Форум » Наиболее обсуждаемые миры » Австро-Венгрия XVI века (продолжение) » Ответить

Австро-Венгрия XVI века (продолжение)

georg: Продолжение. Начало здесь.

Ответов - 799, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 All

Леший: georg пишет: Колонизация вылилась на плодородные южные земли после падения Крыма, а боевая активность казаков - в пиратские экспедиции в Средиземноморье. Государевы же воеводы продвигаются в Сибири тихой сапой. А компенсирование этих факторов отсутсвием Смутного времени (народу погибло больше, чем в этой АИ уходит на колонизацию) и более ранним сроком начала движения "встречь солнцу"? ИМХО, колонизация примерно теми же темпами, что и в РИ, но со сдвигом лет на 20 на более ранний срок (т.е., скажем, к Тихому океану русские вышли не в 1639, а в 1619 г.)

georg: Леший пишет: А компенсирование этих факторов отсутсвием Смутного времени (народу погибло больше, чем в этой АИ уходит на колонизацию Но и земли куда больше. Сверх того - слишком большая активность на юге (и Иоанн скоро начнет выводить колонистов на завоеванные земли в Малой Азии, откуда изгонят кызылбашей).

Леший: georg пишет: Но и земли куда больше. Дело тут не в земле. В Сибирь в первую очередь ехали не за землей, а за "мягкой рухлядью".

georg: Леший пишет: В Сибирь в первую очередь ехали не за землей, а за "мягкой рухлядью". Верно, за добычей. Здесь (пока) средиземноморская добыча жирнее. Но после унии Ломбардо-Венеции с Испанией пиратов прижмут, и тогда казакам придется искать зипунов на другом направлении

Вал: georg пишет: Но после унии Ломбардо-Венеции Забавно, Испания как собиратель Италии... Не совсем понятно только Ломбардо-.... Милан и так испанский, во Флоренции Медичи, остальные тоже сами по себе.

georg: Вал пишет: Не совсем понятно только Ломбардо-.... Милан и так испанский, во Флоренции Медичи, остальные тоже сами по себе. "Для этого есть превосходный способ - объединить Венецианскую республику с Миланским герцогством в одно государство - королевство Ломбардии и Венеции, в коем Венеция станет столицей, король Испании - королем, а вице-королем будет назначаться принц крови из дома Габсбургов (и эрцгерцог Леопольд, женатый на тосканской принцессе Клариче Медичи и совершенно обитальянившийся, меценат и покровитель наук и искусств - прекрасная кандидатура). Модель будет напоминать отношения Австрийских Габсбургов с Нидерландами, с той разницей, что во-первых венецианцы - добрые католики, и протестантской оппозиции не будет, а во-вторых - интересы Нидерландов и метрополии серьезно расходились, в то время как интересы Испании и Венеции в случае объединения тождественны почти во всех направлениях и Венеция от такого альянса весьма выигрывает. Не секрет, что государственный строй Республики до сих пор представлял собой ярко выраженную олигархию. Монополия на власть находилась в руках патрициата. Членство в Венецианском "парламенте" - Большом Совете - было наследственным. Все фамилии, имевшие право на участие во власти, были занесены в специальную книгу, которая носила название "Золотая книга". В Золотой книге насчитывалось порядка 300 фамилий венецианских семей. Каждый мужчина из семьи нобилей (аристократов) по достижению 25-летнего возраста входил в состав совета. Максимально Совет включал в себя до 2500 членов, таким образом, в Совет входило порядка 5% всего взрослого мужского населения Венеции. Большинство населения - пополаны (народ) вовсе не имели политических прав и формально не могли влиять на политику властей. Патрициат прочно удерживал власть, все органы республики - Сенат, Дож, Малый Совет, Верховный Суд (Совет Сорока) и наконец пресловутый "Совет Десяти" - всемогущий орган государственной безопасности - избирались Большим Советом. Аристократия никогда не смирится с потерей власти, и поэтому необходимо сейчас добить ее, и сломав олигархический строй, привлечь пополанов к управлению. Под властью католического короля Большой Совет необходимо сохранить, сделав его выборным - из представителей дворянства, ремесленных цехов, купеческих корпораций, а так же городских коммун Террафермы и Миланского герцогства. Сенат должен назначаться королем из состава Большого Совета. Таким образом при монархии народ будет иметь гораздо больше политических прав, чем имел он при так называемой республике. Венецианское купечество разоряется от потери левантийских рынков - что ж, объединение с Испанией откроет венецианцам утраченный ими торговый путь через Египет - все равно у испанского купечества, традиционно ориентированного на Америку, до сих пот не доходят руки до Индийского океана. Одного этого будет достаточно, что бы сделать венецианское купечество лояльнейшими подданными католического короля. Венецианская промышленность и торговля принесут испанской казне большие доходы. Сукноделие Венеции развито слабо, не в силах конкурировать с более продвинутым испанским и при ликвидации таможенного барьера испанские сукна несомненно завоюют венецианский рынок. Венецианское же производство шелковых и хлопковых тканей, стекольных изделий, бумаги, типографское дело - в сущности не составляют конкуренции испанским производителям, и возражений с их стороны ожидать не приходится. Сырье вновь пойдет на фабрики, рабочие получат работу и хлеб, бедняки же смогут переселиться в Ливию и получить там землю и кредит на обзаведение. Народ восславит короля." "8 октября король вступил в Венецию, приветствуемый народом и вновь избранным Большим Советом королевства. Венеция торжественно присягнула новому государю, и Совет от имени народа Венеции и Ломбардии провозгласил создание Итальянского королевства из территорий Венеции и Милана и с сюзеренитетом над Тосканой, Пармой, Моденой, Мантуей, Савойей. Только Папская область сохраняла формальный суверенитет, да Неаполь оставался отдельным королевством, но так же под испанским скипетром. Совет так же провозгласил полное и окончательное отделение северной Италии от Священной Римской Империи, где царствует еретик. " Самое интересное впереди - флот итальянской Ост-Индской компании, укомплектованный венецианским и генуэзкими моряками, и базирующийся на Суэц и Аден, атакует голландцев в Индийском океане.

