Форум » Наиболее обсуждаемые миры » Победоносная Казанская война 1530 (продолжение) » Ответить

Победоносная Казанская война 1530 (продолжение)

Леший: Предисловие В 1530 году русская рать под началом князей Ивана Бельского и Михаила Глинского, после успешных боев с противником подошли к Казани. Городские ворота были открыты, и казанские воины разбежались. Но, вместо того, чтобы занять столицу ханства, Бельский и Глинский проспорили три часа, кому из них первому войти в город, и потеряли удобный случай взять Казань, тем самым успешно завершить очередную Казанскую войну и навсегда покончить с этой занозой на восточных границах Русского государства. Мало того, увлеченные своим спором, князья даже не озаботились об охране своих тылов: "обозу города гуляя не сомкнуша". Воспользовавшись этим, казанцы захватили гуляй-город и 70 пищалей (по Казанской истории – 7 пушек). При этом погибли видные воеводы: князь Фёдор Лопата Васильевич Оболенский (возглавлял передовой полк судовой рати), князь Иван Осипович Дорогобужский и ещё несколько военачальников. Только после этого русские воеводы приступили к интенсивному обстрелу Казани. Но было уже поздно – взять Казань не удалось. А ведь не возникни сей злополучный спор между военачальниками, то Казань гарантировано была бы захвачена и история государства Российского могла коренным образом измениться. Например, в случае занятия русскими Казани в 1530 году Россия почти на четверть раньше, чем в реальной истории, обезопасила свои восточные границы, как лишив казанских татар возможности совершать регулярные набеги на русские земли, так и поставив дополнительный заслон на пути Ногайской орды. Кроме того, более ранний захват Казани приведёт к тому, что Русское государство гораздо раньше двинется на юг и займёт Поволжье и Астрахань. Что, в свою очередь, толкнёт Россию на более раннюю попытку атаковать Крым, и более ранняя неудача на этом поприще остудит некоторые горячие головы, благодаря чему Иван IV после начала войны с Ливонией сможет сконцентрировать свои силы на северо-западном направлении (не отвлекая их, в отличие от реальной истории, на юг), что позволит завершить разгром Ливонии до того, как соседние государства "раскачаются" для вмешательства, дав России возможность избежать долгой Ливонской войны, имевшей для страны столь катастрофические последствия. Что, само собой, кардинально меняет дальнейший ход русской истории. Ведь это не только даёт России порты на Балтике на полтора столетия раньше, чем в реальной истории, но и отсутствие тяжёлой и затяжной Ливонской войны приведёт к тому, что не будет таких её отрицательных явлений, как голод, повальное разорение крестьянского и дворянского сословий, массовое бегство "тяглого" населения на окраины, что в последствии привело к административному закреплению крестьян к земле и появлению т.н. крепостного права. Более того, в сложившейся ситуации совершенно иную судьбу может иметь сватовство Ивана IV к сестре польского короля. В реальной истории, после кончины летом 1560 года своей жены Анастасии, царь просил руки Екатерины Ягеллон. Сам Сигизмунд II Август был не против этого брака, но, к сожалению, стороны не сошлись в цене (в основном из-за Ливонии) и планируемый брачный союз не состоялся. Но тут, скорее всего, будет иначе и Екатерина станет женой Ивана IV. Соответственно, это сильно повышает шансы русского царя на выборах короля Польско-Литовского государства после смерти Сигизмунда II в 1572 году, что делает вполне реальной популярную в те времена идею объединения России, Польши и Литвы в единое славянское государство. Что окончательно изменит расклад сил в Восточной Европе и мировая история пойдет совершенно иным путём. Итак, как это могло бы быть:

Ответов - 147, стр: 1 2 3 4 5 All

Леший: Олег Невещий пишет: Те, кто уцелеют после первого удара Глинской? Вопрос, какими силами она будет этот удар наносить? Кроме того, центральная власть тогда ещё не была полностью самодержавной. Ещё во времена Ивана IV царь часто не мог наложить опалу на вельможу, даже вина которого была доказана, ибо тут же за этого "опального" вступались остальные представители знати с "поручительством" (система, которую даже современные историки откровенно называют шантажом), вынуждая государя снять наказание. Недаром же, когда Иван IV учреждал опричнину, одним из первых его требований к прибывшей к нему в Александрову слободу делегации населения было запретить знатным людям "печаловаться" за своих опальных коллег. А Елена Глинская ещё в худшем положении (формально она не имеет права править даже от имени сына). И если ей все же каким-то чудом удасться предьявить Шуйским совершенно убойные обвинения (в т.ч. в заговоре, подготовке убийства товарища Сталина великого князя и шпионаже в пользу мирового империализма Литвы) и доказать их, то тут же в их защиту выступит когорта княжат, которым наплевать виновны Шуйские или нет, и которых только заботит их сословные интересы, которые требуют недопустить опалы представителей столь знатного рода.

