Форум » Вторая мировая война » Владивостокский инцидент (мир ИВС-RIP-1929) » Ответить

Владивостокский инцидент (мир ИВС-RIP-1929)

sunduk: Приморский край, аэродром Воздвиженка, 11 июня 1933 4 часа утра Алексей Добролеж плохо спал всю ночь. Он знал, что выспаться надо, что предстоящий день, возможно, будет самым долгим днем его жизни, но заснуть все равно удалось с трудом. Белый биплан Р-5 прилетел в расположение вверенной ему бригады вчера утром, привезя приказ, приказ который он одновременно ждал и боялся. На Дальнем Востоке угроза войны витала в воздухе уже не первый год и если в центре СССР года с 1927ого, если не раньше, война воспринималась как что-то отдаленное, хотя и возможное, что-то о чем пишут журналисты или о чем рассуждает на страницах «Правды» Бухарин в своих посвященных международному положению передовицах, то здесь к войне были готовы ежеминутно. Военная угроза проявлялась в беспрестанных стычках на границе, в трехсменном строительстве укреплений, дорог, аэродромов, военных городков, в сухих военных сводках боев в Южной Маньчжурии и Жэхе, в рассказах сослуживцев, сопровождавших караваны с оружием бесчисленным правительствам, генералам, революционерам и просто откровенным бандитам в Маньчжурии и Китае. С марта месяца Алексею стало ясно, что именно его 28ой тяжело бомбардировочной бригаде в планах правительства и командования уделяется особая роль. Тогда, в трескотне газетных сообщений о росте промышленности, успехах сельской кооперации, подготовке к выборам делегатов на очередной, XVII съезд, перемежающихся с бесконечными выступлениями Кирова, Рыкова, Куйбышева, Бухарина, Калинина и прочих вождей, проскочила весьма важная, но скучная и неинтересная большинству заметка о совместном заявлении Чичерина и Хэлла о приверженности и США и СССР принципам «политики открытых дверей» в Китае. Вряд ли это было простым совпадением, что после данной заметки пограничные стычки стали происходить едва ли не ежедневно, как явствовало из зачитываемых на совещаниях у командующего Блюхера сводок. Да и в 28ую, и раньше не обделенную вниманием вышестоящих инстанций, с этого момента блага посыпались как из рога изобилия. У кого есть хотя бы один тяжелый тягач ярославского завода? Мало таких бригад. А у т. Добролежа этих тягачей двадцать штук. У кого автомашин-пускачей по штату? Правильно ни у кого, а вот вот у него, с апреля месяца – полный комплект. У кого на всех воздушных кораблях есть рации, да еще качественные, немецкие? Только у 28ой т. Добролежа. Где краслеты получают регулярно премии и надбавки не быстро обесценивающимися совзнаками, а червонцами, на которые можно прикупить такие товары, какие по карточкам и при коммунизме, наверное, будут редкостью? Опять же в его бригаде. Кстати, о карточках, далеко ведь не везде их можно полностью отоварить, скорее даже нигде. И опять, 28ая имени Седьмого Конгресса Коммунистического Интернационала тяжелая бомбардировочная бригада Морских Сил Дальнего Востока являет собой приятное исключение. И, конечно, сами воздушные корабли. Когда он впервые увидел новейший бомбовоз, ТБ-3, он решил что больше самолета и быть не может. И был изрядно поражен, когда услышал что он считается линкором второго класса. Больше двух лет среди красвоенлетов ходили слухи о будущих линкорах первого класса. Перевооружение одной за другой тяжелобомбардировочных бригад на новые ТБ-3, усиление посадочных полос, строительство новых аэродромов позволяли надеяться, что эти слухи уже скоро превратятся в металл. Так что когда 7 ноября 1932 над Красной площадью в окружении троек ТБ-3 и эскадрилий истребителей, проплыли два огромных воздушных корабля, все причастные к ВВС даже особо не удивились. Опять же именно его бригада, похоже, первой получила эти корабли. Первые три линкора первого класса, шестимоторные К-7, прилетели в расположение бригады в начале марта прямо из столицы Советской Украины, Харькова. Вторая тройка присоединилась к ним в конце того же месяца, образовав вторую эскадрилью. А первая эскадрилья состояла всего из одного звена. Но какие это были машины! АНТ-26. Если калининского монстра в шутку называли «летающим госпромом», намекая на огромное здание в котором размещался Чубаревский СНК УССР, то по сравнению с АНТ-26 даже он казался маленьким. 20 тонн боевой нагрузки, крылья размером с футбольное поле, 5 эрликонов и десяток пулеметов. С другой стороны, когда первоначальные восторги прошли, в глаза стали бросаться и недостатки машины. При таких размерах она была медленной и чудовищно неповоротливой. Даже сил 10 мощных итальянских моторов не хватало, чтобы разогнать ее быстрее 250 километров в час. Оптимисты утверждали, что скоро появятся новые, советские моторы, сконструированные согласно самому передовому учению и тогда даже такие огромные машины как АНТ-26 легко обгонят лучшие зарубежные истребители. Алексей относился к таким прогнозам с крестьянским пессимизмом, по крайней мере, пока ТБ-3 с импортными итальянскими моторами были на 20-30 км/ч быстрее и обладали на 500 километров большей дальностью, чем с советскими. Однако красноармейцы из аэродромной команды, в отличии от них - профессионалов, относились к воздушным линкорам с благоговением. После АНТ-26 другие самолеты для них были и не самолеты вовсе, а так, одно недоразумение. Ему докладывали, что рядовые бойцы из наземных команд заставляли салаг выучивать наполовину официальное, наполовину выдуманное ими самими полное название машины. Пока боец, обычно полуграмотный деревенский парень, не мог без запинки отбарабанить, что он обслуживает «28ой тяжелой бомбардировочной бригады имени Седьмого Конгресса Коммунистического Интернационала Морских Сил Дальнего Востока линейный первого класса, конструкции инженера Туполева 26ой модели, ордена Красного Знамени, десятимоторный бомбовоз «Вацлав Воровский»», то своим он не считался. Он велел смотреть на такую практику, хоть она и была не уставной, сквозь пальцы. Гордость своей частью хотя и не коммунистическое чувство, но лишней не бывает. Тем более как рядовые красноармейцы, так и летчики и техники куда лучше выучили особенности всех трех гигантских бомбовозов первой эскадрильи: «Вацлав Воровский», «Иосиф Сталин», «Петр Войков», чем обстоятельства героических биографий павших большевиков, именами которых оные бомбовозы были названы. Даже организованные политчастью кружки по изучению боевого пути павших героев не переломили ситуации. Однако и ребенку было понятно, что такое внимание оказывается их бригаде не просто так. Когда в середине апреля первый раз на своем белом Р-5 прилетел лично командующий т. Алкснис и показал ему план операции «Подарок к XVII съезду» он был потрясен. Но подтвердил, что оказанное ему высокое доверие оправдает. Если и раньше они летали куда чаще других бригад, то после визита командующего они практически перестали вылезать из кабин. Полеты. Полеты над тайгой. Полеты над морем. Полеты в облаках. Даже полеты ночью. Бригада получила нескольких прекрасных пилотов и штурманов из гражданского флота, имеющих богатый опыт полетов над морем и ненаселенной местностью. Операция была совершенно секретной, даже комэскам приходилось только гадать, к чему они готовятся. Съезд прошел, но приказа на операцию так и не поступило. Алексей уже начал думать, что ее никогда и не произойдет, когда белый Р-5 Алксниса прилетел опять. Командующий не отказал себе в удовольствии лично отдать приказ и лично наблюдать за его выполнением. Хотя Добролеж и знал, что бога не существует, но он не смог удержаться от старорежимного «Слава Богу» про себя, когда понял что командующий будет только наблюдать, но не вмешиваться. Вчера же приказ был доведен до сведений комэсков. Сегодня утром – до летчиков. Известие что цель – Токио вызвало у них ошеломление, но не панику. Японцы, если нигде не произошло утечки, не могут, не должны ждать налета. А воскресным утром большинство их летчиков, скорее всего, будут дома, у жен и любовниц, а некоторые и вовсе с похмелья. Еще затемно могучие ЯГи стали выволакивать громоздкие туши бомбовозов на взлетную полосу. Машины были заправлены и проверенны еще с вечера, заправка даже ТБ-3, не говоря уже о линкорах первого класса, занимала не один час. В половине седьмого, вместе с первыми лучами солнца, экипажи заняли свои места. Алексей первым ловко влез по лесенке мимо стойки шасси, пробежался по просторному, тускло освещенному несколькими лампочками коридору внутри крыла, мимо трех ближайших к фюзеляжу моторов, и занял командирское кресло. Под трели боцманской дудочки за ним заняли свои места все остальные 18 человек экипажа «Вацлава Воровского». Многочисленные эрликоны и пулеметные спарки повели стволами при последней предстартовой проверкой. Закрутились все десять винтов бомбовоза, отъехали обе пусковых ЗиР-5, и машина тяжело покатилась по длинной, больше километра, взлетной полосе. Отрыв! Под крыльями промелькнули ангары, склады, здания военного городка, потом промелькнуло поле ТОЗ имени Сырцова, и потянулись покрытые лесом сопки. Тяжелый бомбовоз медленно, очень медленно набирал высоту, однако минут через сорок поднялся на свои три тысячи метров. Добролеж обернулся. Слева от него шел «Иосиф Сталин» Леваневского, справа «Петр Войков» Водопьянова. Шестерка К-7 второй эскадрильи Молокова следовала чуть сзади, а за ней шли 24 ТБ-3 третьей и четвертой эскадрилий. Звенья воздушных крейсеров Р-6 занимали свое место по углам строя, а выше и ниже армады летели три десятка И-5. Бригада шла строем, как по учебнику. Таким строем они должны проследовать над Владивостоком, являя трудящимся несокрушимую мощь Рабоче-крестьянской Красной Армии и ее воздушных сил. Однако сразу за заливом Петра Великого красивый строй должен был распасться. Истребители никак не могли бы их сопровождать и должны были покинуть их. Эскадрилья крейсеров, с другой стороны, для того и включалась в состав бригады, чтобы сопровождать ее именно в таких дальних рейдах. Дальних, но не сверхдальних. Если ТБ-3 с импортными моторами, с топливом в перегруз, с перебранной обшивкой мог преодолеть, хотя и с трудом и на пределе возможностей 2500 километров, то для Р-6 это было полностью исключено. А потому – и крейсеры должны их покинуть. А потом встретить бригаду (или ее остатки, но Добролеж предпочитал об этом не думать) на обратном пути. Если, конечно, сумеют ее найти, режим радиомолчания разрешалось нарушать только в случае массированной атаки противника. Шесть часов полета над морем промелькнули незаметно и наконец впереди показался берег. Экипажи жадно всматривались в никогда не видимый ими ранее берег чужой метрополии. Под крыльями краснозвездных машин медленно проползли рыбачьи поселки, потом начались горы. Бомбовозы медленно ползли между облаками. Первый японский самолет встретился им минут через 20 после того как появился берег, тренировочный биплан толи их не заметил, толи принял за своих, толи решил не связываться. Незнакомый город с чужим названием Нагано остался где-то справа и примерно через час впереди замаячили знакомые по картам контуры токийского залива. Добролеж отдал команду и Сергей, его радист-сигнальщик, встал на специальную тумбу и, стоически игнорируя бьющий в лицо ветер, засигналил флажками другим машинам. Ровный строй бомбовозов рассыпался по звеньям. Через открывшиеся створки бомболюков посыпались агитационные боеприпасы, рассыпая сотни тысяч листовок над японской столицей. Содержание их было немудреным, но доходчивым – второй раз вместо увещеваний СССР сбросит не бумагу, а фосген и зажигалки, так что отвечать за художества своих генералов придется именно вам, дорогие японцы. Лучший способ этого избежать – самим сбросить своих буржуев или хотя бы заставить их вести миролюбивую, по отношению к первому в мире государству рабочих и крестьян, политику. Лучшим свидетельством того, что угроза реальна было само количество листовок – немногим меньше сотни тонн, 15 миллионов листовок. Они покрывали город белым ковром, ложились на поверхность Токийского залива, ветер нес их над городом как милые японскому сердцу лепестки сакуры. Они успели развернуться и лечь на обратный курс, прежде чем их настигла первая контратака опомнившихся японцев. Девять бипланов, опознанных по таблицам как флотские Накаджимы догнали бригаду и с ходу атаковали сзади-сверху. Их встретил концентрированный огонь десятков пушек и пулеметов. Головной биплан получил 20мм снаряд эрликона и камнем понесся вниз. Еще три машины дымя, отвернули. По крылу «Вацлава Воровского» хлестнула пулеметная очередь, промахнуться по машине таких размеров было сложновато, однако значительного ущерба она, судя по всему не нанесла. Через минут 20 их нагнали еще 12 Накаджим, как позже выяснилось один из японских авианосцев, Акаги, возвращался на родные острова с маневров и известие о налете застало его экипаж в частичной готовности. К ним присоединились 4 машины из первой волны. Атаковали на этот раз с двух направлений, пытаясь выбить концевые машины. Один из ТБ-3 задымил и стал отставать от строя. Из 4ого двигателя на левом крыле «Иосифа Сталина» вырвались языки пламени, но вскоре они погасли, экипажу Леваневского, судя по всему удалось потушить пламя и огромный бомбовоз сохранял место в строю и на девяти моторах. Еще через пять минут на глазах потрясенных краслетов линкор «Товарищ Артем» из второй эскадрильи был протаранен. Японский биплан казалось попытался его атаковать в лоб и пройти над ним, поливая пулеметным огнем. Но в последний момент он не отвернул, а ударил прямо в крыло «Товарища Артема», между первым и вторым моторами, около крепления одной их хвостовых балок. Несколько мгновений Алексею казалось что громадный Калинин-7 выдержит и такой удар, однако вдруг правая часть самолета-летающего крыла отломилась вместе с куском одной из хвостовых балок и, кружась как осенний жухлый лист, полетело на землю. От разваливающегося бомбовоза отделились крошечные комочки над которыми вскоре распустились белые купола парашютов. Их было всего семь, из 14 находящихся на борту. Добролеж надеялся, что хотя бы тех, кто смог выпрыгнуть из «Товарища Артема» удастся обменять и вернуть в строй, если, конечно, разъяренные самураи не убьют их на месте. Однако это была последняя атака. Еще 3 или 4 японских машины ушло в землю, а остальные, либо получив серьезные повреждения, либо расстреляв боезапас, либо решив не пытать счастья в неравном бою отстали. После пересечения береговой черты Добролеж увел бригаду в облака и отвернул на юго-запад, а затем сделал еще пару изменений курса. Как позже выяснилось это спасло его от неприятной встречи с 2 свежими японскими эскадрильями в спешке высланными на перехват, однако окончательно погубило поврежденный сорока минутами раньше ТБ-3. Дымящая машина на двух моторах и так быстро отставала от строя, вырабатывая последние остатки горючего, а после пролета через облако пропала окончательно. Место упокоения бомбовоза и его экипажа так и осталось загадкой. Возвращение прошло без приключений, сесть успели засветло, единственно, что у одного из поврежденных ТБ-3 подломилось шасси при посадке. Однако экипаж отделался лишь ушибами, да и сам самолет, по уверениям техников, был ремонтно пригоден. Дальше последовал рапорт Алкснису, письменный краткий отчет, рапорты комэсков и командиров экипажей, построение и объявление благодарностей, визит в медчасть к раненым и лишь утром нового дня Алексей смог позволить себе забыться глубоким сном. А в Москве тем временем посол Японской Империи Ога Тамзкити был вызван в НКиД, где лично наркомом Чичериным ему была вручена нота, в которой СССР требовал вывести японские войска из Жэхе, предоставить Маньчжурии автономию, вернуть контроль над КВЖД советскому персоналу. После столь впечатляющей демонстрации силы советские дипломаты были уверенны, что у Японской Империи нет другого выхода кроме как принять их просьбу. По их мнению, конфликт на Дальнем Востоке был исчерпан. А, по мнению японцев – только начинался.

