Форум » Наиболее обсуждаемые миры » Австро-Венгрия XVI века (продолжение) » Ответить

Австро-Венгрия XVI века (продолжение)

georg: Продолжение. Начало здесь.

Ответов - 799, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 All

georg: Египет, житница Средиземноморья, где было уничтожено землевладение мамлюков, оставался прямой собственностью короны. Крестьяне сдавали большую часть урожая на склады в виде налога, и хлеб частично вывозился в Испанию, по большей же части продавался в Италии и Франции. Вице-король правил страной с помощью чиновничьего аппарата, навербованного по большей части из коптов, ставших верной опорой Испании. На Красное море испанцы проникли не сразу. Правда предприимчивые генуэзцы уже в 1621 году спустили первый галеон в Суэце. Но их попытки организовать торговлю с Индией с самого начала оказались под ударом со стороны англичан и голландцев, которые в это время добивали португальцев в Индийском океане. В руках Португалии в Индийском океане кроме Мозамбика в Африке оставались только Диу, Даман и Гоа в Индии, Аден в Йемене и Макао в Китае. Занзибар, где утвердился союзный Голландии султан, был утрачен, Ормуз и Оман отвоеваны шахом Аббасом, Малакка и Цейлон захвачены голландцами, Молуккские острова – англичанами. Португалия давно уже просила Испанию о помощи, но не получала ее. После присоединения Венеции и образования Ломбардского королевства ситуация принципиально изменилась. В 1623 году под покровительством короны в Венеции была основана итальянская Восточно-Индийская компания, пайщиками которой стали как финансовые магнаты Генуи, так и купеческие дома Венеции и Милана. Уже в следующем году компания, мобилизовавшая огромные финансовые ресурсы, основала верфь в Суэце и заключила с греческими торговыми домами контракт на поставку корабельных материалов из России. Офицеры и лоцманы были навербованы прямо в Португалии – многие из них сочли более выгодным служить могущественной компании, за которой стояла мощь Испании и которая наверняка сумеет отбросить от берегов Индии наглых северян. В 1625 году компания купила у престарелого короля Португалии Себастьяна Аден, который португальцы не надеялись удержать, и подписала «договор о взаимопомощи» с Португальским правительством. В решение о вступлении Испании в войну пайщики компании внесли весомый вклад. В то время как флотилии компании уже сталкивались в Индийском океане в ожесточенных боях с кораблями английской и голландской Ост-Индских компаний, ее пайщикам было выгодно нанести как можно более чувствительный удар Нидерландам. Брат маршала граф Федериго Спинола сумел даже отчасти переубедить Оливареса, предложив перенести часть нагрузок по строительству атлантического флота на итальянские верфи и обеспечить строительство поставками корабельных материалов из России через своих греческих контрагентов. Грядущая война грозила развернуться по всей окружности земного шара.

Den: georg пишет: испанцы, сохраняя на прежнем уровне производство меди и свинца, вынуждены были резко сократить добычу железа, что вскоре сделало Испанию крупнейшим импортером русского уральского железа У меня есть подозрения, что торговля ведется в отличии от РИ через порты Черного моря минуя зундскую пошлину, что в свою очередь ослабляет протестантский Север?

georg: Den пишет: торговля ведется в отличии от РИ через порты Черного моря Естественно

Den: georg Коллега пардон если вопросы глупые, но у меня АВ 16 века перемешалась с ПЛВ 1. Я так понял унии с Португалией у вас пока не было? 2. Что в Марокко?

georg: Den пишет: унии с Португалией у вас пока не было? Угу. Себастьян жив и здравствует, хотя и старенький уже, и женат на своей РИ невесте - дочери ФилиппаII Изабелле Кларе, той что в РИ вышла за Альберта и правила в Нидерландах. Но с детьми у них так же как с Альбертом, и как только Себастьян умрет, грядет война за Португальское наследство между испанским и местным претендентом, в которую Англия и Нидерланды вмешаются по полной. Den пишет: Что в Марокко? Во второй части описывалась война Священной Лиги с Османами, во время которой султан Марокко аль-Мансур при поддержке Англии напал на Испанию, попытавшись отвоевать приморские районы Алжира. Была длительная война Испании и Португалии против Марокко, в котром Марокко было разбито и потеряло приморские районы как на средиземноморском, так и на атлантическом побережье (последние отошли к Португалии), а так же от Марокко отпали завоевания Мансура на Нигере, в т.ч. Сонгай. После этого Себастьян еще несколько раз пытался уже самостоятельно добить Марокко, но закрепившиеся в Марракеше Саадиты успешно обивали его атаки.