Радуга: Олег Невещий пишет: Кого бы они реально поддержали в конфликте Елены и Шуйских по вашему? Какого конфликта? Если гипотетического - попытался бы примирить стороны. Иначе - нужно смотреть на события непосредственно. Олег Невещий пишет: Да хоть слуги Елены. Яд на банкете Борису Ивановичу для начала. Риск. Да и наличие слуг - под вопросом. Олег Невещий пишет: Административный ресурс. Через пищальников??? Они-то к администрации коим боком? Свою администрацию Василий на Шуйских (и прочих "хранителей завещания") замкнул. Елена их от власти отстранить попыталась (кого-то успешно, кого-то нет). Но факт в том, что администрацию страны она единолично не контролировала. Олег Невещий пишет: 1538 - Ислям признает подданство Московского царства и с помсощью направленных Еленой Глинской городовых казаков выбивает врагов из Астрахани. Это фантастика. Зачем ему подданство-то признавать??? И тем более - сохранять. Можно подумать, что Москва его и так войсками не поддержит. ЕСЛИ они будут. А если нет - так и с признанием подданства слать некого.

Радуга: Леший пишет: Вопрос, какими силами она будет этот удар наносить? Кроме того, центральная власть тогда ещё не была полностью самодержавной. Ещё во времена Ивана IV царь часто не мог наложить опалу на вельможу, даже вина которого была доказана, ибо тут же за этого "опального" вступались остальные представители знати с "поручительством" (система, которую даже современные историки откровенно называют шантажом), вынуждая государя снять наказание. Недаром же, когда Иван IV учреждал опричнину, одним из первых его требований к прибывшей к нему в Александрову слободу делегации населения было запретить знатным людям "печаловаться" за своих опальных коллег. А Елена Глинская ещё в худшем положении (формально она не имеет права править даже от имени сына). И если ей все же каким-то чудом удасться предьявить Шуйским совершенно убойные обвинения (в т.ч. в заговоре, подготовке убийства товарища Сталина великого князя и шпионаже в пользу мирового империализма Литвы) и доказать их, то тут же в их защиту выступит когорта княжат, которым наплевать виновны Шуйские или нет, и которых только заботит их сословные интересы, которые требуют недопустить опалы представителей столь знатного рода. Согласен целиком и полностью. Только у меня так убедительно высказаться не получалось.

Олег Невещий: Леший пишет: то тут же в их защиту выступит когорта княжат, которым наплевать виновны Шуйские или нет, Тогда только убийство. Или процарский переворот, что сложно (т.к. надо накопить силы, договориться с союзниками, усилить свои структуры, на что безусловно отреагируют Шуйские). Радуга пишет: Риск. Да и наличие слуг - под вопросом. Риск быть убитой выше. Слуги есть, уж их Елена контролирует (хотя есть вполне возможно и "засланные казачки") «жить захочешь, не так раскорячишься»… Радуга пишет: Но факт в том, что администрацию страны она единолично не контролировала. Но её власть была явно больше, чем у Шуйских. Иначе её устранили бы раньше. Радуга пишет: Зачем ему подданство-то признавать??? Чтоб отбить наконец Астрахань. Радуга пишет: И тем более - сохранять. А это уже второй вопрос. Чтоб удержаться, а не быть убитым или вышвырнутым вновь. Радуга пишет: его и так войсками не поддержит Как союзника (а лучше вассала) поддержит. А так... В реале ведь не поддержали, хотя контакты между Исламом и Москвой были. Радуга пишет: Если гипотетического - попытался бы примирить стороны. Такой вариант - отравление Елены Глинской в апреле 1538 года не удалось, умер (явно от яда) один из слуг, или даже (для обострения обстановки) шаловливый сын Елены Юрий Васильевич... Правительница правильно поняла, что это заговор. Такой вот конфликт... Что, по вашему, она сделает?

Радуга: Олег Невещий пишет: Как союзника (а лучше вассала) поддержит. А так... В реале ведь не поддержали, хотя контакты между Ислямом и Москвой были. В РИ не могли поддержать. Здесь - могут. Олег Невещий пишет: Чтоб отбить наконец Астрахань. Москва войска с деньгами и так даст. Без признания подданства.