Ответов - 41, стр: 1 2 All

sunduk: «Владивостокский инцидент» начался в воскресенье, 27 августа 1933. Ситуация на Дальнем Востоке стремительно ухудшалась с конца 1931, когда Японская Империя оккупировала Маньчжурию. Уверенный в своих силах СССР изначально занял очень жесткую позицию, начав широкую поддержку антияпонских партизан. В 1932 произошел ряд крупных и множество мелких приграничных столкновений, обе стороны потеряли в них сотни солдат и офицеров. В том же году СССР заключил пакты о ненападении со своими западными соседями (кроме Румынии), и, считая себя во временной безопасности в Европе, перебросил дополнительные войска на Дальний Восток. Отсутствие коллективизации и связанной с ней «второй гражданской» дала возможность правительству Рыкова действовать весьма смело, не боясь массовых восстаний в случае войны. В том же 1932 году СССР вооружил армию своего бывшего врага, генерала Чжан Сюэляня в северо-восточном Китае современным оружием, простив тому захват КВЖД в 1929. В результате предпринятый Японией в 1933 захват Южной Маньчжурии растянулся вместо двух месяцев на почти четыре и не привел к решительному поражению китайцев, перемирие Тангу подписано не было. В начале 1933 японцы захватили КВЖД и переговоры о ее возврате СССР или продаже Японии зашли в тупик благодаря неуступчивости сторон. В марте 1933 СССР и США установили между собой дипломатические отношения и выступили с совместной антияпонской декларацией. В мае СССР был принят в Лигу Наций, в то время как Япония в марте из нее вышла. В июне 1933 СССР решил усилить нажим и произвел демонстрационный налет на Токио – 33 тяжелых бомбардировщика застали японское ПВО врасплох и сбросили более 15млн. листовок над японской столицей. Соединение подверглось атакам лишь на обратном пути и эти атаки были разрозненными и не принесли большого ущерба. Однако эта операция произвела эффект обратный желаемому. В то время как СССР рассчитывал, что демонстрация беззащитности столицы перед бомбардировкой ОВ с воздуха заставит Японию пойти на значительные уступки, на самом деле реакция оказалась обратной. Операция резко усилила позиции «ястребов», а позиция антимилитаристских сил оказалась скомпрометированной. Множество листовок упало на территории императорской резиденции, что дало возможность их интерпретировать как угрозу лично Императору. В результате армия получила карт-бланш на проведение операции по нейтрализации «красной угрозы». Что и решено было сделать захватом Приморья. После победы, уступая настояниям сторонников мира, предполагалось его демилитаризовать и частично, за исключением ряда пунктов, вернуть СССР. Однако армейское командование этого делать не собиралось и надеялось присоединить к Маньчжоу-Го. Июль и почти весь август 1933 Япония посвятила подготовке. С июня по середину сентября в Приморье льют проливные дожди. Тем не менее, для начала операции был выбран конец августа, рассчитывали на то чтобы закончить до серьезных морозов. Также надеялись, что дожди и размытые дороги больше повредят СССР, чем неприхотливым японцам. Также в июле-августе был предпринят ряд диверсий против Транссиба. Однако почти все они закончились неудачей, японское командование использовало белогвардейцев, а Харбинская эмиграция была плотно наводнена сотрудниками ИНО ОГПУ. Движение на поврежденных участках было восстановлено в полном объеме самое позднее через полторы недели после диверсий. Японское командование, тем не менее, сочло, что основной ход Транссиба прерван на участке Хабаровск-Благовещенск не менее чем в двух местах с ожидаемым сроком ремонта более 2-3 месяцев. Это также повлияло на принятие окончательного решения о наступлении. Советские войска в целом уступали японцам по боевой подготовке, особенно в младшем и среднем комсоставе, но превосходили технически. В целом в 29-33 в наркомвоенморе одержало верх консервативное крыло, взглядам Уборевича, Егорова, Свечина, Шапошникова было отдано предпочтение перед Тухачевским и Каменевым. РККА получила значительно меньше танков, не было увлечения ДРП и универсальными орудиями, однако технические (артиллерия, связь, водители, пулеметчики итд.) части в территориальных дивизиях к 1933 были переведены на кадр. Артполк дивизии получил дополнительно 6 152мм гаубицы (к августу 1933их получили все дивизии ОКДВА и половина дивизий других округов) и стал насчитывать 12 76мм пушек, 18 122мм, 6 152 мм. Гаубиц, 6 37мм ПТО и 3 76мм зенитки. Японская дивизионная артиллерия состояла только из 36 76мм. орудий. На полковом уровне полк РККА располагал 6 76мм. «бобиками», 4 37мм. ПТО и 2 82мм. минометами. Японцы могли этому противопоставить только 4 75мм полковых орудий (тип 41) и 4 37мм. полковые (не ПТО) устаревшие пушки, неэффективных против танков. Однако японская дивизия располагала 4 полками против 3 советских. В батальоне у РККА было 2 37мм. ПТО и 2 82мм. миномета против 2 японских 70мм. мортир. Однако в то время как у РККА в батальоне было чуть меньше 700 красноармейцев и краскомов, у японцев в батальоне было около 1100 человек. Японская логистика основывалась на конной тяге, в транспортном полку дивизии насчитывалось почти 3000 повозок, в то время как дивизия РККА кроме конной тяги располагала почти 400 автомашин и почти сотней тракторов. Кроме того усилиями Уборевича удалось моторизировать полковую и батальонную артиллерию, кроме минометов. Для этого в дивизию было введено 52 тягача «Бухаринец» на шасси Карден-Ллойд. Естественно некомплект был значительный, тех же «Бухаринцев» наличествовало менее 50% штата, грузовиков было всего около 30% от требуемого, однако укомплектованность частей ОКДВА техникой и людьми к лету 1933 была почти 100% Советские войска были расположены следующим образом: 40ая стрелковая дивизия на юго-запад от Владивостока, в районе Посьет-Славянка, около границы с Кореей и озера Хасан 39 и 32ая стрелковые дивизии, а также 4ая мехбригада располагались около Владивостока 21, 26 и 59ая стрелковые и 8ая кавалерийская прикрывали границу севернее Владивостока, от Ворошилова (Уссурийска) до Спасска-Дальнего и южного берега озера Ханко 66ая прикрывала участок севернее Ханко, Лесозаводск-Дальнереченск Из авиации в этом районе дислоцировались 28ая тяжелая бомбардировочная, 18ая Ленинская легкобомбардировочная, 7ая истребительная, и 10ая смешанная авиабригады плюс отдельные эскадрильи торпедоносцев, бомбардировщиков и истребителей Морских Сил Дальнего Востока, армейская разведавиация. Эти войска образовывали Приморскую группу ОКДВА. Далее тянулись совсем глухие места, где масштабное наступление исключалось Биробиджан и Хабаровск обороняла 2ая Приамурская стрелковая дивизия, далее опять шла длинная брешь, охраняемая только войсками ОГПУ и около Благовещенска были сосредоточенны 12ая и 69ая стрелковые дивизии. С воздуха их прикрывали 26ая тяжелобомбардировочная и 12ая смешанная авиабригады. Далее (после новой полосы ненаселенки) в районе Читы располагалась Забайкальская группа ОКДВА, в ее состав, входили 36 и 57ая стрелковые, 22ая и 15ая кавалерийские дивизии, а также 6ая механизированная бригада. С юга к ним примыкали союзные монгольские войска. Западнее, в Иркутске, располагалась единственная территориальная дивизия ОКДВА – 35ая. Авиация ОКДВА в районе Читы располагала 29 тяжелобомбардировочной и 32ой смешанной авиабригадами. В июне-июле все части ОКДВА были отмобилизованы и выведены на учения и сборы. Так же в июле месяце из-за возрастающей угрозы войны штаб РККА решил провести мобучения. В их ходе 11ая кавалерийская (Оренбург) , 23ая (Харьков) и 31ая (Сталинград) территориальные стрелковые дивизии, а также 2ая мехбригада (Киев) были отмобилизованы и к началу военных действий находились в эшелонах между Уралом и Байкалом. Все дивизии ОКДВА, кроме 35ой, были кадровыми, однако 57ая была переведена в кадровые из территориальных только в конце 1932. 59, 66 и 69ая дивизии в реале в то время назывались 1-2-3 колхозными дивизиями, здесь они так называться не будут, будут считаться под своим исторически более поздним номером. Также 4ая мехбригада была в РеИ в БВО, здесь была создана на ДВ, так как угроза войны на Востоке выше, а на Западе ниже. План японского наступления был достаточно авантюристичен и основывался в основном на опыте войны в Китае. Основной целью операции являлся захват Владивостока и Приморья, а также нейтрализация советских аэродромов, с которых могли совершаться налеты на Японские острова, подобные июньскому. Удар по Владивостоку наносился с трех сторон, со стороны Кореи в районе озера Хасан действовали 3ая и 8ая дивизии, с севера, от Пограничной и к Ворошилову (Уссурийску) наступали 2ая, 6ая и 16ая дивизии, 9ая, 11ая и 14ая дивизии высаживались в районе бухт Находка и Американка для действий с востока и окружения основных сил Приморской группы войск. Действия 3 группировками таили в себе риск разгрома по частям, однако японцы предполагали, что советские войска по качеству ближе к китайцам и Гинденбурга из Блюхера не выйдет. Против Благовещенска находились 5 и 7ая дивизии, они были должны, в случае слишком медленного продвижения наступления в Приморье, форсировать Амур и перерезать Транссиб. 5ая дивизия участвовала в оккупации этих мест десятком с лишним лет ранее и в ее составе было много знакомых с местностью офицеров. Здесь же дополнительно привлекались в качестве диверсантов боевые отряды Русской Фашисткой партии, насчитывающие около двух тысяч человек. Против Забайкальской группы оставлялась единственная 19ая дивизия, однако одновременно с началом боевых действий на этот участок предусматривалась переброска 1ой дивизии из метрополии. Ранее это сделать не удалось из-за загруженности транспорта перевозками других частей, а активных действия на этом участке в первую неделю-две не ожидалось. Остальные силы Японской Империи были распределены следующим образом: 10ая дивизия занималась контрпартизанскими операциями в Маньчжурии, 4ая удерживала фронт против разбитой в конце мая Северо-Восточной армии Гоминьдана, 20ая и 12ая находились в Корее в качестве резерва, а гвардейская дивизия оставалась в метрополии, ее перевод в Маньчжурию был бы однозначным сигналом о готовящейся войне. Однако и она должна была быть переброшена на материк к середине сентября. Также в метрополии формировалось еще 4 дивизии: 13, 15, 17 и 18ая. Они были расформированы в целях экономии в 1925, но теперь организовывались вновь. В целом Приморской группе РККА в составе 7 сд, 1 кд, 1 мех бригады, 350 танков (Т-18, Т-26 и около 40 Т-24), 250 истребителей (И-3, И-4, И-5), 60 тяжелых бомбардировщиков (ТБ-1, ТБ-3, К-7, АНТ-26, Р-6), 340 легких бомбардировщиков и разведчиков (Р-5 и Р-1) противостояли 8 японских сд со 100 танками (И-Го и немного Рено-17),250 истребителей (тип 91 и тип 92), 30 тяжелых бомбардировщиков (Ки-1 и Ки-20), 500 легких бомберов/разведчиков (в основном устаревшие тип 88 и немного более новых 2МР 8). На море японский флот располагал значительным числом кораблей, включая авианосцы Каги, Акаги и Хосе, на которых базировались 41 истребитель (А2Н) и 94 бомбардировщика и разведчика (В2М и С1М) Под Благовещенском 2 сд, 50 танкам, 60 истребителям, 50 тяжелым и 80 легким бомбардировщикам РККА противостояло 2 японские сд, 50 истребителей и около 100 легких бомберов. Забайкальской группе ОКДВА из 3 сд., 2 кд, 1 мехбригады, 220 танков, 80 истребителей, 40 тяжелых и 90 легких бомбардировщиков противостояла всего одна японская дивизия, прикрываемая с воздуха 20 истребителями и 30 легкими бомбардировщиками. На рассвете 27 августа 1933 японская авиация, действуя как с приграничных аэродромов, так и с авианосцев, предприняла массированные налеты на авиабазы Воздвиженка и Спасск. Днем последовала бомбардировка Владивостока, железнодорожных станций и военных складов. Советская авиация хотя и находилась в предбоевой готовности, но все равно была застигнута врасплох. Однако японцам не удалось разгромить воздушные силы РККА. Самолеты были рассредоточены и замаскированы, истребители быстро опомнились и вступили в бой. Первые ответные налеты на наступающие наземные войска последовали уже с 10 часов утра. Однако потери СССР в первый день были тяжелы, особенно в тяжелобомбардировочной авиации, бывшей одной из основных целей первого удара. Из 9 АНТ-26 и К-7 было потеряно 2 и повреждено 4, из 36 ТБ-3 и Р-6 было потеряно 14 и повреждено 7 машин. Всего СССР потерял в воздухе и на земле за 27ое августа до 130 самолетов, в то время как японцы чуть меньше 70. Практически одновременно с авиаударом началась артподготовка плацдарма в бухте Находка. Японские корабли расстреляли немногочисленные противодесантные бункера, подавили позиции 900 батареи, после чего началась высадка десанта. Около 11 утра японский флот был атакован 7 торпедоносцами ТБ-1 – это были все торпедоносцы морских сил ДВ. Тихоходные громоздкие машины, вынужденные выдерживать курс и скорость были сбиты все. Только 1 машина смогла сбросить торпеду по транспорту, но попаданий не было. 9 туполевских глиссеров АНТ-4 были высланы из Владивостока к месту высадки, но небольшое волнение сделало их малодееспособными, они были перехвачены и уничтожены эсминцами охранения. Во второй половине дня командование ОКДВА ввело в игру козырь - между японских транспортов поднялся колоссальный всплеск. В дело вступил 356мм. ж/д транспортер – только что прибывшее первое орудие формируемой 6ой ж/д батареи. Снятое с линейного крейсера орудие било от Гамарника(Сучана/Партизанска), с расстояния более 30 км. Однако бетонированная позиция для стрельбы там оборудована не была (их успели построить только 2 штуки около самого Владивостока), а без нее огромная пушка могла наводиться только на 2 градуса от оси дороги. Транспортер сделал 8 выстрелов, добившись близкого разрыва около одного из транспортов, после чего на него обрушились поднятые с Каги и Акаги бомбардировщики. Орудие особой мощности должно было прикрываться зенитной батарей, однако в суматохе первого дня войны оно оказалось с ней разлучено. Три десятка японских бомбардировщиков встретил лишь огонь двух строенных пулеметов ПВ. Несколько близких разрывов и одно прямое попадание 250фунтовой бомбы воспламенили изготовленные к стрельбе заряды, серьезно повредив установку. К сожалению, эвакуировать ее не удалось, так как к моменту подхода японских войск транспортер все еще был не на ходу. 31 августа орудие получило дополнительные повреждения от японского артиллерийского огня и в конце концов было взорвано при оставлении сучанской позиции. Большего успеха достигли советские легкие бомбардировщики. В течении всех трех дней пока японцы выгружали войска и снаряжение налеты следовали почти непрерывно. Р-5 атаковали группами до 30 машин, обычно, хотя и не всегда, прикрываемые истребителями. Прикрывающие зону высадки авианосные истребители были сравнительно немногочисленны. Согласно существующим тогда воззрениям авианосные группы комплектовались в основном ударными машинами, их было в два раза больше чем истребителей. В результате, хотя и ценой тяжелых потерь, советской авиации удавалось раз за разом прорываться к транспортам. К исходу третьего дня, по докладам краслетов, ими было потоплено не менее 18 транспортов, 2 крейсера или больших эсминца достоверно потоплены и еще 3 вероятно, «большая авиаматка» была, по донесениям, полностью охвачена огнем. Однако реальные успехи были куда скромнее. Негативную роль сыграла плохая выучка пилотов, не тренировавшихся в атаке морских целей и отсутствие хороших прицелов. На более чем 300 самолетовылетов пришлось лишь 8 прямых попаданий «соток» и около 20 близких разрывов. 28 августа ТБ-1 сбросили на парашютах с больших высот все оставшиеся на складах Владивостока торпеды. Хотя экипажи отчитались о том что было «не менее 5 попаданий», после войны выяснилось что большинство торпед промахнулось либо у них не сработали двигатели. Только 4 торпеды достигли зоны высадки и запутались в выставленных противоторпедных сетях. Успехи подводников также были невелики. Морские силы ДВ располагали двумя лодками типа Щ и одной малюткой. Однако они только что вступили в строй и их экипажи были совершенно неподготовлены. «Карась» был выведен из строя при первом же налете на Владивосток. «Лещ» и «М-1» вышли вечером того же день, но обратно вернулся только «Лещ», «М-1» пропала со всем экипажем. «Лещ» совершил еще один безрезультатный боевой поход, и был потоплен у пирса 9 сентября, при первом артобстреле Владивостока. Всего в японский императорский флот потерял за первые дни 3 транспорта погибшими(2 у Находки и один у Посьета) и 5 самоходных десантных барж(10 метрового класса) – все от действий авиации. Еще 4 транспорта были повреждены. Линкор Фусо получил 2 попадания 152мм. снарядов при подавлении 900ой батареи и потерял 2 человек убитыми. Крейсер Кинугаса получил 2 прямых попадания соток, 3 близких разрыва, потерял 12 человек убитыми. Эсминец Асанаги подорвался на выставленной с воздуха мине и ушел на ремонт. В целом потери оказались более-менее соответствующие ожидаемым, за исключением потерь в истребителях авиагруппы. 41 истребитель работал практически на износ все три дня. Они записали на свой счет 9 ТБ-1, 12 И-3, 47 Р-5, но и сами потеряли 19 машин сбитыми и 13 выведенными из строя. Уже утром третьего дня все 3 авианосца были вынуждены отойти в метрополию – у них всех вместе оставалось только 9 способных подняться в воздух истребителей. Защита высаженных войск, вплоть до возвращения АВ через неделю, легла на плечи переброшенной на срочно организованные полевые аэродромы армейской авиации. По раскисшим дорогам японские войска продвинулись к Гамарнику, упершись на третий день войны в почти достроенный Сучанский укрепрайон (до 50 ДОТ), занятый двумя батальонами гарнизона и подпертый сзади спешно перебрасываемой из-под Владивостока 32ой Саратовской дивизией. Хуман вэйвы захлебнулись под огнем пулеметов, а за этим последовала танковая контратака РККА. Из 47 имевшихся танков в переброшенном к Екатериновке батальоне 4ой мехбригады 11 были не на ходу, а еще 5 вышли из строя во время короткого марша от станции к позициям. Однако встречная атака 31 Т-26 произвела заметный эффект на неподготовленных к танковым атакам японцев. Их полковая и батальонная артиллерия оказалась малоэффективной против танков, а дивизионки подтащили на прямую наводку только через час. Японцы забрасывали наступающие без пехотной поддержки танки гранатами, бросались под гусеницы. Хотя вернулись обратно только 6 танков из 31, 19ый японский пехотный полк почти утратил боеспособность и в наступлении следующим днем участия не принимал. Следующим утром японская артиллерия обстреляла позиции РККА снарядами с ОВ. Гарнизоны не оборудованных ФВУ и плохо замаскированных ДОТ были вынуждены к вечеру оставить свои укрепления в которых стало невозможно находится даже в противогазах. Однако штурм всей позиции растянулся на несколько дней, Гамарник и его угольные шахты был взят только 7 сентября. 32ая дивизия РККА откатилась на 50 километров и заняла новые позиции у разъезда Тигровый. После двух недель боевых действий японцам предстояло пройти до Владивостока еще 70км. а между тем на подходе уже были 31 и 23ая дивизии. Значительно хуже для РККА обстояли дела на юго-западе. Позиции 40 дивизии были растянуты по узкой полоске вдоль моря. Японцы нанесли по ней целый ряд ударов, сопровождаемых морскими тактическими десантами. В первый же день была взята станция Хасан, а на второй день 3ая и 8ая дивизии императорской армии разрезали советские позиции на несколько частей, перерезав дорогу. Спешно организованные танковые и пехотные контратаки не смогли восстановить положение, лесистые сопки с вьющейся между ними ниточкой дороги стали могилой 2 батальонов 4ой мехбригады. За 27-31 августа ОКДВА потеряла здесь более 80 танков, не добившись почти ничего. Посьет сдался 3 сентября, Славянка вместе со штабом дивизии – 6 сентября. На этом участке РККА потеряла до 11тыс. только пленными, фронт откатился почти к самому Владивостоку. 9 сентября японская артиллерия провела первый обстрел города, который до этого подвергался только воздушным бомбардировкам. На северном же фасе обороны дела для РККА складывались неплохо. 2ая, 6ая и 16ая японские дивизии уперлись в хорошо подготовленную оборону равных им сил 21, 26 и 59ой дивизий РККА. Хотя японцы постоянно пытались применить тактику просачивания и перерезания коммуникаций, больших успехов они не добились. С каждым днем сражения все больше напоминали ПМВ, что давало значительное преимущество мощной артиллерии РККА. Именно здесь японцы ввели в действие свои немногочисленные танки, однако скорострельная советская ПТО, даже с низкокачественными бронебойными снарядами буквально опустошила их ряды. Из 70 танков к концу первой недели в строю осталось меньше 10. За две недели ожесточенных боев японские войска смогли продвинутся на этом участке только на 10-30 км.