Den: georg пишет: Во второй части описывалась война Священной Лиги с Османами, во время которой султан Марокко аль-Мансур при поддержке Англии напал на Испанию, попытавшись отвоевать приморские районы Алжира. Этот момент я помню. georg пишет: После этого Себастьян еще несколько раз пытался уже самостоятельно добить Марокко, но закрепившиеся в Марракеше Саадиты успешно обивали его атаки. Понятно. Просто у меня сложилось впечатление, что Марокко прекратило независимое существование и я удивился что описание испанского Магриба вы начали сразу с Алжира. georg пишет: как только Себастьян умрет, грядет война за Португальское наследство между испанским и местным претендентом, в которую Англия и Нидерланды вмешаются по полной Посмотрим чем у вас закончится текущий раунд с вступлением в войну Испании. Имхо учитывая какой вес набрала Испания "везение" протестантов должно закончится глобально Не уверен что обоих потом хватит на еще одну войну. Голландцев во всяком случае.

georg: Den пишет: Не уверен что обоих потом хватит на еще одну войну. Скажем так: возможность дотянуть до второго раунда им обеспечит Густав Адольф. Но когда Россия снова заинтересуется Ливонией - все действительно скорее всего закончится глобально

Den: Ждемс

Вал: georg пишет: снова заинтересуется Ливонией - все действительно скорее всего закончится глобально (махая заржавленной саблей) Реванш!!!

sas: Den пишет: Коллега не будьте эгоистом А вот г-н георг уже здесь сделал пропуск. Надеюсь/, чтоон не обидится,если я его пост процитирую? georg пишет: sas пишет: цитата: ИМХО в такое хреновое время для Франции он не станет на сторону мятежников. Принято.

georg: Фантазия нахлынула, блин В конце марта 1623 года по Тверской дороге к Москве приближалась вереница саней. Низкосидящий возок, обитый по углам серебром и с поражающем змея Георгием Победоносцем на дверце, несомый шестеркой приземистых широкогрудых татарских лошадей, летел вперед, слегка подпрыгивая на ухабах. Молодой человек в крытой парчой шубе с соболиной опушкой, приоткрыв дверцу жадно вдыхал опьяняющий весенний воздух. Уже въезжали в подмосковные слободы. В стороне от дороги мужики ладили сруб новой избы. Взблескивали в лучах заходящего солнца острые топоры, горкой ложилась на талый весенний снег светлая золотистая щепа. Сидящий напротив молодого человека смуглый кареглазый мужчина в собольей шубе улыбнулся в густую черную бороду. - Спэшат засвэтло закончит – произнес он с кавказским акцентом - Строят ладно, в обло вяжут - углы в избэ промэрзат не будут. Молодой человек с улыбкой кивнул в ответ. Он уже многое понимал в этой суровой холодной стране, так не похожей на его родину – прекрасную солнечную Элладу. Стране, которая, как довелось ему понять за эти повзрослившие его на десяток лет годы, является основой могущества его империи, наследницы Древней Эллады и Великого Рима, империй Константина и Юстиниана. Чернобородый мужчина, сидевший напротив молодого человека – князь Иван Борисович Черкасский, внук покойного верховного князя Малой Кабарды Камбулата Идарова и племянник по матери великого канцлера Федора Романова, нынешний начальник стрелецкого приказа, через противоположное окошко подозвал одного из скакавших рядом с возком дворян и тихо сказал ему несколько слов, после чего дворянин, пришпорив аргамака, опрометью понесся вперед. Москва близилась, и уже густел народ вокруг дороги. Молодой человек поднял глаза на Черкасского. Ободряющяя улыбка князя сквозь черную бороду напомнила ему улыбку его покойного двоюродного брата, князя Дмитрия Мамстрюковича Черкасского, когда тот, слегка пришпорив коня, повел панцирный полк в атаку на поле Динабурга… - За битого двух небитых дают – прошептал он недавно услышанную русскую поговорку. И устремив взгляд вперед, на появившуюся вдали колокольню Ивана Великого, произнес: - За работу!