Вал: georg пишет: флот итальянской Ост-Индской компании А потянут ли? Это не галеры и транспорты в Средиземном, нет достаточного опыта действий в океанах...

georg: Вал пишет: А потянут ли? Это не галеры и транспорты в Средиземном, нет достаточного опыта действий в океанах... Ну парусный флот галеонов по таймлайну у Венеции уже был и эффективно действовал в Архипелаге. А что касается океанского мореплавания - туда будет направлено приличное количество капитанов-итальянцев, служивших в испанском флоте.

Вал: georg пишет: служивших в испанском флоте Ну согласно Г.Кеймену (Вы его упоминали как-то) проблема капитанов и особенно штурманов была настолько остра что приходилось пользоваться услугами штурманов-протестантов в т.ч англичан и голландцев...

georg: Вал пишет: в т.ч англичан и голландцев... Главу не напомните? Книжечка у меня дома на столе (я на работе еще), но такого не упомню. У нас здесь будут великолепные штурманы для индийского океана - португальцы. Им больше деваться некуда Да и уния Португалии с Испанией грядет.

Вал: georg пишет: Главу не напомните. Честно говоря не помню, а книгу в моем рукотворном хаосе еще найти надо, но подобные факты равно как и недостаток команд (указан случай использования пленных англичан!) отмечены...

Sergey-M: ну в основном то юзали португальчегов а на средиземке - итальянчегов...