sunduk: На дипломатическом фронте победа осталась за СССР. Президент Рузвельт, рейхсканцлер Шлейхер и премьер-министр Блюм осудили японскую агрессию. США выразили озабоченность дальнейшим разрастанием конфликта, и, не ограничиваясь декларациями, выслали крейсера к Магадану, Петропавловку-Камчатскому, Николаевску-на-Амуре, Александровску-Сахалинскому. Они должны были послужить гарантиями японского ненападения на эти порты. 11 сентября в Петропавловск-Камчатский с дружеским визитом также прибыл американский дирижабль Акрон. 14 сентября Рузвельт провел через конгресс дополнительный кредит в 100млн. долларов для Советского Союза, однако был вынужден отказаться от непосредственных поставок оружия. Из Великих Держав Японию поддержала только Англия, но и она в первый месяц ограничивалась только умеренной моральной поддержкой. Обе стороны начали применять ОВ практически сразу, затруднительно сказать кто начал первым. Япония не подписывала конвенцию об их запрещении, СССР же подписывал, но обязался не применять ОВ только против подписантов и не считал себя связанным какими обязательствами по отношению к Японии. В целом использование ОВ оказалось выгодным скорее СССР, чем Японии. В то время как РККА была полностью оснащена новейшими противогазами, многие тыловые японские части не имели противогазов вообще. Также не хватало конских противогазов. Советские бомбардировщики Р-5 заливали японские транспортные колонны фосгеном, что приводило к ужасающим потерям в конском составе. Обе стороны воздерживались на первом этапе от целенаправленных газовых атак по гражданскому населению, однако японцы сбросили на Владивосток несколько глиняных бомб с зараженными чумой блохами, а также возбудителями сибирской язвы. Однако эффекта эта атака не имела и прошла незамеченной советским командованием. Ко второй половине сентября перевес в войне в воздухе стал клониться на сторону ВВС РККА. Ее потери были очень велики, из 650 имеющихся в Приморье боевых самолетов в воздухе и на земле было безвозвратно потеряно почти 500, однако потери с лихвой возмещались поступавшими в больших количествах подкреплениями. К 15 сентября в Приморье с запада было перегнано почти 600 самолетов. Конечно в частях царила неразбериха от такой «текучки кадров», на ряде аэродромов уже чувствовалась нехватка топливо и боеприпасов, которые нельзя было доставлять с той же скоростью что и перегонять самолеты(а многие полевые аэродромы были почти что отрезаны от снабжения раскисшими дорогами), но самолеты продолжали летать, используя любые просветы в постоянной в то время года облачности. Советская авиация вела себя агрессивно и нахраписто. Истребители, согласно уставу 1929 года, часто действовали самостоятельно, на свободной охоте, пытаясь завоевать превосходство в воздухе. Начали восходить звезды знаменитых в будущем асов – Супруна, Благовещенского, Губенко, Коккинаки. Один из известнейших советских летчиков-испытателей, Анисимов, вызвавшись добровольцем на фронт, открыл счет своим победам в небе над Владивостоком. Если в первую неделю советская авиация летала преимущественно на непосредственную поддержку своих войск, бомбардировки ближнего тыла и на атаки находкинского плацдарма, то ко второй половине сентября, с прибытием новых ТБ-1 и ТБ-3 краслеты подвергли массовым налетам железнодорожные станции и мосты в Маньчжурии и Корее. 13 сентября 7 линкоров 1ого класса и 15 линкоров 2ого класса 28ой тбаб подвергли бомбардировке Ниигату, сбросив на город почти 100 тонн бомб и превратив его центр в руины. 15 сентября налету подвергся Саппоро. Японское ПВО не успевало перехватить неожиданно появляющиеся с моря самолеты. Удача улыбнулась японцам только при налете 18 сентября. Хотя воздушным линкорам комдива Добролежа удалось поджечь НПЗ в городе Акита, но в течении полутора часов им пришлось отбивать атаки японских истребителей. Погибли линкоры первого класса «Сергей Лазо», «Иосиф Сталин», «Моисей Урицкий» и 5 ТБ-3. Потери японской авиации были ниже, из привлеченных к операции 780 армейских и 120 морских самолетов Япония потеряла к 15 сентября 350 самолетов. Однако на восполнение потерь было получено только 90 машин. Более того, передовые части не получили практически ни одного истребителя, которые все шли на усиление неожиданно оказавшегося слабым ПВО метрополии. Тем не менее японская авиация продолжала драться умело и ожесточенно, ее хребет был далеко не сломан. Несмотря на все попытки ВВС РККА защитить коммуникации группы войск раз за разом японским машинам удавалось пробиваться к железнодорожным станциям и мостам. Прибытие резервных 35ой, 31ой и 23ой дивизий было задержано почти на 4 дня, 21 эшелон из 120 был разбомблен на перегонах, не сумев вовремя попасть на фронт. Внутри страны «вероломное нападение» вызвало, как обычно и бывает в таких случаях, патриотический подъем. Громадная машина пропаганды пришла в действие почти мгновенно. Ответственному за пропаганду Николаю Бухарину и его первому помощнику, завотделом агитации, пропаганды и печати ЦК ВКП(б) Алексею Стецкому выдалась бессонная ночь. Встречи с редакторами газет, писателями, деятелями культуры следовали одна за другой. Общая линия сводилась к следующим пунктам = Японцы вероломно напали безо всяких причин = Их цель – отобрать завоевания социализма и революции, поработить и ограбить трудящихся. = Это не первый такой случай – в 1904 они уже нападали, но теперь их встречает не прогнивший царский режим, а Советский Союз, вооруженный самым передовым учением – и, как следствие, самой передовой техникой и высоким боевым духом. Сохранявшаяся с НЭПа умеренная свобода слова позволяла дифференцировать пропаганду в зависимости от адресата. Ужесточение режима всегда приводит к тому, что агитация становится прямолинейной и не столь эффективной, так как пропагандисты в условиях репрессий больше всего озабоченны тем, чтобы их не заподозрили в отклонении от генеральной линии и не арестовали за нелояльность. Эффективность же отходит на дальний план. Если же агитаторы мало опасаются ареста, то они проявляют куда большую гибкость. Рабочих пугали возвращением на плечах японцев буржуев, падением расценок. Крестьян – помещиками и конфискацией земли. Интеллигенции, мелким торговцам и предпринимателям хотя и достаточно осторожно, но упирали на патриотизм. Всем рассказывали о зверствах японцев, как в захваченных советских населенных пунктах, так и в Китае. Давление на все три основные группы православия резко ослабло, часть храмов была возвращена. Как отец Сергий с кафедры Богоявленского собора в Дорогомилове, так и глава обновленцев Введенский с амвона собора Христа Спасителя молились за успехи советского оружия(естественно мало вспоминая про социализм и прочее). Реакция старообрядцев была смешанной, но в целом благоприятной для СССР. Уже 28 августа на предприятиях, в городах, селах были организованны многочисленные митинги. Упор делался на готовность рабочего класса и трудового крестьянства защитить свои завоевания от буржуев и империалистов а также верность советского народа своим лидерам. Например, в столице немецкой республики городе Энгельс демонстрация проходила под лозунгом «Es lebe unser lieber Genosse Rykow, der Führer des Volkes!» Война оказалась смертным приговором для бывшего персека Сибирского крайкома Роберта Эйхе. Арестованный перед войной в ходе борьбы за власть как сторонник ускорения коллективизации он был, в числе прочего, обвинен в связях с японской разведкой. Изначально Рыковым и его сторонниками планировалось ограничиться ссылкой в отношении старого революционера, что должно было ослабить позиции их противников. Однако в условиях начавшейся войны из Эйхе буквально за пару дней была сделана демоническая фигура. Все перегибы, допущенные им при попытках добиться рекордного числа коллективизированных хозяйств в своем крае были списаны на японские происки. Было объявлено что он, будучи подкуплен врагом, пытался под видом колхозов возродить помещичьи хозяйства и крепостное право, для удобства японцев-завоевателей. С одной стороны это разжигало антияпонские настроения среди крестьян, с другой – дискредитировало оппозицию курсу Рыкова и Бухарина внутри самой ВКП(б). Однако такая постановка вопроса исключала мягкий приговор самому Эйхе, который, сидя в камере, был не осведомлен о такой перемене его образа в общественном сознании вплоть до самого конца, и в сентябре он, а также несколько сотен мелких и средних партийцев арестованных по его делу были расстреляны. В целом поддержка правительства была значительно выше чем в ходе предыдущего конфликта на КВЖД, преобладали здоровые настроения, даже среди «лишенцев» пораженческими настроениями было охвачено меньшинство. Мобилизация Приволжского, Сибирского, Московского округов, частичная мобилизация западных округов(ОКДВА уже была мобилизована), переход на трехсменный режим работы военных заводов прошли достаточно гладко. На Дальнем Востоке и в Сибири был значительный прилив добровольцев в военкоматы, в западных районах добровольцев было несколько меньше, но все равно достаточно много. Возникли некоторые трудности с ходом осенних хлебозаготовок, они составили около 80% от плана, так как несмотря на все митинги крестьяне все-таки начали придерживать хлеб, но госрезервы были достаточно высоки чтобы воздержатся пока от силовых мер. С точки зрения генерального штаба война проходила пока более-менее как ожидалось. ОКДВА должна была сдержать натиск противника и измотать его. А тем временем во внутренних округах страны проходила частичная мобилизация. Территориальные дивизии СибВо и ПриВо наполнялись людьми, получали технику из народного хозяйства. Всего на подкрепление ОКДВА готовилось дивизий 6 дивизий –71ая, 73ая и 78ая дивизии СибВо, 65, 82 и 85ая дивизии ПриВо. Прибытие подкреплений сдерживалось пропускной способностью транссибирской магистрали – порядка 17-20 пар поездов в сутки, когда на перевозку дивизии требовалось около 50 эшелонов. С учетом 10 дневного периода подготовки и боевого слаживания, прибытие первой свежей дивизии в Приморье ожидалось 26 сентября, после чего каждые три дня должно было прибывать по дополнительной дивизии. За этими шестью дивизиями мобилизовалось следующие 4 дивизии ПриВО –34, 53, 61, 70ая. Дальше, в случае необходимости, должен был наступить черед Московского округа – мобилизация его первых частей началась с 10ого сентября. Также на учебные сборы были вызваны резервиста ряда частей западных округов, хотя Польша и Румыния не выказывали явных намерений напасть, подстраховаться от неожиданностей не мешало. Особое внимание уделялось производству самолетов, так как от результатов войны в воздухе во многом зависел исход конфликта. Развитие советских ВВС в 1929-1931 во многом обуславливалось надеждами на массовое производство новейших машин на строящихся в ходе пятилетки заводах. Оставшийся на свободе Поликарпов отстоял преимущества своих деревянных самолетов перед металлическими машинами Туполева, тем более что Туполевские разработки были перетяжеленны и заметно уступали поликарповским по ЛТХ, хотя и выигрывали в прочности и долговечности. В результате самым массовым истребителем начала 30ых стал И-3, туполевский И-4 и немецкий лицензионный И-7 были выпущены малыми сериями. Разведчик-бомбардировщик Р-5 стал самым массовым самолетом ВВС РККА. Туполев отыгрался на ТБ-3. В качестве нового истребителя на замену И-3 острая борьба разгорелась между поликарповским И-5 и туполевским И-8. Хотя первоначальная победа осталась за Поликарповым, но при потеплении отношений с США, Туполев смог получить валютные фонды и приобрести в США как лицензию на производство двигателей Кертисс-Конкверор, так и опцион на их покупку. В результате пошел в серию и И-8. На начало конфликта ВВС РККА таким образом насчитывали 720 истребителей: 390 И-3, 220 И-5, 70 И-8, 40 устаревших и мелкосерийных машин(И-4, И-2, Фоккер итд.). С началом войны по мобилизации промышленности ежемесячное производство было доведено до 50 И-5 и 25 И-8. Предмет особой гордости РККА составляли тяжелобомбардировочные силы. Они насчитывали 19 «линкоров первого класса» - 5 Тб-6 и 14 К-7, 230 линкоров второго класса – Тб-3 а также 250 двухмоторных Тб-1 и его модификаций. С началом войны ежемесячное производство достигло 4 К-7 и 55 ТБ-3. Самым многочисленным самолетом был разведчик и легкий бомбардировщик Р-5. Их насчитывалось 1800, а месячное производство к октябрю достигло 270. 