georg: А теперь возвратимся на восток . Как упоминалось в предыдущей части, в феврале 1623 в Риге был заключен мир России со Швецией, Нидерландами и Речью Посполитой. По его условиям в частности Россия обязалась не держать не только военного, но и торгового флота на Балтийском море. Русским судам был закрыт проход между Гельсингфорсом и Ревелем, хотя в то же время Швеция обязалась не чинить препятствий в проходе к русским портам Нарвы и Невска иностранных торговых судов, и не требовать с них пошлин. Таким образом торговое господство Голландии на Балтике становилось неоспоримым. В мае 1623 года, император Иоанн принял в Москве посольство от императора Фридриха. Голландское посольство прибыло не только с договором, но и с целой пачкой «коммерческих предложений». Голландская буржуазия стремилась получить доступ к разработке естественных богатств этой страны, давно хорошо изученной их торговыми агентами. Послы Бурх и Фелтдриль предлагали Москве стать поставщиком хлеба, а так же льна, пеньки, поташа, смолы, леса; речь шла не просто о торговле данными «лесными товарами», которая велась и до этого, а так сказать «о предоставлении концессий иностранному капиталу», об организации голландцами экспортного производства на территории России: с участием голландских фермеров-предпринимателей предполагалось свести обширные леса в Среднем Поволжье и создать огромные хлебные плантации; побочным продуктом при сжигании древесины были зола и поташ, которые так же предполагалось вывозить. Для начала послы от имени правительства обещали закупать по 10 тыс. ластов ржи по цене 30 рейхсталеров за ласт. С посольством приехал очень богатый голландский купец Андрей Виниус. Виниус и его партнеры обратились к царю с неожиданным предложением: они просили разрешения построить на Урале доменный завод для отливки пушек «по иностранному способу из чугуна». К этому моменту в Швеции на заводах де Геера научились отливать легкие чугунные пушки. Эти 4-фунтовые орудия имели более толстые стенки ствола, чем медные орудия, и весили 16-19 пудов; чугунные полковые пушки могли стрелять не только картечью, но и ядрами, однако для их перевозки требовалась запряжка из двух лошадей и они были менее мобильными, нежели медные «regementsstycke». Но чугунные пушки были в десять раз дешевле медных, и де Геер мог отливать в год тысячи. Виниус желал стать российским де Геером: он собирался выручить хорошие деньги на казенных заказах, а остальные пушки вывозить заграницу. Шведские чугунные пушки стоили примерно 1,5 рубля за пуд, Виниус предлагал поставлять по 60 копеек за пуд, а действительная цена была около 10 копеек. Как бы то ни было, для русского правительства это было чрезвычайно выгодное предложение: голландцы сами, с минимальной помощью, обещали построить домны, привезти мастеров, раскрыть все секреты, научить русских литейному делу и снабдить русское войско пушками. Разработка металлов на Урале была уже начата Строгановыми. В 1617 году во владениях Строгановых, на правом берегу Камы и на реке Яйве (левый приток Камы) обнаружили медную руду. Это было событием огромной важности – до сих пор Россия вынуждена была ввозить медь для производства оружия. Строгановы немедленно донесли в Москву, где правительство князя-регента Василия Ивановича оценило всю важность данного известия. Уже в 1618 году был построен Пыскорский медеплавильный завод, ставший основным поставщиком меди. В 1620-ом году, уже в ходе военных действий на западе, в верховьях Камы была найдена также железная руда итак же Строгановыми был основан Красноборский железоделательный завод. Однако объемы производства были невелики, а техника выплавки и литья в сравнении с доменной европейской – архаична. В 1622 богатейшие залежи железной руды были найдены по ту сторону Уральского хребта, на реке Нейве. Немецкие «рудознатцы», находившиеся на службе у Строгановых и по окончании войны выехавшие на родину, так расхвалили там качество уральского железа, что Виниус в серьез заинтересовался данным проектом. Однако он вынужден был согласовывать свои действия с «государственными интересами» Нидерландов. Выдвинутое через посольство, его предложение шло «в общем пакете» и увязывалось с принятием российской стороной прочих предложений. Царь жгуче заинтересовался проектом, но счел все голландские требования неприемлемыми. Начался упорный торг. В конечном итоге в целом голландский проект был отклонен русским правительством, но тем не менее голландцы получили право скупать не только в портах, но и во внутренних районах государства все упомянутые послами товары, за исключением хлеба. Это стало платой за осуществление проекта Виниуса – то есть за новейшие металлургические технологии и производство нового оружия. Забегая вперед, скажем, что благодаря этому соглашению голландская торговая интервенция охватила всю Россию: уже в конце 1620ых годов почти в любом городе можно было встретить голландцев или их агентов, закупающих русские товары по самым дешевым ценам. По «настойчивым просьбам» голландских представителей было произведено даже изменение российской денежной системы: в 1620-х годах русская копейка была девальвирована так, чтобы соответствовать по ценности голландскому штиверу. Русское купечество, лишенное всех доходов от внешней торговли, долго поминало царя Ивана недобрым словом, но «военная революция» в России обретала новый виток. В то же время послы Фридриха осторожно зондировали почву относительно союза против Испании, указывая Иоанну, какие огромные доходы может принести обладание Египтом. Не будучи еще до конца в курсе южных дел, император не дал определенного ответа, пообещав продолжить переговоры позднее. В августе, передав дела Думе во главе с Федором Романовым, император выехал в Константинополь.

