Форум » Ветвящееся время » Дунайская Федерация » Ответить

Дунайская Федерация

Ага-Хан: 02.06.1910 года группой анархистов в Сараево был убит император Франц-Иосиф I. Вместе с ним был застрелен его генерал-адъютант генерал от кавалерии граф Паар. Гибель императора глубоко потрясло империю, и не только ее. Ведь монарх, несмотря на свои преклонные годы, казался вечным. Все, затаив дыхание, ждали, что будет дальше. Тем временем, в Бельведерском дворце, когда исполняющий обязанности гофмаршала наследника престола ротмистр барон Карл Руммерскирх принес эрцгерцогу Францу-Фердинанду телеграмму о сараевском событии, последний присел в кресло и долго молчал, нервно поглаживая волосы. Наконец, он приказал позвать своего адъютанта, начальника военной канцелярии подполковника Александра Броша фон Ааренау и секретаря Пауля Никича. Когда они явились (при этом Брош титуловал его «Ваше Величество») новый император отдал первые свои распоряжения. Согласно ним, Брош фон Ааренау производился в полковники и назначался исполняющим обязанности начальника Военной канцелярии императора вместо семидесятидвухлетнего генерала от инфантерии барона Артура Больфраса. Никич становился кабинет-директором императора, а Руммерскирх – генерал-директором личных фондов императорской фамилии. Тут же Никич был отправлен к злейшему врагу Франца-Фердинанда, обер-гофмейстеру князю Альфреду Монтенуово с сообщением о том, что император отныне больше в его услугах не нуждается. Его место обер-гофмейстера занял князь Алоиз Шенбург-Гартенштейн. Правда, уход Монтенуово сорвал переговоры о возвращении в Венскую оперу замечательного композитора и дирижера Густава Малера. Однако когда об этом сообщили Францу-Фердинанду, он только пожал плечами. Впереди императора ждали более серьезные дела. В своем манифесте о вступлении на престол император Франц II обещал «равное право участия в общих делах монархии для всех своих подданных» и «расширение религиозных свобод». В манифесте, в частности, давались далекоидущие обещания: «Нашим принципам равноправия всех народов и сословий соответствует наше стремление к тому, дабы каждой народности в монархии была обеспечена свобода национального развития – если стремление к оной свободе будет осуществляться в ее, монархии, рамках… Да живут народы дунайской монархии, близкие друг другу исторически и географически, в братской любви, да состязаются они лишь в прогрессе хозяйственном и культурном». В то же время он дал понять, что его коронация в Будапеште откладывается до тех пор, пока «политическая несправедливость не будет устранена». Затем в манифесте излагались порядок преемственности власти и положение его жены Софии Хотковой, которая становилась, как супруга императора «первой дамой империи» с титулом герцогини Гогенберг-д’Эсте. Его дочь София и сыновья Максимилиан и Эрнст получали титул принцессы и принцев Гогенберг-д’Эсте, без права наследовать престол. В свою очередь наследником престола провозглашался племянник императора эрцгерцог Карл. Еще до того, как император короновался в Вене, он создал две комиссии: Военную и Государственную, причем в обеих он стал председателем. В состав первой комиссии по должности вошли начальник Генерального Штаба генерал от инфантерии Франц Конрад фон Гетцендорф, военный министр генерал от инфантерии барон Франц Шенайх и министры ландвера и гонведа фельдмаршал-лейтенант Фридрих Георги и генерал-майор Шаму Хазаи соответственно. Ее секретарем стал Брош фон Ааренау, а другими членами – начальник Пятого отдела (Артиллерийский) Военного министерства фельдмаршал-лейтенант Александр Кробатин, командир 61 пехотной бригады 31 пехотной дивизии генерал-майор Артур Арц фон Штрауссенбург, а также подполковник 19 Венгерского пехотного полка Карл Бардольф. Последний окончил как Академию Генерального Штаба, так и юридический факультет Грацкого университета. При этом в состав комиссии не вошли эрцгерцоги Фридрих и Евгений, с которым у нового императора сложились непростые отношения. Их интересы отчасти представлял Арц, близкий к Евгению. Во вторую комиссию, помимо обер-гофрмейстера князя Шенбурга-Гартенштейна, министра иностранных дел графа Алоиза Эренталя, имперского министра финансов барона Иштвана Буриана и обоих премьер-министров (Цислейтании и Транслейтании), барона Рихарда Бинерта и графа Каройя Куэна-Гедервари соответственно, вошли Никич (секретарь), профессор Венского университета Генрих Ламмаш и бывший министр внутренних дел Венгрии Йожеф Криштоффи. При этом император оставил за собой право привлекать к заседаниям комиссии экспертов. Таким образом, он, воспользовавшись этим правом, привлек к работе второй комиссии таких людей, как Томаш Масарик, Иван Франко и Аурел Поповичи. О последнем следует сказать особо. Аурел Поповичи родился в городе Лугош, в семье скорняка-румына. Окончил медицинский факультет Венского университета. В 1892 году стал одним из авторов меморандума на имя императора Франца-Иосифа в котором предъявлялись требования равных с венграми прав для трансильванских румын и прекращения политики мадьяризации в регионе. Под меморандумом было поставлено 300 подписей (в том числе всех лидеров Румынской национальной партии), и он был доставлен в Вену, однако император, не рассмотрев его, переправил в венгерский сейм. Последний же фактически похоронил его. Тем временем текст