмазы. Два непересекющихся рынка ... какие в 20-30е годы в ЮАР вы не в курсе? По идее и те и те. И на рынке в 30-е на технические велик ли спрос? В сороковые точно уже был.

Dolotov: Спрос был думаю всегда, только не всем по зубам, бо дорого... Действительно, массовое применение технических алмазов началось в 1940х. Это вообще время технических революций во многих областях. В Южной Африке добывались преимущественно ювелирные алмазы, там они массово высококачественные. До 1930-х ЮАС - лидер добычи. После войны центр алмазодобычи сместился в Бельгийское Конго, там как раз большинство алмазов технические. Счас посмотрел данные по производству алмазов, оказывется в 1920-е годы почти столько же сколько в Бразилии добывали их в Британской Гвиане...

Dolotov: Вообще алмазообработка такая устоявшаяся отрасль с железными традициями, в неё со свиным рылом влезть будет нелегко... Но это уж очень специальными знаниями надо обладать, чтоб рассуждать обосновано...

Den: Dolotov пишет: оказывется в 1920-е годы почти столько же сколько в Бразилии добывали их в Британской Гвиане... Вот это интересно. Тогда это вполне себе цель для ювелиров Югороссии. Рынок Бразилии большую часть времени закрыт, а вот Британия союзна. Можно пару обоюдовыгодных контрактов вполне подписать.

Dolotov: Сейчас монополист по торговле алмазами - "де Бирс", даже СССР через нее торговал. Как с этим было до ВМВ - не знаю. Надо разбираться. Если было такое же положение, то "алмазное эмбарго" вообще не проканает. В Б. Гвиане добыча быстро упала, видимо месторождения исчерпались. Еще децл алмазов есть в Венесуэле. В других странах ЮжАмерики их нет.

krolik: Dolotov пишет: даже СССР через нее торговал последние несколько лет своей жизни. до того сам. Заир исчо бунтовать пробовал

Den: Dolotov пишет: В Б. Гвиане добыча быстро упала, видимо месторождения исчерпались Гм. Ну допустим в 20-е несколько югоросских фирм неплохо на этом жили. Потом пришлось переориентировать рынок на Бразилию (скажем статья в мирном договоре 1930 года об открытости для торговли) и ту же ЮАР. А за компанию и с изумрудами озадачились. С Колумбией и до наших дней проблем не будет.

Dolotov: Могли и позже жить: ) 1929 1937 1967 Венесуэла нет 15 68 Бразилия 144 197 350 Гайана 126 36 97 Это в тыс. карат Югороссия могла вложить средства в венесуэльские прииски )

Den: Dolotov пишет: Югороссия могла вложить средства в венесуэльские прииск Ну если ваша табличка верна, то и Гайана не безнадежна:) Кстати пошлый вопрос - а в каком именно штате Бразилии оные алмазы добывают?

Dolotov: Далеко от нас ) В основном на Бразильском плоскогорье - штаты Мату-Гроссу, Гояния, Минас-Жерайс, а вообще в 11 штатах есть месторождения.



полная версия страницы