12 сентября японцы решили нанести вспомогательный удар на Благовещенск. Удар на этом направлении был сопряжен со значительными трудностями, так как предполагал форсирование Амура, защищаемого сильной речной флотилией. В течении трех дней японцы пытались нащупать подходящее место для переправы, а также обезвредить амурскую флотилию. Им удалось артогнем с берега и авианалетами потопить канонерскую лодку «Пролетарий» и повредить мониторы «Вострецов» и «Ленин». 14 сентября японская авиация одержала один из самых крупных своих успехов – 70 бомбардировщиков в сопровождении 30 истребителей прорвались к узловой станции Куйбышевка-Восточная. Бомбы подожгли эшелоны с горючим, прямо на станции сгорели 35 новеньких, направляющихся в Приморье, танков, однако наиболее серьезным было то, что под бомбежкой оказался поезд с достижением советской химической промышленности – фосгеном. Ядовитое облако накрыло станцию и окрестные кварталы, парализовав движение поездов по магистрали почти на три дня, пока не удалось провести дегазацию. С другой стороны эти успехи дорого обошлись японцам. К 17 сентября их бомбардировочные силы под Благовещенском были почти разгромлены превосходящими советскими ВВС. Из имевшихся за 5 дней до этого 98 самолетов только 21 был способен подняться в воздух, еще 34 были повреждены и ремонтировались а остальные погибли. 16 сентября японской 5ой дивизии удалось ночью переправится и захватить плацдарм на советском берегу. К 17ому сентября на нем уже находилось 2 пехотных полка. Атака амурской флотилии не смогла полностью уничтожить переправу, от огня артиллерии получили повреждения мониторы «Сунь-Ят-Сен» и «Красный Восток». ТБ-3 бомбили плацдарм несколько дней подряд, однако японская пехота окопалась крепко, наступление 69ой дивизии захлебнулось. К 23 сентября наступило затишье, обе стороны подтягивали силы. Поврежденные корабли амурской флотилии спешно ремонтировались, подтягивалась артиллерия. Японцы же потеряли потопленными или поврежденными большую часть своих кораблей и десантных средств, тыловые склады в Хэйхе были разгромлены налетами советской авиации, начала проявляться нехватка боеприпасов. 15 сентября, после японского наступления под Благовещенском, Политбюро в конце концов дало разрешение РККА на готовящееся наступление в Забайкалье. Японцы вели себя тихо на этом участке и в Москве опасались что включение его в зону боевых действий может привести к политическим осложнениям. Однако после начала боев за Благовещенск это возражение отпало. Превосходство в силах у РККА на этом участке оказалось значительным. Против 1ой и 19ой японских дивизий действовали 5 советских дивизий: 36ая и 57ая стрелковые, 11ая, 22ая и 15ая кавалерийские дивизии при поддержке 6ой механизированной бригады и 4 монгольских кавалерийских полков. Ситуация усугубилась самоуверенностью японского командования. Хотя советская кавалерия и бронемашины обошли по степи их фланги, смяв маньчжурские части, в первые дни советские войска продвигались медленно и осторожно, и японцы вполне сохраняли возможности к отступлению. Однако командование «жадеиновой» и «тигриной дивизий» предпочли попробовать восстановить положение контратаками. В течении 5 дней в степях кипели бои, закончившиеся к 20 сентября крупным успехом войск комкора Грязнова. В условиях господства в воздухе и степной местности превосходство советских войск в кавалерии, бронемашинах и танках было решающим фактором. 3 пехотных и артиллерийский полк попали в окружения и были уничтожены, остальные части понесли тяжелые потери. Японские войска потеряли свыше 4тыс. убитыми и 11 тыс. пленными(включая раненных). Бронемашины 11 кавдивизии ворвались в Хайлар, красные кавалеристы из состава 15 кубанской кавалерийской дивизии захватили 15 самолетов прямо на аэродроме. Однако 22 сентября отходящие отряды японских войск больно огрызнулись – попытавшаяся на плечах отступаещего противника занять перевалы Большого Хингана 11 кавалерийская дивизия попала под сильные фланговые удары и была отброшена с тяжелыми потерями. Восстановит положение удалось лишь с подходом дополнительных пехотных частей. К 24 сентября наступление в целом выдохлось, РККА удалось закрепиться на Хинганском хребте но спустится в Цицикарскую долину Грязнов не смог и занялся подтягиванием тылов и восстановлением железной дороги. Также он получил дополнительную дивизию(73ую) и ожидал окончания ее сосредоточения. Известия о сдаче Хайлара вызвали шок в Японии. Поражений такого масштаба армия Микадо еще не терпела. Сопротивление парламента было сломлено, стало понятно что легкой прогулки не выйдет и справится имеющимися силами может не удастся. Было начато формирование дополнительных 5 дивизий, находящиеся же в процессе подготовки 13, 17, 18ая дивизии перебрасывались на материк. Они должны были заменить 4, 10 и 20ую дивизии срочно перебрасываемые со всех концов континентальных владений для формирования нового фронта под Цицикаром. Переброска затруднялась активизацией недобитых с прошлого года партизан, исправно снабжаемых советским оружием. На приморском фронте новое японское наступление началось 16 сентября. Первый удар был нанесен по позициям 32ой и 23ой дивизий РККА у разъезда Тигровый. 11ая дивизия, продвигаясь через густой лес, охватила советский фланг. 17 сентября советские части начали отход, превращающийся под ударами 3 японских дивизий в бегство. Спешно введенные в бой бронепоезда смогли ценой своей гибели дать возможность двум советским дивизиям отойти на почти 70 км. к Шкотовскому укрепрайону, хотя и бросив часть артиллерии. Одновременно 3ая и 8ая японские дивизии возобновили наступление на Владивосток с запада, штурмуя Барабашский УР, защищаемый частями гарнизона и 39ой Тихоокеанской дивизией. Японцы опять массово использовали ОВ против ДОТ, заставляя их гарнизоны покидать укрепленные точки. Наступление было остановлено только к 23 сентября, когда Блюхер ввел в действие недавно прибывшую из Иркутска резервную 35ую Сибирскую дивизию. Однако большая часть Барабашского УР была взята, стратегическая железная дорога Ворошилов-Владивосток оказалась под огнем японских орудий и была выведена из строя, серьезно ограничив советские войска в маневре силами и частично изолировав Владивосток от остальных войск Приморской группы. Наступление на северо-западе также протекало изначально благоприятно для японцев. Выйдя на простор равнины к югу от озера Ханко, 2ая, 6ая и 16ая дивизии смогли в конце концов нащупать бреши в обороне советских 3 стрелковых и 1 кавалерийской дивизии. Часть войск 21ой Пермской Краснознаменной дивизии была прижата к южному берегу Ханко, а японские войска устремились к железной дороге. 26ая Краснознаменная им. Томского стрелковая дивизия оказалась отброшенной к Ворошилову. Советское командование было вынужденно эвакуировать 28ую тбаб с аэродрома Воздвиженка, оказавшегося под угрозой захвата врагом, что вызвало прекращение налетов на Японию. Однако к 21-25 сентября начали сказываться тяжелые потери в лошадях и транспорте, понесенные от действий советской авиации, а также нерегулярная работа железных дорог в ближнем тылу, подвергающихся постоянным бомбовым ударам ТБ-3 и Р-5. На передовой у японских частей, оторвавшихся от своих баз, начала проявляться нехватка снарядов и даже патронов. 24 сентября Блюхер нанес мощный контрудар силами свежих 31ой Сталинградской и 2ой Приамурской дивизий, поддержанных 4 танковыми батальонами по 6ой дивизии японской армии. Прижатые к берегу Ханко 62ой Новороссийский и 61 Осинский стрелковые полки 21ой дивизии РККА были деблокированы, а 6ая японская дивизия понеся тяжелые потери откатилась на 20 километров. К 28 сентября удалось восстановить положение и под Ворошиловым, сняв непосредственную угрозу захвата с Воздвиженки. Однако положение Приморской группы было крайне тяжелым. Из 3 основных УР: Барабашского, Сучанского и Шкотовского было потеряно два, с трудом держался только Шкотовский УР. Владивосток, вместе с потрепанными силами 35, 39, 32, 23ой дивизий был почти изолирован от остальных сил, Блюхер использовал практически все имеющиеся резервы, даже снял 2ую дивизию из-под Хабаровска, заменив ее ополчением. Однако и японские войска были серьезно потрепанны. Новое наступление планировалось предпринять 6 октября, для взятия Ворошилова из резерва в дополнение к имеющимся силам выделялись дополнительно гвардейская и 12ая дивизии. Недавно сформированная 15ая японская дивизия начала свой боевой путь с удара по Сахалину. Остров был демилитаризован согласно Портсмутскому договору и до войны на нем не располагалось регулярных войск обеих сторон, только пограничники и полиция. Однако в то время как Япония могла усилить свои силы на острове практически в любой момент, СССР мог доставлять туда подкрепления только по воздуху. Это фактически означало что Сахалин был предоставлен самому себе. Всплеск надежд островитян вызвал вошедший в гавань Александровска-Сахалинского 14 сентября американский тяжелый крейсер «Луисвилл». Однако это не остановило японцев. Захват северной части этого острова должен был послужить для 15ой дивизии боевым крещением против заведомо слабого противника. 27 сентября японские войска перешли границу между южным и северным Сахалином, 28 сентября были высажены морские десанты и взяты поселки Оха и Ноглики. Пограничники и ополчение дрались храбро, однако ничего не могли противопоставить против регулярных войск. Александровск был захвачен 30 сентября. Американский крейсер не имел приказа вступать в бой и был вынужден уйти, что вызвала шквал критики в прессе США. Уже 1 октября началась замена войск 15ой дивизии вспомогательными частями. Следующей целью предполагался солнечный Магадан, ворота в золотоносные районы советского Дальнего Востока. Хотя его и не предполагалось удержать, однако его захват был бы серьезным козырем при торгах на неизбежных мирных переговорах. Однако хотя Сахалин и был оккупирован, на нем практически сразу развернулось широкое партизанское движение. Малонаселенность, бездорожье, леса и горы способствовали тому, что японский контроль над ним был в первое время шатким. Однако в краткосрочной перспективе контроль лишь за несколькими ключевыми точками вполне устраивал японцев.