georg: В Париже царила паника. Казалось Франция снова переживает дни Креси и Азенкура. Париж был беззащитен перед наступающей вражеской армией, и Ришелье настаивал на эвакуации правительства и двора в Орлеан. Однако среди горожан катастрофа после недолгого шока вызвала мощный подъем. Сотни монахов на площадях проповедовали битву за веру с напавшими на Францию нечестивыми еретиками, обещая ее героям мученические венцы. Бежать, бросая дома и имущество, большинство горожан явно не собиралось. На третий день после вести о поражении депутация парижан явилась в Лувр, и заверила короля в своей решимости оборонять город «до последней капли». 20 июля после торжественного богослужения в Нотр-дам-де-Пари король ЛюдовикXIII торжественно вручил королевство Пречистой Деве, и приехав с богослужения в Лувр, начал подписывать и рассылать ордонанс за ордонансом. Вокруг Парижа в срочном порядке строились валы, редуты и бастионы, расставлялась крепостная артиллерия. Навербованные из горожан батальоны «буржуазной гвардии» обучались королевскими гвардейцами военному делу. Финансовые тузы Парижа, крупные феодалы и прелаты в добровольно-принудительном порядке вносили средства на оборону по подписке. Тысячи вооруженных дворян из провинций стекались под королевские знамена. Герцог Ангулемский получил приказ отойти к Луаре и направить часть войск на защиту Парижа, а из Германии был отозван корпус Шомберга. Выйдя в августе к Понтуазу, ван дер Берг получил донесения, что город великолепно укреплен и защищается многочисленным ополчением (которое в чистом поле мало что стоило бы против лучшей армии Европы, но под защитой укреплений становилось серьезной силой). Шансов взять Париж было очень мало, а между тем в тылу победоносной императорской армии обстановка все более осложнялась. Ее коммуникации шло по узкому коридору через Корби и Ла-Капель. На флангах оставались мощные не взятые французские крепости, такие как Перонна и Сен-Кантен. Но главное – приходили донесения, что маршал Бассомпьер в Амьене собрал остатки разбитой французской армии, и движется к Перонне, готовясь перерезать коммуникации немцев. Армия победителей оказывалась перед сильно укрепленной столицей противника отрезанной от своих баз и среди враждебного населения – крестьяне Пикардии и Иль-де Франса во главе с сеньерами и кюре взялись за вилы, и под ногами оккупантов буквально горела земля. Взвесив обстоятельства, ван дер Берг отдал приказ об отходе. В сентябре его армия отошла в Генненгау, где взятием Валансьена завершила завоевание этой провинции.

georg: Отход герцога Ангулемского к Луаре полностью развязал на юге руки армии Рогана, с которой соединился довершивший захват острова Ре голландский корпус Бейлермона. Голландский генерал настаивал на наступлении на Париж в поддержку ван дер Берга. Но располагавший более точными сведениями и не рассчитывавший быстро пробиться через верные короне и хорошо укрепленные города Луары, Роган убедил Бейлермона начать наступление на Бордо, овладение которым отдало бы весь юг во власть гугенотов. К счастью для короны гугеноты в этом городе не составляли властного большинства. Архиепископом Бордо был в то время кардинал де Ла Валетт, сын покойного герцога д`Эппернона – прелат весьма умный, энергичный и деятельный, к тому же обладавший не только познаниями, но и талантом в военном деле. Парламент Гиени после долгих дебатов постановил сохранять верность королю и сформировал отряды буржуазной гвардии и дворян для обороны города, которую возглавии его воинственный арихиепископ. Французский флот со Средиземного моря во главе с Адмиралом Франции герцогом Сезаром де Вандомом так же прибыл в Бордо. Нападение Рогана и Бейлермона на город было отбито. Попытка голландского флота прорваться к городу была отражена в сражении на Жиронде, где французов выручили средиземноморские галеры, в водах Жиронды оказавшиеся эффективнее парусных кораблей. В ноябре Роган и Бейлермон сняли осаду и отошли в Перигор. Успешнее для гугенотов шли военные действия в Лангедоке, где их возглавлял известный полководец покойного короля Генриха, теперь сражающийся за своих единоверцев – маршал де Лафорс. Опираясь на гугенотскую «столицу» юга – Монпелье, Лафорс захватил Ним, Безье и Нарбон, овладев почти половиной края.

