Форум » Наиболее обсуждаемые миры » Австро-Венгрия XVI века (продолжение) » Ответить

Австро-Венгрия XVI века (продолжение)

georg: Продолжение. Начало здесь.

Ответов - 799, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 All

georg: Олег пишет: Вы не путайте колонны и линейную тактику - есть разница. Опять взаимопонимания нет. Я имею в виду - если в колонне суда разные по скорости, действия колонны затруднительны.

Sergey-M: georg пишет: Я имею в виду - если в колонне суда разные по скорости, действия колонны затруднительны. так колонна ползет со скоростю самого медленного и усе.

georg: Sergey-M пишет: так колонна ползет со скоростю самого медленного и усе. В том и проблема Тромп в первом бою с Окендо потому и выбрал кильватерную колонну, что все его суда были легче и быстроходнее основной части испанских. Что и дало ему возможность бить по такелажу, не давая испанцам сблизится и использовать их коронный ход - залпы в упор и абордаж в тесной свалке (каковым образом они незадолго до того разбили тех же голландцев напротив Лиссабона и англичан у Сен-Кристофера, где отличился тот самый Окендо). Будь у Тромпа тогда тихоходные суда - такой тактики боя не получилось бы.

Олег: georg пишет: Опять взаимопонимания нет. Что-такое колонна понятно. Её использовали ещё карфагеняни и афиняне. Линейная тактика подразумевает, кроме колонны, что враг тоже идёт аналогичной колонной параллельным или противовположным курсом (второе ну очень редко). Обычно идут поединки корабль на корабль. Очень удобно для обороны (только если дейтсвовать как Рюйтер, а не как Вильнёв) или для защиты от брандеров. Крайне сложно разгромите противника.

georg: Олег пишет: Линейная тактика подразумевает, кроме колонны, что враг тоже идёт аналогичной колонной параллельным или противовположным кур В курсе. Но в нашей войне такое и самом деле будет разве что под конец. А в основном - сначала односторонее использование кильватерной колонны в выгодной ситуации, затем - начало боя в колоннах с последующим прорезом вражеского строя и свалкой.

georg: Продолжим. Как после получения вестей о захвате Хейном «серебряного флота» в Эскореале не рухнул потолок – для придворных осталось загадкой. Филипп IV в бешенстве потребовал «раздавить Нидерланды». Был объявлен новый набор войск и к весне 1629 новый испанский корпус генерала Гонсало де Кордобы отплыл из Барселоны в Италию чтобы двинутся в подкрепление Спиноле. Предполагалось что испанская армия вторгнется в Нидерланды через Юлих и Люттих, а баварская – с территории вестфальских епископств. Решено было разгромить Голландию на суше, но поскольку очевидно было что на море англо-голландские диверсии не прекратятся, для усиления флота Эспиносы были вызваны все парусные военные корабли из Средиземного моря. Однако вступление в войну Дании сбавило оптимизма испанским военачальникам. ХристианIV сразу начал подготовку к войне. Его план основывался на контролировании области Нижней Саксонии (побережье Северного моря, Брауншвейг, Голштейн и Мекленбург). С сентября 1628 г. он разместил гарнизоны в укрепленных городах области. В переговорах с союзниками король Дании выражал надежду собрать 30000 солдат – 24000 пехоты и 6000 кавалерии. Реально он получил 5000 датчан, плюс 13000, заранее размещенных в гарнизонах, а император предоставил ему менее 7000 чел, причем очень плохо подготовленных и годных лишь для гарнизонной службы. Поэтому Христиану пришлось положиться на корпуса «имперской армии» принцев Беренгарда Саксен-Веймарского, Иоганна-Эрнста Саксен-Веймарского и Христиана Брауншвейгского. Осенью 1628 г. ключевым стал вопрос о вестфальских церковных княжествах – епископствах Падерборна, Гильдесгейма, Фехты и Мюнстера. Местные епископы ранее входили в католическую Лигу. После разгрома войск Лиги в 1626 они официально вышли из нее и покорились императору. Теперь на фоне побед католических войск ясно было, что вестфальские епископы вот-вот примкнут к Лиге, и тогда их владения станут удобнейшим плацдармом для вторжения в Голландию с востока, где почти не имелось крепостей. Действовать нужно было быстро. Сняв войска с южной границы после подписания мира с Францией, император направил корпус генерала Сольмса для захвата Мюнстера. Курфюрст Максимилиан выиграл небольшой бой при Хокстере и быстро двинулся на север, чтобы прикрыть оплоты Католической Лиги в Нижней Саксонии – епископские города Хамельн и Минден, к которым уже двигались датские войска. ХристианIV осадил Хамельн, но получил контузию при подрыве заминированной стены; осада была снята через два месяца. Берегнард Саксен-Веймар выдержал оборонительный бой у Ниенбурга (3 сентября), приостановив движение баварцев, а через неделю Максимилиан получил известие о капитуляции Мюнстера, занятого голландцами. После этих событий враждующие армии разошлись на зимние квартиры. К началу компании 1629 курфюрст Баварский удерживал линию Везера, занимая крепости Хамельн, Минден, Ниенбург и Хокстер, отрезая Христиана от Касселя. Непосредственно полевая армия Лиги насчитывала около 20000 чел.