dim999: Для СССР альтпозитива, для японцев - разве что в плане что обломавшись на СССР они будут тихо сидеть и не получат батонов от США, хотя суммарные потери скорее всего будут выше. 1. Взять Владик с ходу проблематично, перерезать ЖД по которой катается ЖД-артиллерия тоже. 2. После (вернее в случае) взятия Владивостока Япония получает вместо вялых поставок советского оружия китайцам (да и те возобновятся после мобилизации промышленности) полноценный позиционный фронт с СССР. 3. Разница мобпотенциалов раза в 2,5, промышленности СССР ничего не угрожает (а до японской ТБ-3 могут позже и достать), плюс советская оборонка исходно более "сухопутно-ориентирована" чем японская. "Птичку жалко"(с)

В.Лещенко: Линкор рожден авторским произволом или ИМЛ?

sunduk: dim999 пишет: Коллега, интересен ваш взгляд на развёртывание сил. На ФАИ идёт рубка за темпы мобилизации японцев, а также за то, какие направления будут прикрыты. Например о том, что, вопреки мнению автора, две дивизии на Хингане будет минимум, а не одна. И что их будут готовы подпереть резервные достаточно быстро. Т.е. продавливание фронта может получиться, а вот проламывание, как описано - нет. В.Лещенко пишет: Линкор рожден авторским произволом или ИЛМ? В реале планы строительства линкоров 1го класса массового упёрлись в нехватку импортных комплектующих и некачественные отечественные комплектующие. Здесь бюджет ВВС меньше, но валюты выделено больше. То есть ВВС будет строить более дорогие, менее мобилизационные самолёты. Линкоры первого класса в этом случае практически детерминированы. Если у вас есть иной взгляд на путь развития авиации при развилке - напишите об этом в тему ИВС-RIP-1929.