Олег Невещий: Радуга пишет: Здесь - могут. Хм... Вопрос коллеге Лешему - могут? И когда продолжение? Радуга пишет: войска с деньгами и так даст. Без признания подданства Большие сомнения. Есть шанс,что Ислям после получения денег "кинет" Москву и перейдет под турок (особенно если они согласятся). А войска (немногочисленные) вырежут. Московское правительство это понимает и обязательно потребует гарантии (заложников, признания подданства или что-то другое).

Радуга: Олег Невещий пишет: Большие сомнения. Есть шанс,что Ислям после получения денег "кинет" Москву и перейдет под турок (особенно если они согласятся). А войска (немногочисленные) вырежут. Московское правительство это понимает и обязательно потребует гарантии (заложников, признания подданства или что-то другое). Какие войска? О чем Вы? Русский гарнизон в Астрахани не рассматривается. Будет тоже, что раньше было с Казанью и и Крымом - при помощи русских войск ставится "нужный" хан, после чего русские уходят. Олег Невещий пишет: Хм... Вопрос коллеге Лешему - могут? А если не могут - о чем вообще речь??? Какой захват Астрахани?

Леший: Олег Невещий пишет: Хм... Вопрос коллеге Лешему - могут? Вы про Ислама? Его решил не возвращать на астраханский престол. Тут с ним два варианта: 1. Поддержат и успеют вернуть на Астраханский юрт. 2. Поддержат, но организовать поход до кончины Василия III не успеют (а после его кончины он атвоматически накрывается медным тазом). Оба варианта вполне вероятны, но поскольку оба они так или иначе ведут к реалу, то решил вариант №1 не прорабатывать, дабы не плодить сущности. В Крымских претензиях Ислам-Гирея Москва ему ничем помочь не может (даже имея такое желание) при отсутствии возможностей. Олег Невещий пишет: И когда продолжение? Начал было на прошедших выходных крапать проду, но натолкнулся на практически отсутствие матчасти по вопросу возможного брака Ивана IV на одной из дочерей Сигизмунда I в 1547 г. Из-за чего дело временно застопорилось. Надеюсь до следующих выходных удастся наскрести хоть что-то по тамошним раскладам.

Олег Невещий: Радуга пишет: Какой захват Астрахани? Я то считаю что могут, но надо узнать мнение автора темы. Радуга пишет: "нужный" хан, после чего русские уходят В реале иногда оставляли и небольшой гарнизон. Для надежности. Например Мансуров (500 чел) в Астрахани в 1554-56. Да и в Казани можно найти примеры. Вообще в предложенном мной сценарии условия освобождения Астрахани в 1538 году будут примерно такими же как в 1554 году у Дербыш-Али. Включая дань в 1200 рублей в год и 3 тыс. рыб. Да и город Астрахань ИМХО перенесут в более защищенное место. И крепость там русские мастера построят (исходя из логики событий). А старый город Хаджи-Тархан разорят и сроют. иначе переход Астрахани из рук в руки продолжится и дальше...

Олег Невещий: Леший пишет: не возвращать на астраханский престол Вообще не возвращать (в реале он в 1531 году некотрое время удерживал Астрахань)? Или всё же реал до 1537? Леший пишет: возможного брака Ивана IV на одной из дочерей Сигизмунда I в 1547 г. А события 1539-47? Леший пишет: до следующих выходных Ждем...

Леший: Олег Невещий пишет: А события 1539-47? Продолжение начатых реформ. Подробнейше, во всех деталях их описывать нет смысла (в одном Стоглаве 99 глав + 1 появится позднее), а ничего иного серьезного не наклевывается.

Леший: Олег Невещий пишет: Или всё же реал до 1537? Реал в Астрахани сохраняется. Ответвления от реала в Астрахани начнутся с 1545 г.

Олег Невещий: Леший пишет: ничего иного серьезного не наклевывается Леший пишет: Ответвления от реала в Астрахани начнутся с 1545 г. Жаль Впрочем, хозяин АИ в своём праве. Засим прекращаю обсуждение "Астраханской проблемы" в данной теме и жду продолжения...

Леший: Леший пишет: Надеюсь до следующих выходных удастся наскрести хоть что-то по тамошним раскладам. Увы, свой замысел осуществить не удалось . Нет, сам таймлан пишу. Но медленно, со скрипом и стоном (сейчас пытаюсь прописать решения Собора 1548 г., взяв за основу Собор 1551 г.). Отчего приношу свои извинения.