georg: Христиан стремился истощать баварцев набегами и мелкими операциями, избегая решительного столкновения. Он оспаривал господство над Везером, особенно над крепостями Геттинген и Калленберг, которые связывали его с Гессен-Касселем. Армия Христиана насчитывала 30000 чел, но только половина из них состояла под непосредственным командованием короля и располагалась у Вольфенбюттеля (15-29 тыс.), восточнее Везера и севернее Геттингена и Касселя; остальные силы, разбросанные отдельными корпусами по Вестфалии и Нижней Саксонии, находились под командованием голландского генерала графа Сольмса и военачальников «имперской армии» - герцога Иоганна Эрнста Саксен-Веймарского, герцога Христиана Брауншвейгского и принца Берегнарда Саксен-Веймарского. На левобережье Рейна голландская армия под верховным командованием графа Мансфельда, получившая значительное превосходство над испанцами (присоединившая корпус Бейлермона, ранее противостоявший французам, и прибывший на континент согласно договору 8-тысячный англо-шотландский корпус генерала Лесли) сосредотачивалась в Юлихе, готовясь удерживать рубеж Мозеля, и при благоприятных обстоятельствах, воспользовавшись разделением испанской и баварской армий, перейти в наступление против испанцев в Пфальце. Неблагоприятные известия из Чехии заставили императора срочно оказать ей помощь. 30 апреля Беренгард Саксен-Веймарский с 15-тысячным немецким корпусом выступил в Чехию. После оказания помощи Валленштейну ему предписывалось совершить диверсию в Баварию, что должно было заставить католиков направить часть войск для ее защиты. И тогда протестанты собирались перейти в наступление по всему фронту. 20 февраля Мансфельд двинулся на юг. В это же время Брауншвейг начал тревожить Макса Баварского на Везере, а Иоганн Эрнст Саксен-Веймарский проник в Вестфалию и на короткое время оккупировал Оснабрюк. В то же время голландский корпус Сольмса двинулся от Мюнстера на юг, заходя в тыл армии курфюрста. Хотя Гессен-Кассель и был занят войсками Лиги, он оставался настроен проимператорски. Когда Сольмс в апреле вступил в Гессен, там началось крестьянское восстание. Положение Макса Баварского было весьма опасным.

georg: Меж тем на другой стороне Рейна испанские авангарды перешли Мозель у Трира. Испанские отряды укрепили оба берега: шанцы на северном (вражеском) берегу занимали четыре роты пехоты наемных немецких мушкетеров под командованием полковника Альдрингера. 7 апреля Альдрингер доложил о появлении неприятельской кавалерии. 12 апреля Мансфельд атаковал его, но успеха не добился, несмотря на численный перевес. Все могло кончиться этой незначительной стычкой, но Мансфельд решил подвергнуть шанцы осаде. Он начал копать траншеи и приказал доставить пушки. Несмотря на сильное давление, шанцы не были совершенно отрезаны от южного берега, с которого тонкой струйкой текли подкрепления. Тем не менее, позиции Альдрингера оставались в тяжелом положении. Но когда 21 апреля маркиз Леганес пробился по мосту с сильными подкреплениями и припасами, угроза была отведена. Через два дня прибыли из рейда кавалерийские части Гамбакорты и Велеса, и тогда Леганес с Альдрингером начали расширять периметр на север. 24 апреля появился сам Спинола с главными силами испанской армии. В этот момент даже Мансфельду должно было стать ясным, что обстановка неблагоприятна для продолжения осады. Альдрингер имел достаточно времени, чтобы изучить слабость осадных линий Мансфельда. Он обратил внимание на лес, тянувшийся на правом фланге за расположение позиций Мансфельда, который считал его непригодным для действий войск и оставил без наблюдения. Новые оборонительные позиции испанцев приближались к лесу на 200 метров и Спинола сразу приказал двум терциям занять лес, связав его с рекой новой линией траншей. Позиция Мансфельда была непригодна для обороны, т. к. создавалась для наступления и поэтому он решил атаковать противника. В 6.00 утра 25 апреля протестанты вышли из своих линий и бросились в атаку. Англичане первыми атаковали лес; в это время голландцы атаковали Альдрингера и Леганеса в шанцах. Этот бой продолжался до 11.00. Шотландец лорд Гамильтон возглавлял главную колонну, атакующую лес, обстреливаемый артиллерией Мансфельда. Спинола направил на помощь обороняющимся две испанских бригады, которые с ходу контратаковали англичан пиками. Отличная выучка и стойкость помогли испанцам победить – Гамильтон был убит, англо-шотландская колонна разгромлена. Атака голландцев была еще менее успешной. Понеся такие потери, Мансфельд решил прекратить битву. Он отправил обоз в Кобленц, приказав пушкам продолжать стрельбу, чтобы прикрыть его отход. Мансфельд надеялся, что ему удасться выйти из боя и оторваться от противника, но он просчитался. Во время первого этапа боя кавалерийские полки Гонзаго и Коронини вели перестрелку с протестантской кавалерией севернее леса. Под прикрытием завесы из этих двух полков Спинола сосредоточил 28 рот тяжелой кавалерии и 4000 африканцев, плюс три полка пехоты непосредственно в лесу. Около полудня они обошли левое крыло Мансфельда и разбили его вдребезги. Леганес и Альдрингер контратаковали циркумвалационные линии протестантов, которые сейчас защищали только расстроенные и деморализованные шотландцы. Протестанты обратились в бегство; их кавалерия бежала, бросив пехоту на произвол судьбы, а пехота была окружена и по большей части уничтожена. Испанцы захватили 3000 пленных, в основном пехоту, 32 знамени, 6 пушек, 48 офицеров. Погибло свыше 3000 человек, англичане и шотландцы были уничтожены почти полностью.