меморандума появился в печати и стал распространяться. Венгерские власти арестовали тринадцать человек из числа его автором, в том числе Поповичи, который был приговорен к четырехлетнему тюремному заключению. После освобождения под залог он эмигрировал в Швейцарию, а затем поселился в Румынии. В 1906 году он написал книгу «Соединенные Штаты Великой Австрии», которую император Франц II внимательно прочитал, а затем, через австро-венгерского посла в Бухаресте князя Иоганна Шенбурга-Гартенштейна, пригласил Поповичи в Вену, где и привлек его к работе Государственной комиссии в качестве эксперта. Летом 1910 года Франц II провел в разъездах по Цислейтании, где он посетил все земли, кроме Приморья и Далмации. Итогом стала его коронация чешской короной в Праге в июле и короной Галиции и Лодомерии во Львове. Во время пребывания в Чехии, он приглашал в свой замок в Конопиште как представителей местной немецкоязычной аристократии (Шварценберги, Лобковиц, Чернины), так и чешской политической элиты. В частности, император имел долгую беседу с Вацлавом Клофачем, который, будучи депутатом рейхсрата, прославился ка как резкий критик внешней политики Австро-Венгрии на балканском направлении и сторонник славянского единства. Он даже пригласил Клофача экспертом в Государственную комиссию, однако последний порекомендовал вместо себя профессора Масарика. В ходе поездки по Галиции, император также встречался с представителями как польской аристократии, так и галицко-русских просветительских организаций. После встречи во Львове с Иваном Франко, последний также был приглашен экспертом в Государственную комиссию. 11.09.1910 гола увидел свет т.н. Сентябрьский диплом (манифест) императора Франца II, который касался австрийской части империи (Цислейтании). Согласно этому манифесту, и последовавшему следом указу, эта часть страны полностью реорганизовывалась на «принципах равноправия всех народов». Территория Цислейтании разделялась на штаты (Staat): Австрия (Вена), Передняя Австрия (Инсбрук), Внутренняя Австрия (Грац), Богемия и Моравия (Прага) и Галиция и Лодомерия (Львов). Во главе штата стоял назначенный императором штатгальтер, а законодательным органом штата явился ландтаг, избираемый на основе всеобщего избирательного права. В свою очередь штаты разделялись на земли (Land) во главе с губернаторами (Landeshauptman). Законодательным собранием земли был ландрат, также избираемый на основе всеобщего избирательного права. Австрия состояла из земель Нижняя Австрия (Винер-Нейштадт), Верхняя Австрия (Линц) и Зальцбург, Внутренняя Австрия – из земель Штирия (Грац), Каринтия (Клагенфурт) и Крайна (Лайбах), а Богемия и Моравия – из земель Богемия (Прага), Моравия (Брно) и Силезия (Троппау). Штат Передняя Австрия состоял из земель Тироль (Инсбрук), Форарльберг (Брегенц) и новой земли Трентино. Последняя земля с центром в Тренте была создана путем объединения 9 южных округов Тироля (Борго, Кавалезе, Кортина-д’Ампеццо, Мезоломбардо, Примьеро, Рива, Роверето, Тионе и Трент) с преобладанием итальянского населения. В свою очередь в состав штата Галиция и Лодомерия вошли земли Западная Галиция (Краков), Восточная Галиция (Львов) и Буковина (Черновицы). Восточная Галиция, как явствовало из названия, состояла из восточных галицийских округов. Самые западными округами из вошедших в новую землю были округа Рава-Русская, Яворов, Перемышль, Бржозов, Добромиль, Старый Самбор и Турка. Во всех штатах, кроме Австрии, при штатгальтерах существовали Народные депутации. В частности, в Передней Австрии существовала Итальянская депутация, во Внутренней Австрии – Словенская депутация, а в Богемии и Моравии – Чешская. В Галиции и Лодомерии было три депутации (Польская, Галицко-Русская и Румынская). В состав этих депутаций входили представители указанных народов, которые бы давал советы штатгальтеру относительно реализации того или иного закона на территории штата, дабы не было ущемления прав какой-либо национальности. Языком делопроизводства на всех уровнях до земли включительно был немецкий. В то же время существовали и вторые земельные языки. Таковым в Трентино был итальянский, в Крайне – словенский, в Богемии и Моравии – чешский, в Западной Галиции – польский, в Восточной Галиции – галицко-русский, а в Буковине – румынский. На этих языках издавался обязательно земельный официоз, они могли быть использованы в судопроизводстве и делопроизводстве, но при условии обязательности перевода на немецкий язык. Хотя все чиновники были обязаны знать немецкий, те, кто непосредственно работал с населением, а также окружные начальники и их помощники в округах, где ненемецкое население составляет более 30%, были обязаны знать язык большинства. Декларировалось право каждого обращаться в органы власти на родном языке. Чиновники в округах и общинах, где более 30% составляло ненемецкое население, должны были использовать при общении с населением его родной язык. Вывески и указатели также должны быть, при соблюдении данного условия, на языке большинства населения. При этом обращал на себя внимание тот факт, что Приморье (Герц, Градишка и Триест) остались на прежнем положении, не войдя в состав штатов. Стало ясно, что у императора на них имелись особые виды. И действительно, ожидания подобного рода оправдались уже в следующем году. Продолжение будет. Может быть очень скоро.