georg: «Второй фронт» этой войны разворачивался в Германии. Маршал Шомберг, выполняя приказ короля, в начале лета вступил на Рейн, где в Кобленце соединился с войсками Католической лиги. Объединив силы, Шомберг двинулся на помощь Майнцу, осажденному армией протестантского союза, возглавляемой князем Ангальтом и пфальцскими войсками императора во главе с графом Гогенлоэ. Оба протестантских полководца изначально не ладили между собой, а к моменту боя их разногласия достигли максимума, не позволив им действовать согласовано. Шомберг одержал решающую победу, причем половина протестантского войска, прижатая к Рейну, была истреблена или сдалась в плен. Но последствия этой победы были сведены на нет тем, что после разгрома при Аррасе король Франции отозвал армию Шомберга из Германии. С востока на рейнских князей-епископов надвигалась армия Валленштейна. Чешский сейм выделил на эту войну незначительные средства, на которые невозможно было содержать приличную армию даже в течении одной кампании. Но у Валленштейна после восточной войны было громкое имя, и была армия ветеранов, прокаленных в сражениях с русскими и веривших в своего вождя. Выплатив солдатам чешские деньги как задаток, Валленштейн стремительно повел их в Баварию. Курфюрст Максимилиан не успел набрать сильного войска, при Ландсхуте был разбит наголову и бежал в Италию. Валленштейн оккупировал Баварию, и угрожая отдать край на разграбление, начал сбор контрибуций с городов и дворянства. Ободрав богатую Баварию как липку, Валленштейн двинулся на запад. В августе он перешел Рейн, присоединил к своей армии остатки войск Ангальта и вторично осадил Майнц. В конце сентября город был взят, и герцог перешел Рейн, взяв Трир в тесную блокаду. Католическая Лига в Германии была практически разгромлена.

Радуга: georg пишет: Католическая Лига в Германии была практически разгромлена. Кажется я что-то прозевал.... Куда, черт возьми, делся лучший до Густава-Адольфа полководец Европы? (Я о Тилли).

georg: Радуга пишет: (Я о Тилли). Погиб в предыдущей части в битве с армиями покойного Генриха IV и Мориса Оранского. Во время войны за освобождение Нидерландов от Австрии.

Радуга: georg пишет: Погиб в предыдущей части в битве с армиями покойного Генриха IV и Мориса Оранского. Во время войны за освобождение Нидерландов от Австрии. Бедная бавария.... Мерси не скоро всплывет. Верт тоже... Кто командовал войсками Католической лиги??? просто боюсь, что без очень хороших генералов её непосредственно возглавит Максимилиан и устроит врагам одну гадость (всего одну но очень мерзкую). Денег у него (великолепного финансиста) до фига. Не попробует ли он перекупить войска Валленштейна??? Кстати: georg пишет: Курфюрст Максимилиан не успел набрать сильного войска ИМХо маловероятно. Скорее набрать успел, но все равно проиграл. (начало войны, денег у него очень много...)

georg: Радуга пишет: ИМХо маловероятно. Скорее набрать успел, но все равно проиграл. (начало войны, денег у него очень много...) Принято. Радуга пишет: Не попробует ли он перекупить войска Валленштейна??? Те все же достаточно преданы Валенштейну и его "харизме" после восточной войны.

georg: В то время как в Германии и Франции гремели первые сражения начинающейся Великой Войны, на плодородных равнинах Венгрии бушевало пламя крестьянской войны. Летом 1623 года под контролем повстанцев находилась вся обширная территория восточной Венгрии от Дуная до границ Трансильвании, где воевода Ракоци удерживал край. На севере восстание распространилось до Карпат, охватив Угрорусь и восточные комитаты Словакии. Посреди находившегося во власти бунтующих крестьян края держалось несколько городов, где отсиживались дворяне. В Хорватии Илья Грегорич с многочисленной повстанческой армией овладел большей частью края и осаждал Загреб. На юге князь Сербский Стефан Петрович, пользуясь крахом Венгрии, осаждал Белград, в котором запасы продовольствия и боеприпасов подходили к концу. Но в комитатах к западу от Дуная и в западной Словакии «старый порядок» еще держался. Граф Пал Эстергази, ставший в эти страшные месяцы признанным лидером венгерского дворянства, собрал в Буде как остатки разбитых при Яйце войск, так и дворянское ополчение, в том числе беглецов из восточных комитатов. В начале 1623 в Пожони (Братиславе) была созвана объединенная сессия венгерского сейма и австрийского ландтага, на которой венгры обратились к австрийцам за помощью. Опасение распространения венгерских событий и на Австрию, где тоже утверждалось крепостничество, заставило магнатов и землевладельческое дворянство Дунайской монархии сплотится. Был введен налог на армию, созвано дворянское ополчение Австрии, произведена вербовка наемных солдат и улучшение артиллерийского парка. К августу 1623 Эстергази располагал вполне приличной армией. Король Фердинанд, уже два года находящийся в жестком конфликте с Объединенным Сеймом и лишенный почти всей власти, предложил переговоры с повстанцами, восстановление прежней регламентации крестьянских повинностей и амнистию добровольно сложивших оружие. Однако раздраженный сейм отверг предложения короля – возобладали сторонники жесткого подавления восстания и беспощадной «репрессии». В конце августа 1623 Эстергази атаковал армию повстанцев под Эгером. Несмотря на упорное сопротивление крестьян превосходство выучки и вооружения войска Эстергази, особенно подавляющий перевес в артиллерии, сыграли решающую роль. Повстанческая армия была разбита. Дьердь Биге, оторвавшись от преследования, стремительно уходил на юг, в Банат и Бачку, где рассчитывал на поддержку сербов. Другая часть повстанческих отрядов отхлынула на север, в предгорья Карпат. На обоих берегах Тисы победители учинили кровавую репрессию. Все повстанцы, взятые с оружием в руках были посажены на кол либо четвертованы, мятежные села сжигались. В свою очередь повстанцы, засев в укрепленных оппидиумах и не ожидая пощады от карателей, дрались до последнего. Кровь обильно текла по венгерской равнине.