georg: Поражение стало сильным ударом по планам протестантского командования. Мансфельду пришлось спешно посылать подкрепления: Сольмс получил приказ свернуть свои операции в Гессене и без промедления двигаться на запад. Мансфельд не утратил своего организаторского таланта – он формировал новые полки и уже в начале июня под его командованием находилось 15000 человек в Ахене, однако инициативы Мансфельд, уже смертельно больной (туберкулез) не проявлял. По иному складывалась ситуация в Чехии. В январе 1629 года Валленштейн созвал в Праге сейм, на котором поставил вопрос о государственной обороне. Всем было понятно, что в случае поражения Фердинанд захватит чешскую корону и начнет рекатолизацию Чехии, а протестантские магнаты и шляхта могут потерять все. Особенно страшными были действия Фердинанда в Моравии, связанные с отменой крепостничества, что уже вызвало глухое брожение среди чешского крестьянства. Вопрос стоял прямо – либо отменить крепостное право самим, либо это сделает враг. Большинство поддержало предложение Валленштейна, опасаясь потерять все. Прикрепление крестьян к земле было официально отменено постановлением сейма, при этом повинности крестьян-держателей были зафиксированы на существующем уровне. (Побочным эффектом данной реформы послужило то, что права крестьян на землю теперь никак не были обеспечены, что сыграло определенную роль в будущем.) Страна была охвачена воинственным воодушевлением. Сейм вотировал экстраординарные налоги. Валленштейн произвел набор в армию и обучал новобранцев. Города укреплялись, население вооружалось. Весной Австро-Венгрия начала вторжение. Армия короля Фердинанда наступала из Моравии долиной Лабы. Захватив несколько городов, она подошла к Праге в июле. Валленштейн оборонял переправы через Влтаву, не давая противнику взять столицу Чехии в полную блокаду. Тогда Коллередо с конными венгерскими частями двинулся на юг, дабы перейти там Влтаву, и подойти к чешской столице с юго-запада. Однако пока Коллередо маршировал к югу и организовывал там переправу, направленная в Чехию армия Бернгарда Саксен-Веймара, быстрыми переходами подошла к Праге. Теперь Валленштейн решил дать сражение. Ночью 10 июля войска императора скрытно перешли Влтаву севернее Праги и сблизились с позициями австро-венгров. Роковую роль сыграло то, что король Фердинанд, заболевший и выехавший в Вену, не назначил единого командующего, и руководивший испанскими (точнее итальянскими) войсками принц Филипп Фарнезе, брат герцога Пармского, не считал себя подчиненным командующему австро-венграми Паппенгейму. К тому же благодаря отправке Коллередо (получившего половину всей конницы) за Влтаву австро-венгры лишились превосходства в кавалерии.

georg: Протестанты выступили в 6.00, тремя колоннами. Первую – пехоту вел граф Терцки. Его движение прикрывало переправу второй колонны – кавалеристов Бернгарда и артиллерии. Третья колонна, под началом графа Кинского состояла тоже из кавалерии. В ее задачу входило поднять шум на правом крыле противника, а потом двигаться за главными силами, служа резервом. Паппенгейм, теряясь в догадках относительно планов противника, решил сам отправиться на рекогносцировку. Перед отъездом он приказал Фарнезе занять холм перед лагерем. Позднее Паппенгейм утверждал, что он имел в виду только отправку передового отряда для наблюдения. Но, видимо, Фарнезе понял приказ, как распоряжение сменить позицию и выступил всеми силами. Но выступление Фарнезе задержалось и когда рассвело, его драгуны увидели, что к ним направляется чешский авангард Коловрата. Драгуны, не приняв боя с превосходящими силами противника, бежали с холма. Фарнезе, решивший немедленно отбить холм, пренебрег разведкой местности и в тот момент, когда выстраивал свое крыло на прежней позиции, и когда повел его в атаку. Тем временем конники Коловрата, поддерживаемые 12 орудиями и 12 отрядами мушкетеров занимали оборону на холме. Местность позволяла Фарнезе развернуть не более двух эскадронов по фронту, между густым лесом и холмами. Вскоре их стала поражать чешская артиллерия. В этот момент Фарнезе, наконец, догнал Паппенгейм, и потребовал вернуться. Генералы безобразно разругались, выскородный принц Фарнезе заявил что он подчиняется только вице-королю эрцгерцогу Леопольду, и не обязан выполнять распоряжения Паппенгейма. Наконец, Паппенгейм согласился, что раз уж атака началась, то она должна быть продолжена и уехал к центру, рассчитывая успеть прислать бешенному итальянцу подкрепления. Атака Фарнезе оказалась самоубийственной. Огонь чехов остановил итальянцев, и только усилия Фарнезе не давали им отступить. Наконец, принц Фарнезе был убит двумя пулями, после чего его кавалерия бежала. К 9.00 все было кончено. В этот момент, преследуя остатки крыла Фарнезе, чехи столкнулись со свежими силами австро-венгров, с пехотой из центра. Помочь Фарнезе они уже не успевали, но сформировали новую линию обороны лесу. Началась жаркая перестрелка, в которой перевес был на стороне чехов благодаря превосходству в полковой артиллерии. Под давлением чехов австрийская пехота была вытеснена из леса. Продвигаясь вперед, пехота Терцки дошла до холма. Здесь она внезапно была атакована несколькими венгерскими эскадронами, спешно переброшенными с правого крыла. Два батальона были рассеяны и атака Терцки остановилась. К счастью для чехов, огонь нескольких полковых пушек, заставил кавалеристов Борши повернуть назад. Более важные события произошли значительно южнее. Там имперская пехота, пройдя через лес, обнаружила венгерские части. Началась длительная перестрелка. Через некоторое время Бернгард Саксен-Веймар перегруппировал свои эскадроны и двинулся с ними южнее, планируя обойти венгров справа. Паппенгейм заметил этот маневр и противопоставил ему оставшуюся у него кавалерию – эскадроны Борши, и вновь собравшихся венгерских конников левого крыла под командованием Кубини. Они прикрыли пехоту, заняв позицию южнее ее. Бернгард Саксен-Веймар успешно атаковал, сходу опрокинув деморализованные остатки кавалерии Фарнезе. Под ударом возобновившего атаку Терцки слева и Бернгарда справа, имперская линия выгнулась полумесяцем. Бернгард, поддержанный огнем пушек, соединился со своей пехотой. Венгры несли тяжелые потери, но продолжали удерживать позицию из последних сил. Скорее всего, Паппенгейм заметил на дороге приближающиеся эскадроны Кинского, которые перешли реку и до этого стояли в резерве. Это стало решающим аргументом к отступлению, совершенному около 11.30, которое удачно прикрывал контратаками венгерской кавалерии Борша. В полдень армии разорвали контакт. Чехи быстро восстановили порядок, построившись так же, как и перед началом боя. Подсчитав потери, Валленштейн решил воздержаться от продолжения боя, тем паче что преследование противника на сильно пересеченной местности могло завести в засаду.