Ответов - 16

Леший: Ага-Хан пишет: Продолжение будет. Может быть очень скоро. Лично я жду с нетерпением.

Ага-Хан: После реформ в Цислейтании перед Францем II встал вопрос полной реорганизации внутреннего устройства монархии. По мнению императора, дуалистическая модель, возникшая в 1867 году в результате вынужденного компромисса между Францем Иосифом I и венгерской политической элитой, была крайне неудачным решением. Аристократическая элита Венгерского королевства, составлявшего восточную (территориально более крупную) часть государства Габсбургов, пользовалась привилегиями, с которыми монарх в трудной ситуации 1867 года вынужден был согласиться, и вела дело ко все большей самостоятельности Венгрии, добиваясь все новых уступок. В рамках самого Венгерского королевства консервативная элита проводила централизаторскую и националистическую политику, зачастую противоречившую интересам династии. В этих условиях естественными союзниками императора становились национальные меньшинства. Так, в качестве экспертов Государственной комиссии он привлек депутата венгерского сейма от Румынской национальной партии Александру Вайду-Воевода и венского журналиста Милана Годжу, одного из лидеров Словацкой национальной партии. Оба в один голос дали понять: и румыны и словаки должны иметь свою национально-культурную автономию. В результате в феврале 1911 года была созвана секретная подкомиссия по венгерскому вопросу в составе Криштофи, Поповичи, Вайду-Воевода, Годжи и архиепископа Дьерского Миклоша Сеченьи, которая должна была решить, что делать дальше с Транслейтанией. По отзывам членом комиссии, которые уже в марте представили императору свои предложения, краеугольным камнем преобразований должно было стать введение в Венгрии всеобщего избирательного права. Это привело бы к появлению в парламенте Венгерского королевства по меньшей мере 200 депутатов, представляющих национальные меньшинства, и тем самым к резкому сужению политической базы мадьярского дворянства, фактически узурпировавшего всю власть в многонациональной Венгрии. Новый демократически избранный парламент должен был начать широкомасштабные реформы: устранение старой системы органов местного самоуправления (комитатов), служивших опорой политической власти венгерского дворянства, реализацию требований национально-культурной автономии для этнических меньшинств, унификацию в армии. Следует отметить, что согласно избирательному закону 1874 года, право голоса имели владельцы земли (не менее четверти надела) или трехкомнатного дома (квартиры) в городе, или граждане, плативший налог не менее 105 крон, самостоятельные ремесленники, использовавшие не менее одного подмастерья, дипломированные интеллектуалы. При этом голосование было открытым. Тем самым права голоса было лишено подавляющая часть населения Венгрии. Самым последовательными сторонниками принятия нового закона были венгерские социал-демократы, ставшие невольными союзниками Франца II. Однако не исключалась и возможность сопротивления со стороны националистически настроенной части венгерского общества, прежде всего дворянства. В этом случае ничего бы не оставалось делать, как применить военную силу. Когда об этом доложили императора, то он только сказал: «Если Богу будет это угодно, то да. Но я, надеюсь, кровь моих подданных не прольется. На этот раз мадьярским политикам не удастся повернуть народ против своего монарха»! В апреле 1911 года император Франц II прибыл в Будапешт. Его коронация в качестве венгерского короля прошла 22 апреля. После этого он, не задерживаясь, отправился в Вену. А 25 