Леший: В принципе претензий нет, только один непонятный момент - после очищения Малороссии и Сев. Причерноморья от татар там должна резко рвануть с/х колонизация и рост производства хлеба. Одновременно захват Проливов открывает русским путь в Средиземное море. В результате получается нестыковка. Раз хлеб настолько нужный Европе товар, что ради него Нидерланды готовы пойти на создание крупномасштабных латифундий в России, то что мешает русским самим организовать вывоз хлеба через Проливы? Либо экспортировать его по Дунаю? Тем более что в русских руках главные хлебные житницы Европы, вкл. Молдавию и Валахию.

Den: georg Коллега насколько я понял у вас как раз намечается на конец 20-х, начало 30-х матч-реванш в Ливонии? Но не помешает ли этому столь сильная зависимость во внешней торговле от Голландии? Леший Из Малороссии и Северного Причерноморья скорее всего так и экспортируют. Насколько я понимаю на Балтику идет из Поволжья. Так проще с точки зрения транспортировки.

Леший: Den пишет: Насколько я понимаю на Балтику идет из Поволжья. Так проще с точки зрения транспортировки. ИМХО, нет. По Волге сплавляется вниз до Переволоки (Царицын), оттуда вниз по Дону до Азова, где перегружается на морские суда и в Европу.

georg: Леший пишет: Раз хлеб настолько нужный Европе товар, что ради него Нидерланды готовы пойти на создание крупномасштабных латифундий в России, то что мешает русским самим организовать вывоз хлеба через Проливы? Либо экспортировать его по Дунаю? Тем более что в русских руках главные хлебные житницы Европы, вкл. Молдавию и Валахию. Не забывайте про Египет, которым Испания насыщает средиземноморский рынок, гребя деньги лопатой. Что же касается экспорта из Черного моря в Голландию - тут нужно еще договариваться о пропуске через полностью контролируемый в данной АИ Испанией Гибралтар. В условиях назревания войны с Голландией вряд ли Испания это допустит. Den пишет: Коллега насколько я понял у вас как раз намечается на конец 20-х, начало 30-х матч-реванш в Ливонии? Московиты этого хотели бы. Но император-эллинофил более склоняется к южному вектору экспансии и грезит о Египте, и вообще о востановлении древних границ Византии на востоке. Леший пишет: Раз хлеб настолько нужный Европе товар, что ради него Нидерланды готовы пойти на создание крупномасштабных латифундий в России Это кстати взято из РИ. Было предложено при Михаиле Федоровиче в 1630.

Den: georg пишет: Московиты этого хотели бы. Но император более склоняется к южному вектору экспансии и грезит о Египте. А столица то где официально у этой Московско-Ромейской двуединой монархии? Вообще какой глобальный смысл в Египте? Хлеб? Но изменение статуса России в балтийской торговле принесет те же деньги, да и рынок более освоенный. Я понимаю что император числит себя не только московским царем, но и ромейским кесарем, но Египет уж очень давно был потерян для Константинополя... Нужна ли конкуренция малороссийским купцам тоже вопрос. Словом сил на которые император может опереться в своем желании и вижу меньше чем тех которые будут против этого вектора экспансии.

Den: georg пишет: вообще о востановлении древних границ Византии на востоке Тогда уж Персию выбить из Сирии и снова заставить торговать через посредничество России. Все задача пореалистичней чем воевать с державой №1.

Леший: georg пишет: Это кстати взято из РИ. Было предложено при Михаиле Федоровиче в 1630. Я знаю. Но тут у Вас получается, что Европа уже имеет подвоз хлеба из Египта (да еще и из Алжира - в РИ после захватат Францией стал крупным экспортером хлеба). Добавим к этому русский хлеб подвозимый по "южному маршруту". Т. е. цены на хлеб ниже чем в РИ. Проще говоря спрос не превышает предложение. georg пишет: Что же касается экспорта из Черного моря в Голландию - тут нужно еще договариваться о пропуске через полностью контролируемый в данной АИ Испанией Гибралтар. Есть еще Дунайский путь.

georg: Леший пишет: да еще и из Алжира - в РИ после захватат Францией стал крупным экспортером хлеба Франция быстро захватила Плато. У меня же ежели заметили там берберы кочуют - испанская Африка примерно в РИ границах корлевства Вандалов, угроза набегов не снята, и местные магнаты (кроме владеющего средним Тунисом Грмальди) предпочитают разводить овец. Леший пишет: Есть еще Дунайский путь. Дык там Австро-Венгрия. Сама не хухры-мухры аграрная держава, сплавляющая вверх по Дунаю продукты плодородной венгерской равнины. Конкурентов зачем пускать?