georg: За венгерскими событиями внимательно следили король Испании ФилиппIV и его первый министр Оливарес, которые на тот момент оба пребывали в Венеции, занимаясь организацией нового Итальянского королевства. Оба понимали – более удобного момента для восстановления власти дом Габсбургов в Австро-Венгрии не будет. Решено было действовать. Король Фердинанд, после Пожоньского сейма уехавший в родную Штирию, был призван в Италию. Испанская армия маршала Спинолы, к этому времени как раз после победы над Изолани находившаяся в Далмации, получила приказ двинуться в Хорватию. 10 сентября 1623 года король Фердинанд в сопровождении испанской армии подошел к Загребу. Илья Грегорич и прочие крестьянские вожди Хорватии, напуганные репрессиями Эстергази на севере, прибыли в королевский лагерь и изъявили полную покорность законному государю, вручив ему «всепокорнейшее прошение крестьян королевства Венгерского», где просили «суда справедливого и защиты от гнета нестерпимого». В свою очередь напуганные мятежом и отсиживающиеся в городах хорватские дворяне встретили короля как спасителя. 30 сентября 1623 Фердинанд подписал «Загребские статуты», одобренные всесословным собранием Хорватии. Согласно статутам отношения крестьян и землевладельцев перестраивались по испанскому образцу. Крепостная зависимость крестьян безусловно ликвидировалась. Как в Испании и Франции, крестьяне получали обрабатываемые ими земли в «потомственное держание» с уплатой с них сеньеру фиксированной и неизменной поземельной ренты – цензивы, или чинша. Подобно испанским «бегетриям» крестянские общины получали право участия в комитатских собраниях и избирали своих представителей – скабинов – в окружной суд. Фердинанд и его испанские советники вели дело к восстановлению самодержавия, и потому стремились объединить все силы, могущие поддержать короля против дворянства. Они не строили иллюзий в отношении того, что дворянство, вооруженное и чуствующее себя в силе после победы при Эгере не смирится добровольно, и исходили из того, что придется ломать «шляхетскую демократию» силой. Повстанцам Дьердя Биге, отошедшим в Банат, была объявлена амнистия, а они в свою очередь признали «Загребские статуты» и присоединились к королевскому войску. Было заключено соглашение и с Сербией. Сербия получала независимость и большую часть занятых земель – Белград (откуда вышел обессиленный венгерский гарнизон) и Боснию кроме Яйцевского баната, а в замен князь Стефан со всем своим войском должен был сражаться на стороне Фердинанда. Король направил послов в Буду, которые объявили «королевскую волю» - загребские статуты немедленно вступают в силу, повстанцам предоставляется амнистия. Конституция 1613, родившаяся в результате дворянского мятежа, отменяется, и восстанавливается прежний государственный строй. Возмущению дворянства не было предела. Сейм категорически отверг требования короля, обвинил его в нарушении присяги и принял решение о детронизации Фердинанда. Через неделю послы от имени венгерского сейма и австрийского ландтага выехали в Краков с приглашением польского королевича Владислава на трон Австро-Венгрии.