Ivto: Короче говоря, все те финансовые и материальные ресурсы, которые джапы два десятка лет копили для вторжения в Китай и броска на юг, они вбухивают в эту разборку. Которая, на выходе, не дает им ни рынков сбыта, ни сырья, кроме сахалинских месторождений нефти и сучанского угля, ни каких-то других преференций, которые окупят эту войну. И что они будут делать дальше? Амеры, в этой ситуации, вероятней всего еще раньше, чем в реале, введут эмбарго и прочие санкции. Англы может и прокредитовали бы их, но уже сами не в том положении, чтобы это сделать без ущерба для себя...

sunduk: Ну не два десятка копили, всё ж помене. Причём военное производство у них не развернулось ещё - четыре дивизии, сокращённые по экономии в 1925м, ещё не развернули обратно даже. То есть да, им дадут по носу. Они в обмен обретут бесценный опыт современной войны против равного противника, и на все оставшиесы 1930е будут достаточно крепким орешком для любого, включая прочие Великие Державы.

Ivto: sunduk пишет: Причём военное производство у них не развернулось ещё - четыре дивизии, сокращённые по экономии в 1925м, ещё не развернули обратно даже. Дивизии сокращали, и вообще, обрезали финансирование армии в то время, чтобы найти средства на флот. Там вообще, между этими двумя структурами была по этому вопросу постоянная грызня. А на то, чтобы обеспечить и тех, и других одновременно, средств у джапов не хватало. sunduk пишет: То есть да, им дадут по носу. Они в обмен обретут бесценный опыт современной войны против равного противника, и на все оставшиесы 1930е будут достаточно крепким орешком для любого, включая прочие Великие Державы. Из опыта, разве что, могут сделать правильные выводы по роли ПВО и авиационного прикрытия снабжения. А так, для успешного вторжения в Китай, им вполне хватило опыта и подготовки, которая у них была и в реале. Проблемы были совсем в другой плоскости, с опытом мало связанной. А вот запулив ресурсы на войну с СССР, Япония не сможет их пустить уже на строительство флота, со всеми вытекающими. Очень уж ограничена она была в ресурсном плане, чтобы суметь найти средства на все одновременно. Значит, где-то им придется обрезать по-любому...

В.Лещенко: sunduk пишет: В реале планы строительства линкоров 1го класса массового упёрлись в нехватку импортных комплектующих и некачественные отечественные комплектующие. Здесь бюджет ВВС меньше, но валюты выделено больше. То есть ВВС будет строить более дорогие, менее мобилизационные самолёты. Линкоры первого класса в этом случае практически детерминированы. Не говоря о том что вместо полезных самолетов СССР получает ненужные идиотские корыта - к 1933 году никакие самотопы физически не могут быть построены - ибо процесс этот долгий и нудный. Кстати - военморы 30х были против гигантомании - и морские прогграммы до 1936 были довольно умеренны и аккуратны. Впрочем -автор хотел написать видимо альтнегативу и он ее написал.

В.Лещенко: К слову - реальные советские планы войны с Японией предусматривали массированные боевые действия в Манчжурии и Китае в союзе с монголами и Гоминьданом.

sunduk: Ivto пишет: А вот запулив ресурсы на войну с СССР, Япония не сможет их пустить уже на строительство флота Да там вообще непонятно - пацифисты (сиречь проанглийская промышленная фракция) могут вообще на собачий корм как вояк, так и флотских "ястребов", извести. И Япония становится верным английским сателлитом, вплоть до обмена флотами - когда японская группировка базируется скажем на Гибралтар, а британская на Тайвань. Ну как вариант! : ) Если честно, не обсчитывали пока последствия этого всего. В.Лещенко пишет: реальные советские планы войны с Японией предусматривали массированные боевые действия в Манчжурии и Китае в союзе с монголами и Гоминьданом. В этой АИ китаяки выбиты раньше и сидят тихо, монголы же - себе на уме, и непонятно, чем их к драке привлечь. Давить - как бы хуже не стало, а пряника не уверен что есть. В общем надо смотреть планы. Но да, о привлечении возможных союзников надо будет подумать подробнее. А у вас какие-то конкретные соображения на этот счёт есть? в смысле сколько кого и куда привлекут?

Ivto: sunduk пишет: Да там вообще непонятно - пацифисты (сиречь проанглийская промышленная фракция) могут вообще на собачий корм как вояк, так и флотских "ястребов", извести. И Япония становится верным английским сателлитом, вплоть до обмена флотами - когда японская группировка базируется скажем на Гибралтар, а британская на Тайвань. Ну как вариант! : ) А рынки сбыта, как раз в интересах этой самой промышленной фракции, кто, англы дадут? В Индию и Бирму что ли пустят? В Китай ведь джапы полезли не из-за врожденной агрессивности их вояк, а именно по этой причине...

Сундук_гость: Ivto пишет: sunduk пишет: цитата: Да там вообще непонятно - пацифисты (сиречь проанглийская промышленная фракция) могут вообще на собачий корм как вояк, так и флотских "ястребов", извести. И Япония становится верным английским сателлитом, вплоть до обмена флотами - когда японская группировка базируется скажем на Гибралтар, а британская на Тайвань. Ну как вариант! : ) А рынки сбыта, как раз в интересах этой самой промышленной фракции, кто, англы дадут? В Индию и Бирму что ли пустят? Ну так их всё равно американцы вытесняют. Почему бы и не пустить : ) вопрос на самом деле, повторюсь, сложный. И потребует рассмотрения после окончания проработки "инцидента" - каковой например я не знаю как закончится пока : )

В.Лещенко: sunduk пишет: В этой АИ китаяки выбиты раньше и сидят тихо, монголы же - себе на уме, и непонятно, чем их к драке привлечь. Давить - как бы хуже не стало, а пряника не уверен что есть. И не решили взять реванш? Японцы кстати вообще то в реальнсоти возились с Китаем 7 лет но так и не добились стратегического успеха. Такая же фантастика в общем как ураганно быстро построенные линкоры - и надо думать бесконечные доллары на закупку импортных комплектующих Куда как менее ипортозависимая программа строительства идиотских корыт 23го проекта пожирала до 1\3 военного бюджета

dim999: sunduk пишет: Коллега, интересен ваш взгляд на развёртывание сил. На ФАИ идёт рубка за темпы мобилизации японцев, а также за то, какие направления будут прикрыты. Например о том, что, вопреки мнению автора, две дивизии на Хингане будет минимум, а не одна. И что их будут готовы подпереть резервные достаточно быстро. Т.е. продавливание фронта может получиться, а вот проламывание, как описано - нет. А какая разница-то? В любом случае позиционный фронт (плюс-минус 200 км тайги ни на что не повлияют), опять-таки за отсутствием достойного упоминания флота падение или героическая оборона Владивостока эффект даст разве что для пропаганды. Мобпотенциал у СССР в 2,5 раза больше, т.е. все телодвижения сторон будут определяться исключительно возможностями и темпами мобилизации промышленности.

sunduk: В.Лещенко пишет: И не решили взять реванш? Там побили только одного северного варлорда. Причём сравнительно недавно - он тупо не успел отрастить обратно силы. И к тому же китайская граница прикрыта. Если бы там оставили только скажем части Маньчжоу-Го, тогда можно было бы говорить о. А этак - не рискнут. Или вы думаете иначе, что свежебитый и безденежный китайский варлорд, занимающийся прямо сейчас подавлением восстаний бедноты у себя на территории, случившихся от военно-налогового пресса, рискнёт вписаться в драку ещё раз? Нет, когда станет понятно, что япов давят - тогда да. Но на ранней стадии операции? очень хочу каких-то более серьёзных обоснований этому. В.Лещенко пишет: Такая же фантастика в общем как ураганно быстро построенные линкоры - и надо думать бесконечные доллары на закупку импортных комплектующих Куда как менее ипортозависимая программа строительства идиотских корыт 23го проекта пожирала до 1\3 военного бюджета Ахахаха! коллега! ВОЗДУШНЫЕ линкоры! : ) какой такой 23й проект! : ) ВОЗДУШНЫЕ линкоры. Его Императорского Высочества Бомбовоз и всё такое вот. Восьмимоторные бомберы на 15тонн фугасок. А вы про морские подумали, что ли? ну это был бы тот ещё совоглобус! dim999 пишет: А какая разница-то? Разница в деталях, в которых дьявол. Топикстартеру, то есть мне, она интересна. Если вам нет, наверное стоит тогда какие-то другие аспекты выложенного текста комментировать.

dim999: sunduk пишет: Разница в деталях, в которых дьявол. Топикстартеру, то есть мне, она интересна. Если вам нет, наверное стоит тогда какие-то другие аспекты выложенного текста комментировать. Хорошо, другие аспекты: sunduk пишет: Хотя его и не предполагалось удержать, однако его захват был бы серьезным козырем при торгах на неизбежных мирных переговорах. Из чего следует а) неизбежность мирных переговоров до полного выкидывания японских войск с территории СССР и Китая с точки зрения топикстартера; б) неизбежность мирных переговоров иначе чем после отступления японских войск с территории как минимум СССР и Китая и под бомбардировками Японии с точки зрения самих японцев? В общем-то всё упирается именно в это. Ну не может советское правительство допустить демонстрации рентабельности схемы "внезапно напали и используя первоначальные успехи получили профит на стадии переговоров", слишком много соседей желающих повторить на бис найдётся.

Den: dim999 пишет: Ну не может советское правительство допустить демонстрации рентабельности схемы "внезапно напали и используя первоначальные успехи получили профит на стадии переговоров", слишком много соседей желающих повторить на бис найдётся. Полностью согласен. Посему и название "инцидент" как-то не того. Это конфликт как минимум. А то и таки война.