Леший: georg пишет: Сама не хухры-мухры аграрная держава, сплавляющая вверх по Дунаю продукты плодородной венгерской равнины. Конкурентов зачем пускать? Не знаю по 17 веку, но в 19 веке Австро-Венгрия массово импортировала хлеб по Дунаю из Румынии и России.

georg: Леший пишет: Не знаю по 17 веку, но в 19 веке Австро-Венгрия массово импортировала хлеб по Дунаю из Румынии и России. А почитайте хотя бы Ласло Контлера на world-hictory (уверен что этим источником вы пользовались). В XIX Венгрия уже густо населена, а промышленные Чехия и Австрия требуют хлеба. В XVII веке Венгрия, разоренная в РИ турецкми войнами (а у меня хоть и не столь сильно - тоже войнами с турками и набегами татар, затем Крестьянской войной и ее подавлением) имеет много свободных земель, зело плодородных, и может экспортировать сельхозпродукты в Германию.

Леший: georg пишет: и может экспортировать сельхозпродукты в Германию. Тем более непонятно, зачем в этой АИ голландцам этот проект? Если хлеба завались - вон сколько источников, то зачем нужен совершенно новый и дорогостоящий проект? И кто вообще потребители импортного хлеба? Франция? Германия? Не проще ли голландцам, сразу же вложиться в русскую металлургическую промышленность? Тем более, что как Вы сами указали, из-за сведения лесов в Европе в это время "железный голод", который она покрывает импортом из Швеции и России.

georg: Леший пишет: Если хлеба завались - вон сколько источников Венгрия - не такой уж большой источник, снабжающий только один регион - Южную Германию и отчасти Италию. Процитирую Контлера: "Традиционно сырьевой характер венгерского экспорта, новая ситуация, сложившаяся в Западной Европе, сокращение посевных площадей и отсутствие прироста населения - все это в сочетании предопределило специфику экономики страны. Значение венгерских рудников уменьшилось в результате ввоза большого количества драгоценных металлов из Нового Света, но рост населения Западной Европы породил беспрецедентный спрос на аграрную продукцию, особенно на продукты питания, как раз тогда, когда отсутствие прироста населения в самой Венгрии привело к уменьшению внутреннего рынка, а сокращение посевных площадей создало практически неограниченную возможность для развития скотоводства. В результате Венгрия оказалась в идеальной ситуации монополиста: удовлетворяя спрос западного рынка, она превратилась в самого крупного в мире поставщика мяса, ежегодно экспортируя в 1580-х гг. до 200 тыс. голов крупного рогатого скота. В то же время из-за специфики конкретных условий выпасное скотоводство давало счастливую возможность хоть как-то компенсировать неразвитость городского сектора, без которого трудно развивать промышленность и рассчитывать на формирование гражданского самосознания. Находившийся вне рамок феодального производства, основной единицей которого был пахотный земельный участок (sessio) в той или иной степени зависимого земледельца, выпас скотины никак не облагался податями со стороны помещиков, которые предприняли несколько безуспешных попыток взять в свои руки этот вид деятельности, вытеснив из него крестьян и жителей оппидумов. Однако им пришлось удовлетвориться теми огромными прибылями, которые приносила поставка зерна. Потом, поскольку выпасное скотоводство является весьма трудоемким занятием, оно в значительной мере зависело от договоров с оплачиваемыми наемными работниками, что уже само по себе предполагало некий прообраз рыночных отношений и могло привести к капитализации экономики. Множество крестьян, привлеченных в выпасное скотоводство и прежде не выезжавших за пределы своего округа, теперь вместе со стадами преодолевали значительные расстояния. Это очень расширяло их кругозор, помогало выработке независимого поведения и способствовало восприятию нового. Аналогичное воздействие оказывало виноделие. " Не буду сейчас говорить об интереснейших последствиях для Венгрии этого мира, к тому же еще и пережившей крестьянскую революцию, данных экономических факторов. Но вывод один - экспорт венгерского хлеба не столь значителен, чтобы кардинально изменить ситуацию на европейском рынке, но достаточен, чтобы Австро-Венгрия "не пущала" по Дунаю русский хлеб. Но вообще за оспариваемое вами предложение не стою и готов отказаться с легкостью. Ибо по таймлайну оно и так отвергнуто русским правительством