georg: Паппенгейм, отводя свои потрепанные войска к границам Моравии, послал несколько рот венгерских хусар за Влтаву, где они донесли до Коллередо вести о последних событиях. Коллередо немедленно выступил на запад и вступил на территорию Баварии, прикрыв рубеж Дуная и послав в Венецию к эрцегрцогу Леопольду за подкреплением. Саксен-Веймар настаивал на исполнении приказа императора – вторжении в Баварию. Однако Валленштейн категорически отказался его поддержать, резонно указывая на то, что австро-венгерская армия не уничтожена и может возобновить наступление из Моравии. В конечном итоге Беренгард выступил на юг лишь собственными силами. Несколько попыток перейти Дунай успехом не увенчались – Коллередо надежно прикрыл переправы, а меж тем с юга подходили высадившиеся в Венеции испанские части, предназначенные для подкрепления Спинолы во главе с генералом Гонсало де Кордобой. В августе Саксен-Веймар, получив тревожные вести с севера, выступил обратно в Саксонию. Вступивший в Баварию Кордоба, имея приказ идти на соединение со Спинолой для скорейшего разгрома Голландии, отклонил предложение Коллередо вторгнуться в Чехию. Таким образом в этот страшный для протестантов 1629 год чешское королевство устояло. Максимилиан Баварский провел май в стратегическом окружении, систематически маневрируя и прикрывая Вестфалию, линию Везера и Гессен, и наконец получил свободу действий после отзыва императором корпуса Сольмса за Рейн. В свою очередь, Спинола направил Пикколомини с частью войск в Люксембург, дабы вернуть герцогство законному владельцу – курфюрсту Баварскому, а сам осадил Кобленц. Альдрингер был произведен в генералы и назначен командиром отдельного корпуса (8000), отправленного на помощь Максимилиану. Курфюрст, получив тревожные известия о сражении под Прагой и о движении Бернгарда к Баварии, собирался было и в самом деле двинутся на юг. Но получив от Коллередо известие о скором подходе в Баварию войск Кордобы, успокоился относительно Баварии и решил возобновить наступление. Максимилиан вернул себе Минден, Хамельн и Калленберг и начал осаду Геттингена. Христиан отправил Иоганна-Эрнста Саксен-Веймара помешать католикам, но тот был перехвачен отрядом Фюрстенберга и 27 июля, в бою при Россинге был отброшен с потерями. 11 августа Геттинген капитулировал. Наконец, Христиан двинулся из Вольфенбюттеля, приняв решение соединиться с Иоганном-Эрнстом и остановить Максимилиана. Последний имел общий численный перевес – 19500 пехоты и 8600 кавалерии, но часть сил еще находилась в районе Геттингена. В непосредственном распоряжении Максимилиана имелось только 20000 солдат. При приближении Христиана он прекратил операцию против Нортхейма и послал гонца к Альдрингеру за помощью А Христиан в это время колебался. После соединения с Иоганном-Эрнстом Саксен-Веймаром его силы достигли 21000 человек, чего было недостаточно для гарантированной победы. Христиан рассчитывал перехватить Альдрингера и полагал, что победа над этим отрядом побудит курфюрста отступить. Но Альдрингер двигался слишком быстро и успел соединиться с Максимилианом 22 августа. Теперь курфюрст был готов к бою и двинулся прямо на датскую армию, стоявшую в Дудурштадте.