апреля был обнародован указ о распространении избирательного закона 1907 года на Венгерское королевство, который произвел эффект разорвавшейся бомбы. Выборы согласно новому закону были назначены на 25.07.1911 года. Так, императорский указ привел к падению венгерского кабинета Куэна-Гедервари. Сейм предложил на рассмотрение короля кандидатуры Ласло Лукача и графа Иштвана Тисы, но обе они были неприемлемы для Франца II. На следующий день сейм был распущен королевским указом, а на пост премьер-министра был назначен престарелый генерал от инфантерии барон Геза Фейервари, кавалер Ордена Марии-Терезии за сражение при Сольферино и многолетний министр гонведа. В Будапешт были введены войска, которые взял под охрану ключевые объекты города. Бывший премьер Шандор Векерле призвал к гражданскому неповиновению, однако призыв его не был услышан. Спустя неделю брожение утихло, переместившись на страницы газет. Большую роль в этом сыграли как социал-демократы, так и проповеди пользовавшегося уважением в королевстве монсиньора Сеченьи. Итоги выборов в венгерский сейм были следующими. Из 413 мандантов либералы (Партия 67 года) получили всего 30, кошутисты (Партия 48 года) – 36, тогда как социал-демократы завоевали 81 место. Это был крах традиционных «старомадьярских партий». В свою очередь румыны смогли провести в сейм 109 депутатов, словаки – 79, карпатские русины – 28, а воеводинские сербы – 27. Если прибавить сюда 40 хорватских депутатов, то нацменьшинства завоевали большинство. Теперь император мог действовать, не оглядываясь на магнатов. Сказать, что представители старых партий были в шоке, значит не сказать ничего! Векерле призывал созвать «параллельный» сейм в Прессбурге, Тиса на открытии парламента потребовал исполнить «Песнь венгров», а когда ему было в этом отказано, запел сам, ужасно фальшивя. НО Франца II не было в то время в Будапеште. Он 2 августа прибыл в Загреб, где возложил на себя корону Святого Томислава, став королем Хорватии, Славонии и Далмации. На следующий день последовал знаменитый Аграмский патент, который ставил точку в унии между Хорватией и Венгрией. Теперь Триединое королевство становилось равноправной частью Австро-Венгрии, наряду с Цислейтанией и Транслейтанией. В ее состав вошли Хорватия и Славония, Босния и Герцеговина и земля Цислейтании Далмация. Кроме того, было ликвидировано Австрийское Приморье как конгломерат трех земель во главе с одним штатгальтером. При этом Градишка и Истрия отходили к Югославянскому королевству, Герц включался в состав Крайны, а Триест становился отдельным вольным имперским городом, наряду с Фиуме, выделенным из Венгерского королевства. Особу короля в Югославянском королевстве представлял бан. При нем формировался кабинет министров. Территория королевства разделялась штаты Хорватия и Босния и Герцеговина. Хорватия, в свою очередь, делилась на бановины Хорватия, Славония, Далмация и Приморье, а бановины – на жупании. Босния и Герцеговина делилась только на жупании. В королевстве был создан Великий Сабор, в бановинах и Боснии и Герцеговины – саборы. Официальным языком королевства стал сербохорватский, при этом было оговорены права итальянского и словенского языков. Вторым рабочим языком был провозглашен немецкий. Именно на нем велась переписка с учреждениями в других частях империи и с Веной. Все акты королевства должны были быть переведены на немецкий язык и напечатаны в загребском немецком официозе. Знание немецкого языка было обязательно для чиновников, которые должны были сдать особый экзамен на его знание. Продолжение будет, надеюсь, что скоро.