Леший: В общем продолжение таймлана и завершение первой части: Однако военная реформа, и прежде всего попытки усилить главную ударную силу русского войска – поместной конницы выявили проблему нехватки находящихся под контролем правительства земельных фондов для испомещения (наделения землей) всех служилых людей. Что заставило правительство искать новых средств для обеспечения землёю численно возросшего поместного войска. Было ещё два источника, к которым можно было обратиться: земли крупных вотчинников и владения церкви. И когда в феврале 1546 года открылся освященный собор, который должен был произвести отбор «святых» для общерусского церковного почитания (в реальной истории это было сделано на освященных соборах 1547 и 1549 гг.), правительство созвало расширенное совещание (фактически ставшее первым земским собором), на котором присутствовали Дума, освященный собор, воеводы, а также дети боярские и дворяне «большие» (московские). 28 февраля великий князь вместе с митрополитом Даниилом и боярами «уложил, что во всех городех Московские земли наместником детей боярских не судити ни в чём, опричь душегубства и татьбы и розбоя с поличным, да грамоты свои жалованые о том во все городы детем боярским послал». Это решение собора показывало, что правительство собиралось в дальнейшем использовать поддержку не только высшей знати, но и дворян. Оно недвусмысленно намекало, что крупная земельная аристократия должна поступиться рядом своих привилегий в пользу основной массы служилого люда. Ещё более решительно эта правительственная политика проявилась в следующем году, когда было принято решение о принятии Иваном IV царского титула. Уже дед Ивана IV именовал себя «царем всея Руси». Правда, он воздержался от официального принятия этого титула, не рассчитывая на то, что соседние государства признают его за ним (Иван III употреблял его только в сношениях с Ливонским орденом и некоторыми немецкими князьями). Подготовка к коронации началась ещё в конце 1546 года, а 16 января 1547 года, после торжественного богослужения в Успенском соборе в Кремле митрополит Даниил возложил на голову Ивана IV шапку Мономаха – символ царской власти. Таким образом, Москва приравнивала своего государя к императору Священной Римской империи, который в тогдашней «иерархии титулов» считался главнейшим в Европе. Одновременно с этим был поднят вопрос о женитьбе 16-летнего монарха. Как когда-то Иван III пытался найти своему сыну Василию невесту среди дочерей иноземных государей, так и сейчас в качестве возможной супруги юного царя в первую очередь искали иностранную принцессу (как и в реальной истории, в которой Иван IV первоначально «помышлял есми женитись в ыных царствах у короля у которого или у царя которого»). Самой подходящей кандидатурой сочли одну из дочерей польского короля Сигизмунда I, брак с которой мог бы, наконец, покончить с длящимся ещё с конца XV столетия конфликтом с Великим княжеством Литовским. А поскольку в 40-е годы XVI века Русь входила не как ослабленное вспыхнувшей после кончины Василия III внутренней смутой и установившимся боярским правлением страной, которой со всех сторон угрожали враги (особенно совершенно опустошившие в реальной истории восточные районы казанцы), а сильным и спаянным государством, то в Кракове к этой идее отнеслись с интересом. Тем более, что идею этого брака горячо поддержали в Литве, где в нём также увидели возможность наконец-то прекратить постоянные войны с Москвой. Впрочем, нельзя сказать, чтобы переговоры шли легко. У Сигизмунда I было несколько дочерей, после просмотра которых русские остановили свой выбор на самой младшей – Екатерине (род. в 1526 году). В принципе сам Сигизмунд I был не против, но на пути к возможному браку стала препятствие в виде принадлежности невесты к римской католической церкви. Русские твёрдо стояли на том, что в случае замужества Екатерина должна перейти в православие. В то время как Сигизмунд I, демонстрировавший в политике свою верность католицизму, настаивал на сохранении за невестой права исповедовать римский католический обряд. Переговоры велись больше года и сдвинулись с мертвой точки только после кончины Сигизмунда I в начале апреля 1548 года, когда к власти пришёл его сын Сигизмунд II Август, находящийся под сильным влиянием распространившихся в то время по Европе реформационных идей. Тем более что по совету «доброхотов» русского царя в Литве к этому делу было решено подключить римскую курию. Ещё в 1547 г. в Риме появилась небольшая делегация немцев состоящих на русской службе, которая от имени Ивана IV вступила в переговоры с тогдашним папой Павлом III, с целью добиться от него разрешения на переход дочери польского короля в православие, а также заручиться возможной поддержкой в случае войны с Турцией. Павел III, сам пытавшийся организовать «союз христианских государей» для борьбы против Османской империи, тепло встретил русских представителей, тем более, что в Риме всерьез надеялись в результате переговоров склонить Ивана IV к переходу в католицизм и тем самым пополнить паству св. Петра. Таким образом, разрешение на переход Екатерины Ягеллон в православие было получено и в феврале 1549 года в Москве состоялось её бракосочетание с царём.