georg: Христиан быстро разобрался в обстановке. Он не сумел разбить Альдрингера и теперь стоял перед превосходящими силами противника. Тогда Христиан решил отступить в Вольфенбюттель. Он начал отступление 24 августа, но судьба явно оказалась против него – проливные дожди 24 и 25 превратили дороги в болото. Превосходная артиллерия и тяжелые обозные повозки датчан доставляли им немалые трудности, а Максимилиан двигался быстрее, его не останавливало даже сожженные датчанами мосты. После захода солнца 25 августа войска Лиги находились около Катленбурга, меньше чем в миле от неприятеля. Продолжение наступления было тяжелым. Датчане несли потери заболевшими (от непогоды) и отставшими, и кавалерия Альдрингера и африканцы преследовали их.. Христиан отрядил небольшой арьергард, чтобы остановить преследовавших, но Альдрингер разгромил его. Около полудня 26 датчане были вынуждены повернуться лицом к врагу. Постоянно происходили стычки и перестрелки. Датчане хотели занять холм, чтобы иметь выгодную позицию против Альдрингера, но, увидев подход главных сил Максимилиана, отказались от этой идеи и отступили на север. Затем обе армии расположились на ночь, которая прошла беспокойно – всю ночь курфюрст Баварский стрелял из пушек в направлении датского лагеря и отправлял небольшие разъезды кавалерии к расположению противника. Стремясь спасти свой обоз, Христиан приказал ему двигаться ночью без остановки, в то время как армия должна была прикрыть его отход. В полночь, по выстрелу из фальконета, послужившему сигналом, датчане начали выходить из лагеря. В 4.00 они двинулись на встречу противнику. Христиан рассчитывал, что его выступление останется незамеченным, но разъезды африканцев, постоянно находившиеся поблизости от датчан донесли Альдрингеру о его намерениях. Отражая налеты африканцев (для чего армии в 6.00 пришлось выстроиться в боевой порядок) авангард датчан к 9.00 достиг деревни Луттер. Состоялся военный совет. Христиан решил, что необходимо дать сражение, чтобы обоз успел уйти подальше. Он собирался занять сильную оборонительную позицию за рекой Нейл, преградив дорогу армии Лиги. Иоганн-Эрнст Саксен-Веймар возражал против этого решения, предупреждая Христиана, что он идет на неоправданный риск – датская армия состояла из недавних рекрутов, потрясенных неудачами и отступлением, а у Максимилиана были опытные, уверенные в себе ветераны. Оборонительные преимущества позиции датчан очень незначительны – легкая кавалерия католиков всегда сможет обойти их фланги через незащищенные леса. По его мнению, лучше бросить обоз и спасти армию, чем рисковать армией, защищая обоз. Но Христиан уже все решил. Позиция датской армии на реке Нейл располагалась в долине, ограниченной с севера и с юга густыми лесами, по мере приближения к долине становящиеся более редкими, и переходящие в разбросанные рощи и отдельные деревья. Лесистая местность затрудняла построение войск. Фронт датчан проходил примерно в 100 метрах за рекой. Река была достаточно труднопроходимым препятствием – дождь превратил ее берега в болото, тут и там валялись ветки и обломки деревьев. Она была проходима в брод для кавалерии и труднопроходима для пехоты, без сохранения строя. Изначально на реке было 5 мостов, но Иоганн-Эрнст сжег три из них, оставив неповрежденными только два. Христиан построил войска в три эшелона, 1-й под командованием Иоганна-Эрнста Саксен-Веймара, 2-й возглавил он сам и 3-й под командованием датского генерала Мистлафа.