georg: Зимой обе стороны готовились к решающей схватке. Перевес Габсбургов был очевиден. Сейм не мог найти союзников в Европе, где Германия и Франция были заняты войной. Оставалась Польша, но хотя местная шляхта проявляла полную солидарность с венгерскими собратьями, раскошеливаться на их поддержку не желала. Владислав прибыл в Буду в сопровождении небольшого войска добровольцев и практически без денег. В мае 1624 король Фердинанд и Спинола начали наступление на Буду. Эстергази дал битву под Печем. Исход сражения решил удар испанских терций, прорвавших центр армии Эстергази. Легкая сербская конница эффективным преследованием добила армию сейма – сербы на протяжении нескольких десятков верст истребляли бегущих, практически не беря пленных. Королевич Владислав, не узнанный в суматохе бегства, был зарублен сербским кавалеристом. Раненый Эстергази был взят в плен и через несколько дней казнен как мятежник. Победа позволила создать «прочную базу» для власти австрийских Габсбургов. На другой день после битвы король издал указ о конфискации имений у дворян и магнатов, которые в течении месяца не сложат оружие (впрочем на практике конфискация впоследствии была избирательной, добив последовательных врагов королевской власти). По результатам указа почти половина всех земель в Венгрии и Австрии перешла в прямую собственность короны. Это было подлинной революцией, приведшей к рождению новой абсолютной монархии в центральной Европе. До конца 1624 года последние очаги сопротивления были подавлены. Фердинанд вступил в Вену и занялся умиротворением и благоустройством страны.

Леший: georg пишет: занялся умиротворением и благоустройством страны. ИМХО, не все повстанцы сложат оружие. Большинство согласится с условиями, но часть из них, привыкшая к "вольному" повстанческому житью и отвыкнув от тяжелого крестьянского труда продолжит борьбу.

georg: Леший пишет: часть из них, привыкшая к "вольному" повстанческому житью и отвыкнув от тяжелого крестьянского труда продолжит борьбу. Я же написал - "умиротворением и благоустройством" Поэтому внешнеполитической активности от Австро-Венгрии в ближайшее время ожидать не приходится. Новой элитой станет естественый союзник королевской власти - то самое безземельное дворянство, в Венгрии весьма многочисленное, которое при Карле и Максимилиане составляло основу вооруженных сил. Добивать придется как дворян-мятежников, так и повстанцев, выродившихся в разбойные шайки. Остатки тех и тех, выдавленные из страны, пойдут в качестве "хусар" на службу в европейские армии.

LAM: georg пишет: Поэтому внешнеполитической активности от Австро-Венгрии в ближайшее время ожидать не приходится. Новой элитой станет естественый союзник королевской власти - то самое безземельное дворянство, в Венгрии весьма многочисленное, которое при Карле и Максимилиане составляло основу вооруженных сил. А может этой "новой элите" лучше дать возможность повоевать и пограбить за пределами страны?

georg: LAM пишет: А может этой "новой элите" лучше дать возможность повоевать и пограбить за пределами страны? Через года 3-4 вполне. Вот только воевать придется с Валленштейном.

Valen: Уважаемый Георг, я тут опять со своими вопросами встреваю : 1. При описании битвы при Динабурге на форуме Альтернатора у Вас было про раздумья царя Иоанна : georg пишет: Перед глазами встал далекий Царьград, виноцветная гладь Босфора, Святая София. Белая мраморная вилла на берегу и милое лицо юной княжны Ирины Кантакузин. Встало, и исчезло. Выделено мной, в версии, которая на Самиздате выделенного уже нет. Насчет Иоанна и Ирины Кантакузин – романтическое увлечение юности без каких-либо политических последствий, или же, скажем, русский царь породнится с древним ромейским родом ? Я к тому, что у Вас дальше гражданская война между русскими и греко-ромеями анонсирована. А так будет еще один дополнительный повод. 2. А Ришелье у Вас не слишком быстро поднимается наверх ? Попробую пояснить – здесь Людовик получает власть непосредственно от отца. И, судя по всему, будет продолжать политику Генриха, по крайней мере, первое время. До самой смерти Генриха «главой правительства» будет, скорее всего, Сюлли, то есть Ришелье будет на вторых ролях. Теперь Генрих умирает, наследует ему Людовик. Вряд ли он сразу решится «уйти» верного сподвижника своего отца. Понятно, что постепенно Людовик будет заменять соратников Генриха на своих, и скорее всего «главой правительства» станет Ришелье, но когда это еще будет. А в первые годы царствования (1622-1625), то есть на настоящий момент таймлайна ? Понятно, что по таймлайну в свете конфликта на юге с гугенотами и с Империей (протестантской) Вам во «главе правительства» больше подходит католический кардинал а не твердолобый протестант, но.. Не слишком ли быстро Вы списываете Сюлли со счетов ?