Леший: Во внутренней политике в эти годы правительство продолжало наступление на собственность и привилегии церкви. Для чего царь пошёл на соглашение с нестяжателями, бывшие во времена регентства его матери в оппозиции правящему режиму. Правда политика сближения с нестяжателями требовала от власти уступок, в качестве которых, было освобождение из-под стражи и возвращения ему вотчины молодого князя Владимира Андреевича Старицкого, а также перевод из «тесного затвора» в Троице-Сергиев монастырь Максима Грека. После чего в конце мая 1547 года, после кончины митрополита Даниила, Иван IV выдвинул на первосвятительскую кафедру связанного с нестяжателями настоятеля Троице-Сергиева монастыря Иоасафа Скрипицына. В том же 1547 году на рязанскую и казанскую епископальные кафедры были поставлены нестяжатели Кассиан (а реальной истории иосифлянин Михаил) и Филипп (из рода Колычевых). В июне 1547 года на созванном Земском соборе был составлен новый законодательный кодекс (в общий чертах повторяющий Стоглав 1550 года реальной истории), который заменил устаревший Судебник 1497 года. Почти одновременно с разработкой нового законодательного кодекса правительство принимало меры к подготовке секуляризации церковно-монастырского землевладения. Уже давно нестяжатели, например такие как Нил Сорский и Вассиан Патрикеев, идеологически обосновывали необходимость ликвидации земельных богатств церкви. Представитель крайнего течения нестяжателей – старец Артемий сначала говорил Ивану IV, а затем и писал в послании к церковному собору, что следует «села отнимати у монастырей». 15 сентября 1547 г. правительство обсуждало с митрополитом Иоасафом вопрос о церковно-монастырских слободах, стремясь конкретизировать общие положения нового Судебника, касавшиеся запрета ухода в заклад к монастырям торговых людей и ремесленников, выходящих таким образом из-под «тягла». Не смотря на яростное сопротивление духовных лиц, им запрещалось основывать новые слободы, хотя старые за ними сохранялись. Из «белых» (освобожденных от государственных податей) слобод на посад выводились бежавшие туда посадских люди закладчики. Запрещалось впредь приём в эти слободы городских людей новоприходцев (кроме казаков). В запустевшие слободы разрешалось сзывать людей, но из сельских местностей (за неделю до и после Юрьева дня), а не с посада. В те же сроки разрешался выход слободским людям на посад или в деревню. Кроме того, в церковно-монастырских слободах запрещалось ставить новые дворы (за исключением случаев семейного раздела), а также предусматривалось решением суда включение существующих слобод в государево «тягло» путём изъятия из юрисдикции беломестца. С таким настроем правительство начало подготовку к новому церковно-земскому собору, созванному в январе 1548 года. На нём были приняты специальные постановления, касающиеся укрепления церковного благочиния, в том числе о церковных службах, обрядах и внутреннем распорядке в церквах, о порядке церковного пения и колокольного звона. Введено было беспрекословное подчинение священников и дьяконов протопопам, которые вместе с «поповскими старостами» обязаны были следить за исправным отправлением церковных служб и поведением церковного клира. Непослушание протопопам, пьянство, небрежность в церковном богослужении наказывалась отлучением от церкви. Подтверждено было запрещение служить в церкви «вдовым» попам, а также строгое наказание за симонию, т. е. поставление на церковные должности «по мзде». С целью подготовки грамотных кадров священников и дьяконов постановлено создать специальное училище в Москве и других городах. Было отдано распоряжение священникам поддерживать в сохранности иконы и проверять «исправность» церковных книг путём сравнения их с «добрыми переводами». Строго установлены были Собором некоторые пошлины, взимавшиеся священниками, например «венечная» за совершение обряда бракосочетания, за освящение церкви. Ликвидировался институт владычных десятников, которые собирали пошлины с церквей. Отныне «святительскую дань» должны были собирать и отдавать епископам и другим владыкам в церковных десятинах земские старосты и «десятские» священники. Старосты поповские и «десятские» собирают теперь «венечную» пошлину. Собор провозгласил, что преступления против нравственности (в том числе «содомский грех», непослушание родителям и др.) будут караться суровым наказанием, ибо от них происходит «укоризна нашей православной христианской вере». Тяжёлым преступлением признавалась и дача ложной присяги (крестоцелование). Запрещено было носить магометанские «тафьи», т. е. тюбетейки, приглашать на свадьбу скоморохов и «глумов». А вот запрет на бритье бород, в отличие о реальной истории, в соборное постановление внесено не было. Воспитанный своей матерью Иван IV более терпимо относился к подобному нарушению «древнего благочестия». Церковное проклятие грозило всем «волхвам» и «чародеям», гадающим по звёздам или астрологическим книгам. Запрещено было под страхом церковных наказаний чтение всяких еретических и отречённых книг. Бездомные старики и прокаженные должны были помещаться в специальных богадельнях и над ними устраивался специальный надзор. Большое внимание на Соборе было уделено распорядку монастырской жизни. «Духовные пастыри», т. е. игумены и архимандриты должны были заботиться о «монастырском строении» по уставам «святых отец», а монахи должны были во всём повиноваться своим настоятелям. В монастырях пьянство считалось недопустимым. Запрещалось взимание «посулов» игуменами и прочие злоупотребления властью. Вводился строгий контроль над монастырскою казною. Архимандриты и игумены должны были избираться самою «братьею», а их избрание утверждалось царём и епископом «ни по мзде», но по церковным правилам. Однако, охотно идя на встречу светской власти в вопросах