georg: Позиция датчан была труднодоступной, но Альдрингер сумел разглядеть ее слабые места.- леса, прикрывающие фланги и саму реку. Он предложил курфюрсту Максимилиану тонкий и дерзкий план. Сначала он собирался привлечь внимание противника орудиями и попыткой переправы на своем правом фланге. А через некоторое время два его самостоятельных отряда (полковники Альберт и Десфурс) должны были обойти фланги неприятеля, скрываясь в густых лесах. Этот маневр опасно ослаблял центр, но Альдрингер полагал, что река, на защиту которой надеялся Христиан, защитит и его. В то время, когда Максимилиан строил свою армию, Христиан узнал, что его обоз задержался между лесом и дорогой. Вместо того, чтобы послать своего квартирмейстера, он поскакал туда сам и, в какой-то момент, второй эшелон и вся армия остались без командования. Первая фаза сражения состояла из артиллерийской дуэли, которая началась в полдень. Десфурс и Альберт уже начали свое обходное движение. 5 рот кав. полка Кронберга, после схватки с датчанами, перешли Нейле и заняли мост. Максимилиан сразу же приказал начать переправу (1.30). Батальон Гронсфельда перешел реку и построился под прикрытием 200 мушкетеров. Затем мост перешли кавалеристы Кронберга и Шенберга, замыкал колонну католиков пех. полк Шмидта. Одновременно с этим Анхольт двинул к тому же мосту две бригады центра под командованием Фюрстенберга; в центре осталось только три бригады под командованием Альдрингера. В тот момент, когда батальон Гронсфельда перешел реку, Иоганн-Эрнст поставил против них 6 орудий и начал обстрел. Гронсфельда он не остановил, но беспокоил кавалерию баварцев. Затем, встав во главе первого эшелона левого фланга (1000 кавалеристов), Иоганн-Эрнст атаковал противника (2.00). Так началась третья, решающая фаза – датская контратака, которая имела решительный успех: кавалерия Кронберга и Шонберга была захвачена стоящей на месте, в момент перестроения, когда командиры приводили ее в порядок после артиллерийского огня и обратилась в бегство. Момент был опасным – пехота Шмидта еще не успела перейти мост и он оказался не занят войсками Лиги, но на пути Иоганна-Эрнста оказался Гронсфельд, который стойко отразил атаку. В результате, датские кавалеристы оказались отброшены на исходные позиции. Пока Иоганн-Эрнст занимался своим левым флангом, правый остался без формального командования и возглавлявший стоящие там кавалерийские полки Гессе, увидев атаку, решил, что настало время перейти в общую контратаку, тем более, что оставаясь на месте его кавалерия все равно несла потери от огня неприятеля. Он атаковал всей кавалерией правого фланга первой линии, перешел реку на глазах неприятеля и бросился на кавалерию Эрветте. Стоящие в первой линии баварские полки были опрокинуты после небольшого сопротивления. Затем Гессе атаковал центр армии Лиги. Теперь Иоганн-Эрнст оказался перед выбором – поддержать опрометчивый поступок Гессе, или сосредоточиться на обороне, согласно первоначального плана. Иоганн-Эрнст решил поддержать наступление и двинул вперед всю пехоту своего эшелона. Пока происходили эти события, отряд Альберта (1000 мушкетеров) закончил обход левого крыла датчан и внезапной атакой захватил село Дольген, на которое опиралось левое крыло Мистлафа. Тот немедленно повернул против них все четыре пехотных батальона, половину кавалерии, все имевшиеся у него 4 пушки и начал обстрел деревни. Столкнувшись с настолько превосходящими силами, Альберт поспешно отступил, укрывшись в лесу. Мистлаф не стал его преследовать и вернул войска на прежнюю позицию, но диверсия сделало свое дело – Мистлаф оказался отвлечен от основной битвы. Король Христиан услышал усиление артиллерийской стрельбы около полудня и, наконец, сообразил, что там происходит что-то серьезное. Он вернулся на поле боя во время неудачной атаки Иоганна-Эрнста против Гронсфельда, причем, по видимому, встретился с ним уже после приказа Иоганна-Эрнста своей пехоте начать атаку. Посоветовавшись с Иоганном-Эрнстом, Христиан одобрил его предложение взять свежую кавалерию (видимо – правое крыло второго эшелона) и идти на помощь Гессе, в то время как сам король намеревался, подтянув остальные части второго эшелона, добить Гронсфельда. Тем временем, католики приводили в порядок части своего правого крыла: полк Шмидта перешел реку, за ним начали переправляться полки бригады Анхольта, взятые ранее из центра. Все 6 батальонов датских полков Лохаусена, Линистова и Кааса, посланные атаковать центр переправились через реку без сопротивления, но при этом расстроили свои ряды. Перед полковниками стоял вопрос – терять время на приведение войск в порядок, давая возможность противнику подготовиться к отражению атаки, или атаковать немедленно, положившись на быстроту. Они решили атаковать сходу и беспорядочная толпа в 6000 человек бросилась вперед. Альдрингер ожидал атаки на батарее. Наступил кризис битвы – Христиан начал атаку Гронсфельда, а Альдрингер стоял против вдвое превосходящего противника. Тем временем Гессе опрокинул вторую линию левого крыла (кавалерийскую бригаду Кербони). Альдрингер выглядел совершенно спокойным и владеющим собой. Он приказал, чтобы стрельба велась только по приказу, и ни в коем случае не раньше. И вот, когда датчане приблизились на 100 метров, их встретил страшный картечный залп орудий, поддержанный мушкетерами. Датчане были ошеломлены и пришли в полное расстройство. Альдрингер бросил вперед баварских ветеранов, которые обратили неприятеля в бегство. Гессе потерпел такую же неудачу, атаковав оставшиеся две бригады. Несмотря на небольшой размер и неопытных солдат, эти части встретили противника так же стойко, как ранее Гронсфельд. Отступающую кавалерию датчан атаковала третья линия Эрвитте. Датчане бежали к реке. Контратака датчан захлебнулась и инициатива перешла к армии Лиги. Иоганн-Эрнст прибыл слишком поздно, когда наступающие были уже разбиты, но все равно повел своих людей в атаку. Кавалерия Кербони гнала датскую пехоту, а Эрвитте вновь собрал кавалерию для схватки с Иоганном-Эрнстом. Датчане были отброшены, Иоганн-Эрнст Саксен-Веймарский убит, а Гессе утонул в реке. На правом фланге католики тоже успешно отразили все атаки, Анхольт переправил через мости большую часть своих сил и теснил Крюса. Датчане были деморализованы неудачами – многие солдаты выходили из повиновения офицерам и покидали строй, группами или поодиночке. Замешательство усилилось еще больше, когда появились остатки бегущего первого эшелона, вырвавшиеся из резни на берегу реки.. Вступление в сражение обходного отряда Десфурса знаменовало начало пятой и последней фазы. Десфурс появился из леса на северо-востоке, позади третьего эшелона. Мистлаф предпринял попытку контратаковать при помощи ближайших полков, но неудачно. В это время Альдрингер и Эрвитте перешли реку, а Анхольт разгромил Крюса. В 5.00 была захвачена датская батарея. ХристианIV лично стал во главе своей лейб-кавалерии и провел серию атак против Анхольта и Десфурса. Его гвардия была практически уничтожена и только самопожертвование эскорта позволило королю избежать плена. Тем не менее, король продержал выход из долины открытым достаточно долго, чтобы большая часть его пехоты смогла выбраться из ловушки. Около 2000 пехотинцев 1-го эшелона и правого крыла 2-го были отрезаны, когда Анхольт и Десфурс соединились. Они сумели укрыться в замке, но капитулировали на следующий день. Христиан потерял около 8000 человек – 3000-4000 убитыми, 500 попало в плен на поле боя и 2000 сдались на следующий день, 2000 пропали без вести (т. е. дезиртировали). Среди погибших были генералы Гессе, Иоганн-Эрнст Саксен-Веймар, Фучс и еще три полковника; семь полковников умерло в плену (вероятно от ран), 130 младших офицеров. Было взято 20 пушек, 6 штандартов (кавалерийских), королевский штандарт, 32 знамени (пехотных) на поле боя и 29 в замке, часть обоза.