Den: Коллега еще вопрос - у вас официальный язык, язык делопроизводства в Ромее какой? На описываемый момент?

georg: Den пишет: Коллега еще вопрос - у вас официальный язык, язык делопроизводства в Ромее какой? На описываемый момент? Все основные документы издаются на двух языках - греческом и церковно-славянском. В местном делопроизводстве может использоваться один из них.

georg: На берега Босфора император прибыл осенью. Здесь императору пришлось подписывать хартии, жалуемые греческим торговым компаниям, издать несколько распоряжений об усилении флота, для чего должны были быть доставлены корабельные припасы из Московии (слова голландских послов о Египте и Палестине все же прочно запали в душу василевса), и наконец, решить личные вопросы – в октябре 1623 года было объявлено о помолвке государя императора с дочерью великого логофета Ромейской империи Фомы Кантакузина княжной Ириной, а через месяц в Святой Софии патриарх Кирилл торжественно обвенчал царственную чету. Одним из следствий этого брака было то, что Михаил Скопин-Шуйский, женатый на сестре Фомы Кантакузина, еще более укрепил свое положение, став буквально правой рукой императора. Проведя зиму в Константинополе, весной 1624 года император выехал в Малую Азию, где Скопин-Шуйский деятельно обустраивал вновь приобретенные по договору с Аббасом о разделе Турции провинции. От Никеи и Бурсы до Антальи и Аланьи по хребту Антитавра обустраивалась цепь крепостей, сторожевых постов и сигнальных вышек. За ними располагались лагеря нескольких драгунских частей, призванных стать подвижным резервом по охране границы. 20000 украинских казаков во главе с наказным гетманом Дорошенко (старшим) поселялись на реке Сакарье под именем Забосфорского войска (да простит меня коллега Читатель за плагиат), призванного обеспечить безопасность Вифинии и Лидии от беспокойных соседей – кочевых кизилбашских орд, ставших хозяевами Анатолийского плато. На приобретенных территориях Лидии, Карии, Ликии и Памфилии с Писсидией, расселялись колонисты. Благодатные плодороднейшие земли речных долин Лидии, некогда густо населенные, после опустошительных гражданских войн в Турции и особенно после нашествия кизилбашей лежали пустыми, и немногочисленное уцелевшее турецкое население обрабатывало едва шестую часть ранее обрабатываемых площадей. Скопин-Шуйский немедленно принял меры с сельскохозяйственной колонизации вновь приобретенного края. На свободных землях селились крестьяне из Греции и Болгарии, для которых климат и способы хозяйства Западной Анатолии были привычны. Поселенцам предоставлялась казенная ссуда на обзаведение и длительное освобождение от налогов. От казны не отставали и частные магнаты – как славяне так и фанариоты, приобретавшие обширные участки пустующих земель с условием обустроить переселенцев за свой счет.

georg: Этим же летом императору пришлось решать «запорожскую проблему». Летом 1623 года казацкое «Островное Братство» согласно мирному договору и буквально под дулами орудий испанского флота (причем греческая эскадра, стоявшая в Эфесе, готова была согласно государеву указу оказать содействие в ликвидации пиратской республики) вынуждено было покинуть Кос. Греки рассеялись по родным приморским поселениям (многие из них сразу были призваны в увеличиваемый императорский флот), а русичам пришлось выбираться через Босфор на родину, где их ждал не очень гостеприимный прием. Поскольку в 1610ые годы Запорожская Сечь фактически перебазировалась на Кос, Хортица оставалась только сборным пунктом уходивших в Средиземноморье казацких отрядов. Меж тем земли, ей принадлежавшие, постепенно занимались наступавшим в Дикое Поле потоком сельскохозяйственной колонизации. Полтавский, Чигиринский и Уманский реестровые полки оторвали по изрядному куску запорожской территории. Но и на остальной части разрослись хутора – «зимовки» - домовитых запорожцев. Ветераны основного потока казацких походов 1610ых годов, награбившие огромные богатства на опустошении тогда еще турецких территорий – берегов Малой Азии, Сирии и Египта – возвращаясь на родину и пользуясь отсутствием пребывавшего в Эгеиде войскового кошевого управления, занимали обширные участки степовой земли, основывали хутора, распахивали земли, используя труд батраков и арендаторов – благо недостатка в них не было благодаря массовому исходу украинских крестьян с Волыни и Галичины после поражений Сагайдачного и Михаила Вишневецкого в последней войне; либо разводили огромные стада волов и овец. Понятно какое впечатление произвело появление на Хортице буйной войсковой братии, попытавшейся восстановить власть Запорожского Коша (каковым они себя на замедлили объявить) на бывшей территории войска Запорожского. Гетман реестровых полков Сагайдачный попытался утихомирить их, одновременно запросив указа императора. Вызывающий ответ гетману со стороны «Войска Запорожского» совпал с инструкцией из Константинополя, в которой говорилось, что «невозможно терпеть буйную и привыкшую к разбою войсковую общину посреди мирных областей империи». Участь Коша была решена. В июне 1624 года с одной стороны гетман Сагайдачный с реестровыми казаками и Киевский воевода князь Илья Четвертинский с драгунами и стрельцами, а с другой стороны Крымский хан Джанибек (подданным которого, кочевавшим перед Перекопом, буйная «островная братия» так же уже успела насолить) подошли к Запорожской Сечи и потребовали немедленного роспуска «Коша». Согласно императорскому указу Сечь превращалась в еще один реестровый полк, основу которого должны были составить «осадчие» казаки-хуторяне. Запорожцам предоставлялось на выбор войти в состав полка в рамках его регламентной численности, либо влиться в состав новооснованного в Малой Азии «Забосфорского войска», куда в конечном итоге и угодила большая часть запорожцев. Кроме того, значительная часть казаков присоединилась к донским казакам в экспедициях в Сибирь за пушниной, о чем речь будет позднее.