наведения порядка в их собственных рядах, церковные иерархи, там где речь заходила об основах могущества церкви и своеволия «князей церкви» оказали царю упорное сопротивление. Иосифляне, составлявшие большинство освященного собора, твёрдо отстаивали незыблемость церковно-монастырского землевладения, а те, кто покушается на богатства церкви, объявлялись ими «хищниками» и «разбойниками». Столкнувшись с противодействием, власти были вынуждены пойти на уступки. Так, соборный приговор категорически объявлял, что церковные законы «не повелевают мирским судиям судити» священников, дьяконов, игуменов и других церковных людей. Только дела о душегубстве и разбое передавались в руки «градских» (т. е. царских) судей. Тем не менее, ослабление иосифлян в руководстве церковью позволило правительству добиться ряда успехов в борьбе за сокращение земельных привилегий церковных корпораций. Приговором 11 мая 1548 г. покупка духовными землевладельцами вотчинных земель без «доклада» царю запрещалась под угрозой конфискации объекта продажи. На царя отписывались поместные и «черные» земли, которые были захвачены монастырями у детей боярских и крестьян «насильством» за долги, а также все вотчинные владения знати, переданные монастырям за последние пятнадцать лет. Подтверждалось провозглашенное ещё уложениями Ивана III и Василия III запрещение «без докладу» давать в монастыри земли в Твери, Микулине, Торжке, Оболенске, на Белоозере и Рязани, а также продавать вотчины кому-либо «мимо тех городов» людей. Суздальские, ярославские и стародубские княжата не могли также «без государева докладу» давать земли в монастыри, а переданные ими земельные вклады были выкуплены казною и розданы в поместья. Наряду с этим духовенству удалось сохранить за собой свои основные владения и добиться даже отмены родового выкупа для земель, полученных по вкладам от светских землевладельцев; выкуп мог состояться только в том случае, если вкладчик оговаривал это в своём завещании или данной грамоте. В том же месяце, когда был издан приговор о запрете покупки земель духовными лицами, правительство осуществило не менее важное мероприятие, направленное против податных привилегий церкви. Соборное постановление утвердило новый Судебник. Но этот законодательный кодекс в одной из своих статей провозгласил ликвидацию тарханов. Пересмотр жалованных грамот, происходивший 17-18 мая 1548 г. и должен был реализовать решение Судебника. Существо пересмотра сводилось к повсеместному уничтожению основных податных привилегий духовных землевладельцев. Без всяких оговорок обычно подтверждались жалованные грамоты, не содержащие освобождения от уплаты ямских денег, тамги, несения посошной службы. Остальные грамоты подписывались с формулой «опричь ямских денег, посошной службы, мыта и тамги». В грамотах на городские владения монастырей, кроме того, оговаривалось, что в дворах все люди, кроме дворника, судом и данью были «равны» с «чёрными людьми» (т. е. несущими государево тягло). Грамоты не подписанные в мае 1548 года, теряли свою юридическую силу. На церковь накладывался особый постоянный налог – «полонячьи деньги», которые должны были браться из «владычной казны» и монастырей для выкупа пленных, попавших в руки «поганых» (в реальной истории иосифлянскому большинству собора удалось добиться раскладки этого налога на «всю землю», а не только, как первоначально планировалось, на церковно-монастырское землевладение). Запрещалось давать «в рост» деньги и хлеб из епископской или монастырской казны и отнималась «руга» (денежное пожалование) у тех священнослужителей, которые жили в монастырях, имевших значительные земельные и прочие владения. Сокращение земельных и торговых привилегий монастырей-вотчинников происходило в обстановке реформы таможенной политики. Таможенное ведомство освобождалось из-под контроля наместников и сбор косвенных налогов передавался на откуп отдельным должностным лицам из центрального аппарата и предприимчивым деятелям из местного населения «на веру». Откупщики собирают тамгу, пуд и померное под контролем создающихся органов земского самоуправления. Ликвидированы таможенные привилегии монастырей. Были предприняты попытки реформировать и саму систему таможенных пошлин в сторону их унификации. Уже тогда был разработан проект «рублёвой пошлины», сводивший все многочисленные внутренние таможенные сборы к выплате купцами определенного процента со своих доходов. Но реализован он тогда не был. Другим немаловажным шагом правительства стала унификация мер и весов, благодаря которой, по словам одного иностранца в 70-х гг. XVI века, «по всей Русской земле, по всей его державе одна вера, один все, одна мера». Последняя из реформ, к которой приступили в конце 40-х годов XVI века и которой суждено было позднее приобрести особенно важное значение, - это окончательное введение земских учреждений и переход к отмене кормлений. Вначале в ходе губной реформы были изъяты из ведения наместников дела о «ведомых лихих людях», затем из компетенции наместничего суда исключены были дворяне, по новому Судебнику суд наместников вообще ограничен участием на нём выборных представителей местного населения (десятских и пятидесятских) и, наконец, земская реформа должна была привести к окончательной ликвидации власти наместников путём замены её местными органами управления, выбранными из кругов черносошного крестьянства и посадских людей. Необходимо также отметить, что именно в этот период в стране окончательно складывается «приказная система» - создание постоянных централизованных ведомств, «приказов», в ведение которых переходят функции прежних временных «боярских комиссий» и наместников. Уф! Наконец-то с описание первого этапа реформ я покончил (как же тяжело он мне дался!). С следующей, II-й части, активизирую внешнюю политику.