georg: Максимилиан Баварский осторожно развивал свой успех при Луттере, полагаясь на политический эффект от победы и на то, что германские князья (с которыми уже велись переговоры) бросят Фридриха и согласятся на избрание императором Фердинанда. Христиан спешно приводил в порядок свою разбитую армию, стягивая гарнизоны и набирая рекрутов. Он быстро собрал 15 тыс. пехотинцев, 3000 кирасир и 4000 конных аркебузиров. Хотя эта импровизированная армия была не в состоянии вести наступательные действия, она годилась для обороны. В конце 1629 г. Альдрингер оккупировал Брауншвейг, поэтому новая линия обороны датчан проходила по р. Эльбе. Тем временем курфюрст Баварский осадил Мюнстер, а Спинола, захватив Кобленц и соединившись с Пикколомини, развил наступление вниз по Рейну. Его целью был Кельн. Овладев этим городом и восстановив на кафедре архиепископа-курфюрста, можно было организовать перевыборы императора, низложив Фридриха и посадив на трон империи Фердинанда. Кольцо вокруг Нидерландов неумолимо сжималось. Христиан выстраивал рубеж обороны по Эльбе, опираясь на Штаде и Магдебург. В начале сентября из Чехии подошел Бернгард Саксан-Веймар, и теперь король Христиан располагал примерно 30 тыс., из них 15000 в Магдебурге, 10000 корпус под командованием Бадена, крепости Вольфенбюттель, Ниенбург и Нордхейм усиливали позицию южнее реки. Но и армия Лиги значительно усилилась – соединившись с Кордобой, Спинола направил значительные подкрепления Максимилиану во главе с принцем Пикколомини. 2 сентября овладевший Мюнстером Максимилиан, обеспокоенный усилением датчан, выступил на восток и соединился в Лауенбурге с Альдрингером, где они вместе выработали план действий. К тому моменту генералы Лиги уже захватили мосты на Эльбе, их объединенные силы насчитывали 45 тыс. против 30 тыс. Христиана. Переправившись через Эльбу они вклинились между корпусами Христиана и маркграфа Бадена. Максимилиан развивал наступление на запад, Альдрингер на северо-восток к Мекленбургу, а Пикколомини – на север, в Голштейн. Оборона датчан рухнула, ополчение рассеялось, крепости сдавались без выстрела, 30000 армия Христиана превратилась в 10000 деморализованную толпу. Ключевая крепость Рендсбург была эвакуирована, открыв Данию для вторжения. Из всех укрепленных пунктов Христиана сопротивлялись только Глюкштадт, Кремпе, Штаде и Пиннеберг. Отступающая армия Бернгарда Саксен-Веймара, в которой находились Митзлаф и маркграф Баденский, оказалась отрезана от Мекленбурга и ослаблена за счет дезиртирства до 6000 чел. Бернгард решил двигаться по суше к Альтенхофену и прорываться во внутреннюю часть страны, надеясь предотвратить потом завоевание католиками Голштейна. Но датчане были перехвачены превосходящими испанскими силами Пикколомини. После серии перестрелок, Бернгард потерял 1000 чел убитыми, 27 знамен (пехота), 18 штандартов (кавалерия) и все пушки. Оставшиеся в живых 4000 солдат капитулировали 26 сентября. Менее 1000 чел. под командованием Бернгарда сумели уйти. В октябре Пикколомини вторгся в Ютландию. К концу ноября католики овладели Голштейном, Шлезвигом и Мекленбургом. Войска расположились на зимние квартиры. В октябре Спинола полностью очистил от голландцев Люксембург, Юлих и Кельнское епископство, и архиепископ-курфюрст объявил о созыве зимой рейхстага. Речь шла о низложении императора Фридриха и избрании Фердинанда. Из 9 курфюрстов 5 – баварский, кельнский, майнцский и трирский, а так же напуганный испанскими успехами и зарившийся на чешскую Лужицу саксонский готовы были отдать свои голоса Фердинанду, который таким образом получал большинство в коллегии и гарантированное избрание.

georg: Военные действия на море. Успехи Хейна вдохновили англичан на создание собственных опорных пунктов в Вест-Индии. Старый морской волк Джон Элфрит, участвовавший в экспедиции Хейна, основал крепость Провиденс на одном из Багамских островов. Испанцы не обратили на это своевременного внимания, и Элфрит успел укрепить Провиденс и доставить туда колонистов. Зимой 1629 года в Лондоне была создана Вест-Индская компания во главе с графом Уорвиком. Совместно с королевским правительством была организована крупная экспедиция на Багамы. Во главе снаряженной эскадры был поставлен тот же Элфрит. Целью был без малого захват Малых Антильских островов. Появление англичан на Антилах встревожила адмирала Фадрике де Толедо, который немедленно отплыл из Гаваны. 7 июня 1629 г. к Невису подошел испанский флот, состоявший из 14 военных галеонов и 15 фрегатов. На рейде острова стояли десять английских галеонов. Приблизившись к берегу, испанские суда неожиданно попали под артиллерийский обстрел со стороны небольшого форта, возведенного на мысе Пеликана. Английская эскадра «вела огонь до тех пор, пока имелись ядра и порох». Особенно досталось галеону «Хесус Мария», застрявшему на мели как раз напротив форта. На помощь к нему подоспел капитан Антонио де Окендо, который, став рядом с ним на якорь, высадил на берег десант и заставил английский гарнизон капитулировать. Дон Фадрике заявил, что, будучи христианином, не желает кровопролития и готов предоставить в распоряжение англичан несколько судов для возвращения их в Европу. Это предложение было с радостью принято, и на следующий день испанский флот, прихватив четырех заложников, отплыл в сторону Сент-Кристофера, где англичане сдались на тех же условиях, что и гарнизон Невиса. После этого Толедо отплыл к Багамам, дабы овладеть Провиденсом. Однако Элфрит не терял там времени даром, и испанцы обнаружили перед собой мощную крепость, которую защищали не менее тринадцати фортов. Их артиллерия помогла колонистам отбить десант, высаженный Толедо. К этому времени Англо-Голландский флот Хейна уже приближался к Провиденсу, но с другой стороны к нему приближался адмирал Эспиноса. Получив от своих патрульных фрегатов известие о приближении голландцев, Толедо оставил Провиденс и отплыл на юг, где соединился у берегов Гаити с Эспиносой. После этого испанская Армада двинулась на север и усмотрела противника у острова Инагуа. Элфрит потребовал боя, утверждая, что победа отдаст им всю Вест-Индию, уход же лишит шансов закрепится в ней, Провиденс же придется эвакуировать (будучи акционером Вест-Индской компании, Элфрит не желал терять дивидендов). Хейн и Элфрит рассчитывали столкнуться только с эскадрой Толедо, и не знали о подходе Эспиносы, острова же, из проливов которых выходил англо-голландский флот, лишили возможности вовремя увидеть все силы испанцев. Эспиноса, имея ветер попутным и не желавший упускать столь благоприятной возможности, выстроил свой флот полумесяцем и атаковал противника. Увидев флагман Эспиносы - шедевр испанского кораблестроения огромный трехдечный 80-пушечный галеон «Сантиссима Тринидад» - и поняв что столкнулся с главными силами врага, Хейн хотел было уйти от боя в невыгодных условиях, но Элфрит уже атаковал противника, и Хейн вынужден был принять бой. С самого начала выяснилось преимущество построенного по единому стандарту испанского флота перед голландцами и англичанами. Большое количество двухдечных кораблей, превосходящих противника по количеству артиллерии и имевших сильные абордажные команды, давало испанцам реашющее преимущество в ближнем бою, который Эспиноса навязал противнику. Сам Эспиноса на своем флагмане «Сантиссима Тринидад» дважды проходил насквозь строй противника. Роковой ошибкой Элфрита (склонившего к тому и Хейна) являлось принятие ближнего боя, в котором испанцы могли сцеплятся на абордаж. В половине боя Хейн был тяжело ранен и унесен в каюту. Командовавший его флагманом «Зеленый дракон» капитан Тромп принял командование и попытался вывести эскадру из боя. Вскоре голландцам удалось оторваться от противника используя преимущество в скорости. Победа испанцев была несомненной, хотя голландский флот и небыл уничтожен. Тромп немедленно отплыл на родину, причем англичане вынуждены были эвакуировать Провиденс.