georg: В июле 1624 года Скопин-Шуйский подал императору подробный доклад. В нем Скопин рассматривал текущее состояние вооруженных сил Империи, его истоки и планы реформ. Проект был начат с пехоты. Скопин упоминал о реформе Михаила Глинского, положившей начало стрелецкому корпусу. По мнению Скопина Глинский уже тогда определил оптимальное в русских условиях соотношение мушкетеров и пикинеров – 4:1. В дальнейшем в войнах Ивана Васильевича с татарами пикинеры среди стрельцов почти исчезли, а пики возились в обозе на всякий случай, однако война за Литву с королем ВладиславомIV и столкновения с его грозной гусарией вынудили восстановить пикинеров в прежней пропорции. Тем не менее главная ставка в боях как с татарами, так и с поляками делалась на мощный залповый огонь трех шеренг стрельцов с близкой дистанции, четвертая же шеренга с пиками выходила вперед в случае крайней опасности, если кавалерия противника достигала русского строя. Древковое оружие применялось в ограниченных масштабах и исключительно для прикрытия стрелков. В боях с пехотой противника стрельцы подобно турецким янычарам умели переходить в атаку в рукопашную, выставляя в лоб пикинеров, а остальными атакуя фланги вражеского построения. Ставка здесь делалась на индивидуальную подготовку стрельцов в боевом фехтовании саблей и бердышом. Глинский уделял этому особое внимание, выписывая на Русь инструкторов венгерской фехтовальной школы, и успехи впечатляли – русские стрельцы при Иване Ивановиче сходились на равных в рукопашном бою с турецкими янычарами, слывшими непревзойденными мастерами боевого фехтования. Перед последней войной, случившейся после долгого мира, московский Разряд попал под влияние служивших в русской армии иноземных офицеров, придерживавшихся «испанской школы», и сделал ставку на набор массовой пикинерии и сокрушающий удар пикинерных колонн. Что дорого стоило русской армии – при Седлеце «новоприборная» пикинерия, разгромив фланг противника, не сумела быстро перестроиться, и была буквально расстреляна многочисленными мушкетерами и полковой артиллерией противника, что привело к страшному разгрому русских войск. В ходе войны русская пехота практически уже вернулась к старой пропорции – 1/4 пикинеров и ¾ мушкетеров. Скопин рекомендовал кроме того ввести в русской пехоте тактические единицы шведского образца – четырехбатальонные бригады, способные строится в линию, углом или в каре, перенять шведские приемы перестроения, а так же непременно снабдить пехоту легкой полковой артиллерией шведского образца. По поводу артиллерии основным требованием была постановка на вооружение полковых пушек. Полевая же и осадная артиллерия России блестяще себя зарекомендовала и в реформе не нуждалась.