Александр: Леший пишет: в случае замужества Екатерина должна перейти в православие. Ну тётка Ивана Грозного Елена вроде в католичество не перешла и была при этом польской королевой,или я ошибаюсь?

Леший: Александр пишет: Ну тётка Ивана Грозного Елена вроде в католичество не перешла и была при этом польской королевой,или я ошибаюсь? Было такое дело. К сожалению на Руси подобный финт не прокатит.

Александр: Леший пишет: К сожалению на Руси подобный финт не прокатит. Ну скажем позднее жена царевича Алексея осталась протестанткой,Пётр был веротерпим.Будь Алексей другим наследником,быть бы ему с женой следующим царём.А пример конечно специфический,но и Марина Мнишек у нас была.Конечно мужа её почти сразу не стало после этого,но ведь это не предопределено-мог бы удержаться.Так что всё зависит от политических обстоятельств,но вообще интересно,почему в иезуитско-католической Польше не упёрлись насчёт Елены (даже специально оговорили её вероисповедание),а мы прям никогда бы не согласились на оставление в инославии.Правда Александр поначалу не был польским королём,а князем полуправославной Литвы.Это конечно важное добавление. Если касаясь других стран,пожалуй только в Англии при Стюартах Карле I и Карле II не требовался переход королевы в англиканство,но это тоже особая песня,Стюарты сами были скрытыми или явными католиками.

Александр: Кстати протестанты только в XVIII веке стали изъявлять согласие на переход в православие,иначе бы Густав Эйриксон Шведский стал бы мужем Ксении Годуновой и Вальдемар Датский женился бы без проблем.А тут мы имеем дело с католиками-надо чтобы нечто экстраординарное произошло,чтобы Екатерина перешла в православие (почти как у Владимира,который взял Корсунь,а императорам нужны были срочно силы на подавление мятежа Склира-Фоки,иначе не отдали бы Анну).Ну это конечно моя точка зрения,

Вал: Александр пишет: надо чтобы нечто экстраординарное произошло С одной стороны верно, более того добавлю что и королева Бона Сфорца (чей голос вообще-то решающий в деле брака) рьяная католичка... Однако проблему можно решить наладив понимание с Римом,у Ивана 3 же получилось? Интерес Рима к Москве велик и необходимость в развитии контактов тоже (не стоит считать их настолько узколобыми, что взамен Кати Ягеллон немедленно потребуют принять унию, курии нужен хотя бы маленький плацдарм и возможность диалога). Коллега Леший не преувеличивает, такая возможность более чем осуществима.