sunduk: К концу сентября стали в полной мере сказываться эффекты применения химического оружия. Японская армия естественно готовилась к химической войне, но ее офицеры, не имея никакого практического опыта, зачастую относились к вопросам химической защиты и тактического использования БОВ достаточно легкомысленно. В РККА же напротив, многие краскомы имели неприятный личный опыт еще с германской войны. РККА обладала гораздо большими запасами БОВ, чем Япония, оснащенность советских войск средствами защиты также намного превосходила японскую. К концу сентября каждый третий выпущенный артиллерией РККА снаряд был химическим, каждый второй самолето-вылет бомбардировочной авиации осуществлялся с выливными приборами или химическими бомбами. Единственным упущением было отсутствие химических мин для принятого на вооружение перед самой войной 82мм. миномета Доровлева. Миномет собственно изначально и предназначался для стрельбы химическими боеприпасами, однако они не были во время освоены промышленностью. В номенклатуре же используемых японской артиллерией боеприпасов доля химических составляла едва ли 15%, а авиация и вовсе не имела на принятых на вооружение средств химической войны. РККА использовала главным образом иприт и фосген. Оба этих газа имели значительный, до 6-8 часов, скрытый период, когда признаки отравления были малозаметны. Если фосгену для действия требовалось попасть в легкие, то иприту было достаточно любого открытого участка кожи. Через 6 часов после контакта с аэрозолем кожа краснела, через сутки покрывалась волдырями, через трое суток волдыри сливались в открытую гнойную язву, заживающую в течение 1-2 месяцев. Если же ипритовая взвесь попадала в глаза, то слепота была гарантирована. В начале боевых действий японская армия потеряла выведенными из строя многих опытных артиллеристов – стандартным приемом контрбатарейной стрельбы был короткий обстрел предполагаемых позиций вражеской артиллерии газовыми снарядами, дабы вынудить расчеты одеть противогазы и тем самым снизить темп стрельбы. В первые недели японские офицеры нередко игнорировали легкий запах прелого сена или чеснока, демонстрируя твердость духа и силу воли. К концу сентября они в большинстве своем пополнили полевые госпитали. Но главным следствием химической войны был серьезный удар по мобильности японских войск. Железнодорожные станции не просто бомбились, но и заливались газом. Эскадрилья ТБ-3 за один вылет создавала газовое болото на площади более 6 гектаров. Если фосген потихоньку развеивался за сутки - двое, то иприт держался неделями, впитывался в дерево, краску, скапливался в подвалах, низменных местах. Поливание водой помогало мало, для дегазации требовались щелочные растворы, техника, которой катастрофически не хватало. (Хотя от тех же проблем страдали и советские летчики и техники, иприт нередко заражал и сами бомбардировщики, после боевых вылетов нередко требовалась дегазация). Нормальная работа на пораженных газовыми ударами станциях была исключена. Убыль опытных железнодорожников, как китайцев, так и русских эмигрантов и самих японцев, была колоссальна. Многие работники дезертировали. Восстановительные и прочие работы в противогазах и защитной одежде занимали в несколько раз больше времени чем в нормальных условиях, да и защитных средств не хватало. В начале октября советские ВВС впервые испробовали новый прием – газ сбрасывался в железнодорожные выемки. После того как несколько воинских эшелонов проехали через созданные таким образом облака японцы были вынуждены начать проводить химическую разведку перед каждым эшелоном, замедлив скорость движения еще больше. Крайне высока была и убыль лошадей, некоторые части лишились двух третей конского состава. Безвозвратные же людские потери были не столь высоки, но так или иначе поражены газом было многие. Как и во время Первой Мировой на одного умершего приходилась сотня отравленных. В некоторых дивизиях таких отравленных было до половины состава. Большинство из них было в принципе способно стрелять в случае необходимости, но вот к ускоренным маршам, строительству полевой фортификации и прочей работе они были совершенно не пригодны. Новое наступление в Приморье, которое должно было стать решающим, началось с запозданием. Вместо планируемого 6 октября необходимая готовность была достигнута только к 11 числу. На держащие оборону у Владивостока 4 потрепанные советские дивизии(35, 39, 32, 23) обрушился удар шести японских (9, 11, 14, 3, 8 и гвардейской) дивизий. Советские войска были крайне измотаны непрерывными боями. Первой дрогнула 35ая Сибирская. Шестичасовый артобстрел, в том числе и газовыми снарядами, и последующая за ним фланговая атака от прошедших по сопкам японских войск оказалась слишком тяжелым испытанием для территориальных войск. Отошедшие войска оголили фланг Шкотовского УР и японцы немедленно использовали успех. На штурм залитых газом ДОТ пошла гвардия. К 13 октября основная полоса обороны Шкотовского УР была взята. 15 октября обе японские группировки соединились. Владивосток, вместе, с 4 дивизиями комкора Витовта Путны был полностью окружен. Дальнейшему же штурму города препятствовала как многочисленные тяжелые батареи, так и резко сократившийся после падения поселка Артем, фронт. Поредевшим советским войскам и ополченцам не составляло особого труда создать высокую плотность обороны на десятикилометровом участке. Оставив там три дивизии(9,11,14), японское командование с 16 октября начало переброску освободившихся сил на другие участки фронта, где дела шли значительно хуже. Севернее Владивостока, между Ханко и Ворошиловым, Японская Империя располагала пятью дивизиями(2, 6, 16, 12, 15). Из этих пяти 6ая дивизия была малобоеспособна после предыдущих боев, 2ая и 16ая были также сильно потрепанны а 15ая была резервной. Блюхер же располагал 7 стрелковыми дивизиями(21, 26, 59, 66, 31, 22, 71) и одной кавалерийской (8ой). На подходе так же была еще 78ая территориальная дивизия. Она в принципе должна бы была уже прибыть, однако японцам удалось внести серьезные задержки в работу Транссибирской магистрали. Авианалет на Куйбышевку-Восточную, во время которого был разбомблен эшелон с ОВ вывел эту важную узловую станцию из строя почти на два дня. Серьезнее были успехи диверсантов Русской Фашисткой Партии. Константин Родзаевский и его японские кураторы сделали выводы из предыдущих провалов. Им удалось ввести в заблуждение агентуру ОГПУ относительно своих планов и успешно провести серию диверсий против мостов и других сооружений магистрали. Поврежденные участки ремонтировались быстро, в течении дня-двух, однако график перевозки войск был все-таки сорван. Однако несмотря на эти успехи Блюхер располагал достаточными средствами чтобы сдержать японское наступление на Ворошилов. Оно началось также 11 октября, и почти сразу забуксовало. Выделенные для взятия города свежие 12ая и 15ая дивизии продвинулись только на 2-3 километра вглубь советских позиций. 14 октября Блюхер силами 66ой дивизии нанес удар севернее Ханко, против маньчжурских войск, которые не продержались и нескольких часов, вынудив японское командование снимать войска для отражения этой угрозы. 15 числа Блюхер нанес новый удар по ослабленным японским позициям между южным берегом озера Ханко и Ворошиловым, вынудив японское командование полностью прекратить наступление на Ворошилов с запада. Стабилизировать положение японцам удалось только к 21 октября, введя в бой освободившиеся после окружения Владивостока войска, вынудив Блюхера ввести в бой резервную 78ую дивизию. Японское наступление завершилось частичным успехом, Владивосток был окружен, однако к северу от него РККА не только не была разбита, но и частично восстановила утраченные ранее позиции. Тем времен в Забайкалье обстановка для Японской Империи складывалась катастрофическая.

sunduk: В конце сентября Забайкальская группа ОКДВА была выведена из подчинения Блюхера и преобразована в отдельный Забайкальский фронт. На место командующего новым фронтом претендовало четыре кандидата, командующие округами Тухачевский, Егоров, Якир и Корк. Выбор пал на Тухачевского, в его пользу сыграло то, что штаб РККА не хотел переназначать командующих Украинского и Белорусского округов. Вступление в войну Польши и Румынии хотя и было маловероятно, но полностью исключить такую возможность было нельзя. Корк же имел репутацию крайне лояльного как Ворошилову, так и Рыкову командующего. Поэтому руководство предпочло не отпускать его из Московского округа. Риск военного переворота совсем исключать было нельзя, и лояльный командующий в столичном округе был необходим. 29 сентября ТБ-1 с Михаилом Тухачевским прибыл в Хайлар. Шапошников и Уборевич возлагали большие надежды на планирующееся на 15 октября наступление. В нем предполагалось задействовать самый удачный и полезный из тактических принципов всех времен и народов: «Семеро одного не боятся». Формально 7 стрелковым(36, 57, 73, 78, 82, 53), 3 кавалерийским(11, 15, 22) дивизиям и мехбригаде Забайкальского фронта противостояло 6 японских пехотных дивизий. Однако фактически первый удар должны были встретить только 3 японских дивизии(4, 10, 20ая). Потерявшие в сентябрьских боях более половины личного состава и артиллерии 1ая и 19ая дивизия были отведены на переформирование к Цицикару и Дацину, войска же 17ой были вообще разбросаны по огромной территории для борьбы с многочисленными китайскими партизанами и бандитами. Из-за действий советской авиации, приведших к крайнему расстройству железнодорожных коммуникаций, быстро перекинуть их в нужную точку не представлялось возможным. РККА удалось также решить в свою пользу проблему снабжения. Армия микадо не готовилась отступать, поэтому планомерной подготовки к уничтожению сооружений КВЖД не велось. То, что отступившие в сентябре войска вывели из строя, было восстановлено за несколько дней. Исключение составил трехкилометровый Хинганский тоннель. Его уничтожение могло бы серьезно осложнить дальнейшие действия (хотя 20км. обходная дорога и существовала, но ее пропускная способность была весьма ограничена). Однако для его полного уничтожения требовалось много тонн взрывчатки, которой быстро отступающие японские войска не располагали. Хотя тоннель и был поврежден, однако уже к 9 октября через него и «петлю Бочарова» прошел первый поезд. Дополнительно Тухачевский получил 11 отдельных автотранспортных батальонов. 4000 изъятых из народного хозяйства грузовиков ЗиР-5 и НАЗ-АА – лицензионных Опель-Блиц и Форд, оказались неоспоримым подспорьем. До начала наступления контратаки пытавшихся вернуть позиции на Большом Хинганском хребте японцев сдерживались силами 4 советских стрелковых и 1 кавалерийской дивизии. За 3-15 октября японцам удалось продвинуться вперед на 10-15 километров. Сосредоточение же советских резервов было вскрыто лишь частично, благодаря превосходству РККА в воздухе. 15 октября на позиции 78ого японского пехотного полка обрушились залпы почти двух сотен советских орудий. За ними при поддержке 160 танков пошли густые цепи одетой в противогазы и защитные костюмы пехоты РККА. Здесь была также задействована отдельная рота экспериментальных танков, в состава танка Гротте, Т-35 и 5 Т-28. Останавливать массы советских танков японцы могли только гранатами, чего было явно недостаточно. Одновременно было нанесено еще 5 вспомогательных ударов, сковавшие японские части. В образовавшуюся брешь была введена конно-механизированная группа, за которой последовали две стрелковые дивизии. 20 октября советские войска, продвинувшись на сто с небольшим километров, смогли захватить плацдармы на восточном берегу Нонны, японцам удалось взорвать только 3 пролета 700метрового железнодорожного моста через эту реку. 22 октября был взят и сам Цицикар. В боях с отступавшими японскими частями неоценимую услугу РККА продолжало оказывать господство в воздухе. Самолеты Р-1 и Р-5 были надежными глазами РККА. К 21 октября основные силы 4ой, 10ой, 20ой а также пришедшей им на помощь 19ой дивизий были окружены в ряде котлов. Японцы пробивались на восток ночами, однако малочисленные мосты почти все контролировались советскими войсками. Переправа же вплавь через холодную октябрьскую воду была безумием. Хотя основные силы РККА(6 стрелковых и 1 кавалерийская дивизия) были заняты уничтожением основной массы оставшихся на западном берегу Нонны японских войск, тем не менее конно-механизированная группа(2 кавалерийские дивизии, монгольская кавалерия, отдельные танковые части) продолжала преследование отходящих японских войск. За ней следовали 2 стрелковые дивизии РККА (57ая Уральская и прибывшая уже в ходе операции 70ая). 27 октября кубанская кавалерия комдива Константина Рокоссовского вступила в Дацин. Однако взятие Дацина было пределом успехов советских войск. Японское командование успело перегруппировать свои войска, а также получило подкрепление. По продвигавшимся к Харбину советским частям были нанесены фланговые удары. Японские войска ввели в дело бронепоезда, так же к Харбину были срочно переброшено несколько авиаэскадрилий, нанесших тяжелые потери советской кавалерии. Отчаянно маневрируя, Рокоссовский смог вырваться из ловушки и соединиться с отставшей пехотой, однако значительная часть бронемашин и артиллерии 15 и 22ой кавдивизий была потеряна. В свою очередь советские войска смогли укрепиться на позициях перед Дацином и отбить последующие японские контратаки. К началу ноября к Дацинским позициям начали подходить и основные силы Тухачевского, высвобождавшиеся по мере ликвидации отрезанных японских частей. Итог Цицикарской операции был крайне неутешителен для японской армии. РККА стояла в 120 километрах от Харбина, 4 пехотные дивизии перестали существовать. Победа Тухачевского под Цицикаром эхом отозвалась и южнее. Все лето и осень разбитому весной Чжан Сюэляню шел поток советской помощи. Под влиянием аргументации главы советской делегации т. Карахана, а также десятков тысяч винтовок и сотен пулеметов для солдат и сотен тысяч долларов лично для Чжана, идеи пролетарского интернационализма все сильнее овладевали командованием и рядовым составом Северо-Восточной армии Гоминьдана – бывшей Фэнтянской кликой. 17 октября, когда прорыв фронта под Цицикаром произошел, а части 13ой японской дивизии стали перебрасывать из провинции Жэхе на север, Чжан наконец решил перестать скрывать произошедшую в его душе перемену. Он открыл своим генералам, что он всегда сочувствовал коммунистическим идеям вообще и СССР в частности. Хотя непосредственно вступать в компартию Китая и окончательно разорвать с Гоминьданом Чжан пока не решался, но он счел необходимым порвать с примиренческой позицией Чан Кай Ши. Северо-восточная армия Гоминьдана, номинально почти 150тыс. солдат, но реально около 65 тыс., вступила в провинцию Жэхе, из которой была выбита весной. Японские солдаты-резервисты дрались отчаянно, однако были вынуждены противостоять многократно превосходящим китайским силам. 104ый пехотный полк, несмотря на то, что он был сформирован из солдат-резервистов только в сентябре, почти 5 дней противостоял непрерывным атакам 30тыс. китайцев, пока не погиб почти полностью. Победоносные войска Чжан Сюэляня вступили в Чендэ, открыв для растянутых по всей Маньчжурии японских войск еще один фронт. Японская империя частично компенсировала эти неудачи оккупировав в первой половине октября небольшими десантными силами Николаевск-на-Амуре и Магадан. Наиболее тяжелой для Советского Союза была потеря Магадана, поставившая под угрозу золотоносные прииски на Колыме. Однако непосредственно к приискам японские войска продвигаться остерегались, места были глухие, а опыта боев на севере у морских пехотинцев и резервистов не было, в отличие от местных жителей. Поэтому пока что за зону действия корабельных орудий японские солдаты предпочитали не выходить. Захват этих портов вызвал бурю в прессе США, так как японский флот не посчитался с наличием в них американских крейсеров-стационаров. Правительство Рузвельта отдельной нотой уведомило японцев что оно резко возражает против расширения зоны конфликта и посоветовало японской стороне воздержаться от захвата и Петропавловска-Камчатского. К Петропавловску были посланы линейные корабли «Аризона», «Миссисипи» и «Айдахо» с эскортом. В середине октября японцами было начато формирование дополнительных 4 дивизий, и началась переброска на материк образованных в сентябре и находившихся в процессе боевого слаживания 5 резервных пехотных дивизий. 23 октября, впервые после месячного перерыва, ВВС РККА бомбили японскую метрополию. 7 К-7 и 36 ТБ-3ДД комдива Добролежа обрушили на Отару почти 70 тонн бомб. В последующие дни бомбардировке подверглись Муцу, Тояма, Хакодате, Аомори, Цуруока. Второй раз от бомбежки пострадала Ниигата. 26 октября в Женеве начались предварительные переговоры о прекращении огня между СССР и Японией, однако некоторое время они пребывали в тупике. Япония требовала демилитаризации южного Приморья и формальной передачи Японии КВЖД за номинальную плату. СССР же требовал полной эвакуации японских войск с занятой ими советской территории. Также советская делегация во главе с замнаркома Литвиновым считала Маньчжурию законной частью Китая, а ее единственным правительством – Чжан Сюэляня, требуя от Японии передать тому власть. Однако постепенно позиции сторон приходили к компромиссу, однако до достижения соглашения было еще далеко.