georg: Год 1629 заканчивался. Но еще не все благоволение Всевышнего излилось на возлюбленную им Испанию. В декабре 1629 года скончался король Португалии Себастьян, и с его смертью пресекалась Ависская династия. Когда министры вскрыли завещание, наследник короны Португалии был провозглашен – двоюродный племянник Себастьяна король Испании дон ФилиппIV. Вдова Себастьяна, дочь ФилиппаII королева Изабелла Клара, сосредоточившая нити власти за время длительной болезни Себастьяна, немедленно объявила о присяге новому королю и сделала все, чтобы утвердить корону Португалии за племянником. Португальская знать, наблюдавшая внутреннюю политику Оливареса и не ожидавшая для себя ничего хорошего от унии, роптала, но горожане, купечество и флот, вдохновленные испанскими победами над вековым врагом – Нидерландами – приняли весть спокойно и с энтузиазмом. Кортесы собирались дабы присягнуть новому королю и утвердить унию с Испанией. Королевство оставалось совершенно самостоятельным, а королева Изабелла Клара оставалась правительницей Португалии уже к качестве вице-королевы от имени своего племянника короля Филиппа. Встречая Рождество нового, 1630 года, король ФилиппIV горячо благодарил Господа и ощущал себя избранником Божиим, новым Давидом, Константином и Карлом Великим в одном лице. Вместе с ним ликовала и вся страна, почувствовавшая вкус миродержавия. Протестанты же, встречая Рождество, взывали к Богу о спасении и молили о чуде. И чудо произошло .

Den: georg пишет: И чудо произошло Полагаю чудо было родом из Швеции?...

georg: Den пишет: Полагаю чудо было родом из Швеции?... Первая составляющая чуда. Но одного его маловато будет. Для чуда потребуется еще некий православный иерарх, имеющий немалое влияние на своего государя и ученика, некий португальский герцог, решивший что имеет право на трон, и наконец головокружение от успехов у его католического величества. Словом чудо типа тех, что творились в Европе в конце XVIII - начале XIX века, когда новые антифранцузские коалиции в Европе вырастали словно из под земли, а на некоем острове некие дяди дирижировали сим "европейским концертом".

sas: georg пишет: и наконец головокружение от успехов у его католического величества. Тут у любого голова закружится...:)

Den: georg пишет: а на некоем острове некие дяди дирижировали сим "европейским концертом" Так в том и дело, что там дирижеры видны. Так что объяснимо. А здесь все само собой т.е. форменное чудо:) Будущие испанские альтисторики будут говорить много нехороших слов

georg: Den пишет: А здесь все само собой Ну почему само? Швеция для Голландии старый союзник и партнер. А в Царьграде... Знаете как в реале патриарх Кирилл был дружен с голландским послом, и какие панегирики сочинял Густаву Адольфу? А грамотные дирижеры и в Амстердаме найдутся.

Den: georg пишет: А грамотные дирижеры и в Амстердаме найдутся Ну здесь согласен. Вот злая человека... все никак не дождусь геноцида голландцев Может хоть Леший добрый человек над швейцарцами поглумиться

georg: Den пишет: все никак не дождусь геноцида голландцев А что мне потом делать с Галактической империей Габсбургов?

Den: georg пишет: А что мне потом делать с Галактической империей Габсбургов? Ну сама по себе очень интересная АИ. А что делать... ничто не вечно под луной... С Галактической империей Наполеона справились. А там галактизм был пожалуй и покруче. Впрочем хозяин - барин, ждем продолжения

Маруся: georg пишет: А что мне потом делать с Галактической империей Габсбургов? Да здравствует император мира Франц-Иосиф Первый! Холить её и лелеять

georg: Маруся пишет: Холить её и лелеять Скукотища.

Маруся: georg georg пишет: Скукотища Именно. Но только всемирная империя может выносить новый общественный строй в таком виде альтысторический проект правда в утопический превратится однако можно бут красивую точку поставить........тоже цель правда это говорю я, ярый противник "целеустремлённых" проектов

Олег: georg пишет: На рейде острова стояли десять английских галеонов. Частных или королевских? Если королевских, то 1/4 всего флота мне кажется сомнительной.

georg: Олег пишет: Частных или королевских? Если королевских, то 1/4 всего флота мне кажется сомнительной. В РИ комания Уорвика снаряжала ЕМНИП 4. Стало быть 6 королевских.

Олег: georg пишет: Стало быть 6 королевских. Имена есть? Прокачаю по своим базам - время давнее, много лажи написано.



полная версия страницы