Пикассо: А прода пока никак

Леший: Пикассо пишет: А прода пока никак Увы, не пишется. Несколько раз уже садился за продолжение, но почему-то "не шло". Как "поймаю волну", так обязательно продолжу.

Леший: Коллеги, такой вопрос, у Карамзина говрится, что в 1549 г. посланные Иваном IV казаки захватили на Дону город Ахас. В то же время донской историк (дореволюционный) историк Савельев пишет, что последнее письменное свидетельство о существовании Ахаса датируется 1508 г. (в записках Гербенштейна), и что, скорее всего, его разрушили татары. Никто не в курсе, на основании каких данных Карамзин писал о взятии Ахаса именно казаками? И еще (это скорее вопрос к Радуге) - как правильно произносить имя: Ших-Мамай или Шейх-Мамай?

Радуга: Леший пишет: И еще (это скорее вопрос к Радуге) - как правильно произносить имя: Ших-Мамай или Шейх-Мамай? Я предпочитаю первый вариант, но это все умозрительные теории...

Леший: Радуга пишет: предпочитаю первый вариант Можно узнать почему (а то в различных источниках употребляются то тот, то другой вариант)?

Радуга: Леший пишет: Можно узнать почему (а то в различных источниках употребляются то тот, то другой вариант)? Звучит более логично (ИМХО). Русские слишком много и часто контактировали с мусульманами для которых оборот "Шейх" характерен. И ИМХО именно поэтому они зачастую писали именно этот вариант. Поэтому я во всех случаях когда в наших (русских) источниках упоминается разночтение "шейх" и любое другое - выбираю другое.

Леший: Радуга пишет: Звучит более логично (ИМХО). Взял было ваш вариант. Но буквально на днях нашел книгу Трепавлова "История Ногайской орды". Там Шейх-Мамай. Наверное все же оставлю его (проду стал потихоньку крапать).

Леший: Коллеги, начал прописывать таймлайн по завоеванию русскими Астрахани и возникли некоторые вопросы. В 1539 г. в Астраханском ханстве произошла очередная смена власти. Правивший там с 1537 г. Дервиш-Али был свергнут вновь вернувшимся к власти ханом Абд ар-Рахманом (до этого он правил Астраханским юртом с 1533 по 1537 год). И его первейшей задачей как астраханского хана стал поиск сильного иноземного покровителя, так как само по себе Астраханское ханство было очень слабо в военном отношении и её правители могли удержаться на престоле только имея поддержку кого-то из трёх сильных соседей: Ногайской орды на востоке, «черкесов» (княжеств Северного Кавказа) на юге и Крымского ханства на западе. Ногайская орда исключалась сразу, так как изгнанный Дервиш-Али был как раз её ставленником. С Крымским ханством Абд ар-Рахман находился в конфликте (например, во время переговоров "о дружье и братстве" в 1540 г. послы астраханского хана настаивали на вписании в текст Крыма как стороны-противника). Оставались лишь княжества Северного Кавказа, с которыми, похоже, в РИ Абд ар-Рахман и столковался (но это на уровне догадок). Но в этой АИ имеется и четвертый сильный сосед в лице Русского государства покорившего Казань и не раздираемого в это время, в отличие от РИ, "боярщиной". Таким образом велик шанс того, что Абд ар-Рахман попросится в подданство России, или же заключит с ней военный союз против Крыма (какой из этих двух вариантов более вероятен?). Разумеется сам астраханский хан будет пытаться ограничиться союзом, но в Москве могут решить иначе и открыто начать "приводить" его в подданство. Далее. Реакция Крыма? В РИ крымский хан никак не отреагировал на смену власти в Астрахани. Но в этой АИ по любому получается русско-астрахано-черкесский союз против крымского ханства. Сахиб-Гирей просто не может не отреагировать. Организует поход на Астрахань в 1541 году?

Александр: Не знаю если подданство,то специфическое-как с Сибирским ханством,признать признали,а пока Ермак туда не сходил и после него несколько раз-так и не завоевали. Сахиб-Гирей-вассал Турции.Вдруг ему поможет Сулейман.



полная версия страницы