georg: Valen пишет: русский царь породнится с древним ромейским родом ? Я к тому, что у Вас дальше гражданская война между русскими и греко-ромеями анонсирована. А так будет еще один дополнительный повод. У меня были колебания по этому поводу, но пожалуй Ирина Кантакузин, дочь того самого государтвенного секретаря (великого драгомана) Фомы Кантакузина взойдет на трон империи. И именно она после смерти не имеющего сыновей императора выступит за передачу власти своей дочери и зятю в обход единоутробного брата императора Константина Дмитриевича, который будет объявлен рожденным от неканонического брака Димитрия и Ксении. Valen пишет: Не слишком ли быстро Вы списываете Сюлли со счетов ? Я действительно не осветил роль Сюлли в событиях. Ясно, что его отставки в 1614 году в этом мире нет, до самой смерти Генриха он стоит во главе правительства (Ришелье, как писалось в таймлайне, получает при Генрихе министерство иностранных дел). Действительно скорее всего именно Сюлли остается премьером и на момент начала войны. Будет ли король доверять ему, в ситуации когда некоторые гугеноты, служившие его отцу, например маршал Лафорс, открыто стали в ряды мятежников - вот вопрос.

Вал: georg пишет: Будет ли король доверять ему Ну Сюлли вроде "умеренным" гугенотом был, ему приписывается главная роль постановщика спектакля "Париж стоит мессы", мыслю доверять ему будут. К тому же нужно наличие патриотов-гугенотов, оставшихся верными французской короне...

georg: Начинался 1625 год. Во Франции министры и военачальники Людовика XIII, оправившись от первого шока поражения, предпринимали деятельные меры по защите королевства. Из заново навербованных частей были направлены подкрепления Бассомпьеру в Пикардию, резервная армия под командованием Шомберга формировалась под Парижем. На литейных мануфактурах отливались пушки, в том числе и «полковые». Учтя уроки поражения, французские военачальники придавали особое внимание стрелковой подготовке заново навербованных солдат и отработке слаженных действий пехоты и кавалерии. Осознавая слабость своих войск по сравнению с имперскими, французское командование планировало в 1625 году ограничится на севере обороной с опорой на мощные крепости северной границы, в то же время готовя и обучая новые части. На юге в то же время предполагалось действовать активно, и главное – попытаться достичь мира с гугенотами или по крайней мере расколоть гугенотскую партию. При французском дворе в то время существовало 2 партии – «святош» и «добрых французов». Первая партия отстаивала религиозную ориентацию политики и стремилась к укреплению католицизма. Во главе ее стояла королева-мать Мария Медичи, влияние которой в первые годы правления ЛюдовикаXIII было весьма значительным, и которой удалось провести во власть ряд своих людей, в частности добиться назначения канцлером Мишеля де Марильяка. Именно ее влиянию приписывали королевский эдикт, ставший официальным поводом к мятежу гугенотов – о том, что захваченные в годы господства протестантов в Беарне и Наварре местным дворянством церковные земли подлежат изъятию. Вторая партия отстаивала политические принципы покойного короля Генриха, сформированные в «Политическом завещании» Ришелье – «"я не считал себя в праве обращать внимание на разницу в вероисповедании. И гугеноты, и католики были в моих глазах одинаково французами"». В ней сплотились государственные деятели, составлявшие кабинет покойного короля – в частности Сюлли и Ришелье. Сокрушительные поражения на севере сильно подорвали влияние ранее бряцавших оружием «святош», и «бородачи» Генриха, временно оттертые королевой-матерью, вновь вышли на первый план. «Святоши» предлагали просить о помощи Испанию и призвать на юг Франции испанские войска, что было для короля Людовика неприемлемым. Король принял предложения отцовских министров, и зимой 1625 начал переговоры с мятежниками.



полная версия страницы