georg: Особое внимание было уделено кавалерии. Скопин предлагал ввести в русской армии взаимодействие построений пехоты и конницы по шведскому образцу. Главной ударной силой в коннице считалась гусария, организованная еще в конце XVI века «з маниру польского» и прекрасно себя зарекомендовавшая в последующих войнах. Гусария получила более или менее стандартизированный комплект доспехов и набор древкового, клинкового и огнестрельного оружия. Хорошо защищенные доспехами и вооруженные длинным копьем-древом, гусары представляли грозную силу на поле боя. Гусары были не тяжелее имперских и шведских кирасир, но их отличный конский состав, выучка «товарищей» и «пахоликов», их готовность к единоборству, характерное наступательное вооружение и соответствующая ему ударная тактика ставили гусар на голову выше европейской тяжелой кавалерии того времени. И если европейская кавалерия того времени была сориентирована на действия от обороны, на короткие контратаки с последующим отходом под прикрытие собственной пехоты и артиллерии, гусария играла на поле боя более серьезную роль. Однако элитные гусарские части были немногочисленны. Их создание требовало долгого обучения, доведения навыка владения военным ремеслом до уровня рефлекса". Успешные действия гусар зависели во многом от слаженных действий всех гусар хоругви, их умения маневрировать на поле боя как одно целое, от способности хоругви атаковать в сомкнутом строю и в случае необходимости быстро перестраиваться и снова атаковать. Вдобавок ко всему весьма недешевой была амуниция и оружие гусар, а также гусарские кони - от состояния коней напрямую зависела боеспособность гусарской хоругви. Поэтому службу в гусарии, чрезвычайно престижную и почетную, хотя и тяжелую в силу ее «регулярства», могли нести только «статочные» дворяне, владевшие вотчинами или «родовыми поместьями» и располагавшие приличными средствами. Но основной массе русских дворян она была недоступна. При цене на породистого коня, доходившей в отдельные периоды до 50-100 рублей, позволить себе такого коня могли главным образом только бояре и «статочные» дворяне. Естественно, что такие кони, способные нести тяжеловооруженного конного латника, были немногочисленны. Рядовые дворяне и дети боярские довольствовались дешевыми конями татарской породы. Стоили они от 1,5 до 2 в начале XVI в., а к середине века - 3-5 руб. Современники в один голос хвалили этих коней за их выносливость и приспособленность к местным условиям. Однако достоинства татарских коней были обратной стороной их недостатков. От европейских они отличались низким ростом (в среднем 131,9 см в холке), и в силу этого были не способны нести на себе тяжеловооруженного, закованного в сплошные доспехи всадника. Большая часть поместной конницы состояла из легковооруженных всадников в кольчугах или тегиляях, вооруженных саблей и луком и сражавшихся по тактике, аналогичной татарам и турецким спагам. В войнах с Османами эта кавалерия действовала вполне удовлетворительно против аналогичного противника, но в последней войне, не способная на решительную сокрушающую атаку и расстреливаемая массированным огнем мушкетеров противника, оказалась почти совершенно бесполезной. Хотя московское правительство уже давно пыталось перевести дворянскую конницу на огнестрельное оружие, но и во время последней кампании с огнестрельным оружием выезжали 38 % служилых людей, дворян и детей боярских, тогда как остальные 62 % вооружались луками и саблями. Скопин предложил не более не менее как полное упразднение «сотенного» дворянского ополчения как рода войск. Согласно его проекту предлагалось всех мелкопоместных дворян и детей боярских поверстать в драгуны, вооружив их на казенный счет мушкетами. Действия летучих «корволантов», в которых конные стрельцы играли наиважнейшую роль, весьма выручили армию царя Ивана во время последних кампаний в Литве, а в Малой Азии сформированные Скопиным в ромейской армии драгуны весьма эффективно действовали против конницы кизилбашей, при необходимости спешиваясь, сворачиваясь в каре и отбивая противника залповым огнем. Многочисленные драгунские полки, снабженные легкой полковой артиллерией, позволяли быстро перебрасывать войсковые корпуса на большие расстояния, нанося неожиданные удары армии противника. Что же касается легкой кавалерии, необходимой для разведывательной, рейдовой и аванпостной службы, а так же для фланговых прикрытий гусарских хоругвей, для нее было предложено использовать «природных всадников». В основном на эту роль предназначались казаки, которые за последние десятилетия в силу развития скотоводства в степных казачьих областях все больше превращались в «природную» конницу. Сверх того известное число всадников были обязаны выставлять Ногайские орды – Крымская, Большая и Малая, что в сумме удовлетворяло потребности в тяжелой кавалерии. Тактическая схема таким образом должна была представлять собой «тактику сокрушения». Пехота и артиллерия массированным залповым огнем "размягчала" ряды противника, подготавливая сокрушительную атаку блестящей гусарии. Опрокинутый гусарами неприятель добивался легкими казацкими, татарскими и ногайскими хоругвями, которые к тому успешно несли разведывательную и охранную службу и опустошали владения неприятеля своими рейдами.



полная версия страницы