sunduk: В чём основная проблема - не можем придумать, почему советские войска не должны бы вышвырнуть японцев с материка от слова совсем.

Den: sunduk пишет: В чём основная проблема - не можем придумать, почему советские войска не должны бы вышвырнуть японцев с материка от слова совсем. Коллега а зачем вы занимаетесь этим придумыванием? Я вот тоже не понимаю sunduk пишет: СССР же требовал полной эвакуации японских войск с занятой ими советской территории sunduk пишет: Однако постепенно позиции сторон приходили к компромиссу ... в МИД сидят сплошняком враги народа? С чего такие неадекватно мягкие требования и компромисс с заведомо слабейшим империалистическим агрессором? Это конечно ваш поросенок - как хотите, так и красьте, но подгонка под результат с потерей реалистичности... в общем имхо не красит никакой таймлайн ЗЫ: Да, долготерпение США тоже удивило. И во времена ГВ и в 30-куда жестче были...

sunduk: Den пишет: sunduk пишет: цитата: В чём основная проблема - не можем придумать, почему советские войска не должны бы вышвырнуть японцев с материка от слова совсем. Коллега а зачем вы занимаетесь этим придумыванием? Я вот тоже не понимаю Да я и не занимаюсь. Это коллеге чукча на параллельном хочется инцидент, а не полномаштабную войну. Den пишет: в МИД сидят сплошняком враги народа? Идея в том, чтоб не проебать темпы развития нархоза - а значит воевать можно только на кредиты. Которых взять не под что и негде. Впрочем, желание некоторых "нетоварищей" отдать буржуинам концессий, а потом кинуть, будет. Их скорее всего поставят на место. Так что очистка Маньчжурии со стороны СССР - это программа-минимум, и примерно она же и максимум. Den пишет: Да, долготерпение США тоже удивило. И во времена ГВ и в 30-куда жестче были. Думаю, что они пока не влезают из-за неясности английской позиции. Англы же ждут, пока япы поглубже заглотят наживку. В общем япы становятся английским сателлитом, русские НЕ берут доп.кредитов у САСШ, потому САСШ не шибко-то помогают, коли мы не осателлитиваемся. В перспективе есть мысль получить блок ВБ-Япония-Италия-Франция против блока СССР-Германия-Швеция-Испания и замутить альтВМВ при полностью нейтральных САСШ и отдельной ГВ в разделённом Китае.

Den: sunduk пишет: Это коллеге чукча на параллельном хочется инцидент, а не полномаштабную войну. Имхо - исходя из описанного таймлайна это уже нереально. Это уже война а нефига не инцидент. По размаху территориальному и задействованным силам. И главное - края не видно. Вряд ли даже плебс Метрополии после бомбардировок реальными бомбами, а не листовками горит желанием мира. А уж "как один человек весь советский народ"... в общем тему пора переименовывать. sunduk пишет: Идея в том, чтоб не проебать темпы развития нархоза - а значит воевать можно только на кредиты А чем обоснована идея кроме желаний авторов? sunduk пишет: В перспективе есть мысль получить блок ВБ-Япония-Италия-Франция против блока СССР-Германия-Швеция-Испания и замутить альтВМВ при полностью нейтральных САСШ и отдельной ГВ в разделённом Китае. Пока верится с трудом.

sunduk: Den пишет: уже война а нефига не инцидент. По размаху территориальному и задействованным силам. И главное - края не видно. Есть мнение, что значимое "раскачивание лодки" не надо ни англам, ни главное амерам. Выпинать япов из Маньчжурии амерам ок, а на большее они не замахиваются. При этом и япы, и наши это амерское нежелание понимают. Т.е. наши напинают япов, советизируют Маньчжурию, отпилят её от Китая. И на сём закончат - потому как воевать в Корее дорого довольно, и япы за неё драться будут сильно. Видимо попробуют стрясти какую-то контрибуцию? Но вообще приемлемого мира, при котором победившая (а это видимо СССР) сторона получала бы какие-то ощутимые плюшки - не видать, вы правы. Может концессии в Маньжурии? а их результаты гнать за рубеж и валюту наживать? Den пишет: Вряд ли даже плебс Метрополии после бомбардировок реальными бомбами, а не листовками горит желанием мира Я вот кстати насчёт бомбардировок метрополии сомневаюсь - откуда бы? да и потери весьма велики. Не будут. Вот ЖД-станции в Корее и порты - то да. Но кто тех корейцев считает? Den пишет: sunduk пишет: цитата: Идея в том, чтоб не проебать темпы развития нархоза - а значит воевать можно только на кредиты А чем обоснована идея кроме желаний авторов? Тем, что с Рыкова будут спрашивать за невыполнение плана вне зависимости от война или не война. Den пишет: sunduk пишет: цитата: В перспективе есть мысль получить блок ВБ-Япония-Италия-Франция против блока СССР-Германия-Швеция-Испания и замутить альтВМВ при полностью нейтральных САСШ и отдельной ГВ в разделённом Китае. Пока верится с трудом. А как по-вашему такой инцидент мог бы разрешиться? в смысле приемлемая конфигурация конца - какая?

Ivto: sunduk пишет: При этом и япы, и наши это амерское нежелание понимают. Т.е. наши напинают япов, советизируют Маньчжурию, отпилят её от Китая. В этом случае амеры выступят уже против СССР. Им нужен целый Китай, с его рынками и возможностью играть роль противовеса как джапам, так и СССР. А не раздербаненный на сферы влияния.

sunduk: Ivto пишет: sunduk пишет: цитата: При этом и япы, и наши это амерское нежелание понимают. Т.е. наши напинают япов, советизируют Маньчжурию, отпилят её от Китая. В этом случае амеры выступят уже против СССР Так СССР там особо не при чём будет. "Самоопределение народа", вся фигня. Ещё и Пу-И на троне оставят, а генерала при нём сёгуном. И будет обычная восточная деспотия, в которой сильная социалистическая риторика итп. И даже баз советских особо не будет - не по карману СССРу это, ну может что-то солдат на 100-200, чисто символическое. Ivto пишет: Им нужен целый Китай Зато больше никому он целый не нужен : )

Ivto: sunduk пишет: И даже баз советских особо не будет - не по карману СССРу это, ну может что-то солдат на 100-200, чисто символическое. Ну и зачем тогда этот "символизм" нужен? Тех же амеров злить, ничего не получая взамен? sunduk пишет: Зато больше никому он целый не нужен : ) Только на Тихом океане в то время наиболее сильные игроки как раз амеры с японцами. Остальные против них на том театре не пляшут. Даже англы... Лучше уж тогда с южным Сахалином вопрос решить, и на этом успокоиться.

Den: Ivto пишет: Лучше уж тогда с южным Сахалином вопрос решить, и на этом успокоиться. Коллега на Сахалине нужна десантная операция. В принципе вопрос решаемый, но с учетом "освоености" ТВД как бы оккупация Кореи проще не вышла Ivto пишет: Тех же амеров злить, ничего не получая взамен? Вообще-то амеров уже джапы разозлили дальше нет. sunduk пишет: ожет концессии в Маньжурии? а их результаты гнать за рубеж и валюту наживать? Вполне. Но меня смущает уж очень сильный экономический крен. Это в вашем духе, а не в духе СССР 30-х sunduk пишет: Тем, что с Рыкова будут спрашивать за невыполнение плана вне зависимости от война или не война. Коллега это понятно. Но с чего вы решили что он пойдет именно этим путем? А не хоть путем того же закручивания гаек в деревне? Или еще каким? Где предпосылки РИ? Речи, проекты и т.д.? sunduk пишет: Я вот кстати насчёт бомбардировок метрополии сомневаюсь - откуда бы? да и потери весьма велики. Не будут. Ну как сказать... с учетом того из-за чего все началось и того что в ход идет боевая химия... более чем вероятно. И потери будут ого-го. sunduk пишет: А как по-вашему такой инцидент мог бы разрешиться? в смысле приемлемая конфигурация конца - какая? Или сильно переписывать таймлайн или ужесточение БД, сбрасывание джапов к морю и советская Манчжурия с возвращением КВЖД и зачисткой Харбина. Корея это действительно гигантомания.

sunduk: Den пишет: меня смущает уж очень сильный экономический крен. Это в вашем духе, а не в духе СССР 30-х Каков поп - таков и приход. Вполне возможно, что "дерибанить братскую Маньчжурию" никто и не станет на деньги - т.е. СССР будет таким своеобразным прокси - и иметь на этом ровно свою посредническую себестоимость, никакого навара на братском народе. Формально : ) фактически - да, какой-то будет, но некритичный. Ну а поскольку адресат сих концессий/товаров практически безальтернативно САСШ - то, думаю, проблем и не будет. Den пишет: с чего вы решили что он пойдет именно этим путем? А не хоть путем того же закручивания гаек в деревне? Или еще каким? Где предпосылки РИ? Речи, проекты и т.д.? Хмм. Вы предполагаете, что он захочет собрать себе немного военной славы? и влететь под обвинения в бонапартизме? по-моему напротив - военные аппетиты и так растут, а тут такой удобный у них предлог/способ подгрести под себя больше. Как раз всем "хозяйственникам", кроме тяжпрома, эта война делянку сужает. А это и Микоян, и Рудзутак. Хотя. Подумал тут. Очень многое будет зависеть от конкретной ситуации. Слабину дать нельзя. Но вот если япы придут просителями (ВБ их очень попросит), то вот только тогда возможны варианты. А это не раньше выхода к границам Кореи. Den пишет: того что в ход идет боевая химия. По мирным людям? не, в СССР не сумасшедшее руководство такие вещи делать. Я думаю скорее не в возможности, а в целесообразности дело. Пока не деблокируют Владивосток и пока не запрут япов в Корее - не будет разговора о бомбёжке метрополии. Den пишет: ужесточение БД, сбрасывание джапов к морю и советская Манчжурия с возвращением КВЖД и зачисткой Харбина. Советская или советизированная? в первый вариант не верю, САСШ придут негодовать. Со вторым согласен.



полная версия страницы