Фрерин: Интересное начало!

yyz: Ага-Хан пишет: 02.06.1911 года группой анархистов в Сараево был убит император Франц-Иосиф I. и все? замочили императора. и на следующий день все забыли об этом и приступили к долгожданным реформам. а кто Сербию уничтожать будет и начинать МВ?

Ага-Хан: yyz пишет: а кто Сербию уничтожать будет и начинать МВ? Не все так просто, коллега. Тогда было еще не время. Будет еще МВ. И с Сербией разборка обязательно будет.

Ivto: Ага-Хан пишет: 02.06.1911 года группой анархистов в Сараево был убит император Франц-Иосиф I. Ага-Хан пишет: Летом 1910 года Франц II провел в разъездах по Цислейтании, где он посетил все земли, кроме Приморья и Далмации. и т.д. Что-то с датами путаница выходит...

Ага-Хан: Ivto пишет: Что-то с датами путаница выходит... Спасибо, что заметили коллега. Исправил.

Ага-Хан: На 15 августа было назначено начало больших маневров императорско-королевской армии в Центральной Венгрии невиданного ранее масштаба. В них должны были принять участие все корпуса, кроме трех галицийских (I, X и XI) и двух босно-герцеговинских (XV и XVI). При этом в Венгрию вместе с венским II и богемскими VIII и IX армейскими корпусами прибывали и их ландверные дивизии (13-я, 21-я и 26-я). Ландверные же дивизии III и XIV армейских корпусов (22-я и 44-я) оставались для прикрытия итальянского направления, как и 38-я гонведная дивизия XII армейского корпуса, оставшаяся прикрывать Трансильванию. Все дивизии цислейтанских корпусов (II, III, VIII, IX и XIV), а также XIII Югославянского корпуса были отмобилизованы. Дивизии венгерских корпусов, кроме IV, были переведены на усиленный штат, причем резервисты из числа мадьяр по национальности не призывали. На мирном штате был оставлен IV армейский корпус и все гонведные дивизии. В маневрах предполагалось также участие Дунайской флотилии. 15.08.1911 года состоялся торжественный смотр в Хаймашкере в присутствии императора, давший началом маневрам. На следующий день маневрировавшие части VIII и IX армейских корпусов подошли к Будапешту. 17 августа чешские ландвера заняли посты у Министерства гонведа на Замковой горе, а также блокировали гонведные казармы в Пеште. В свою очередь 18 августа в Дунай вошли мониторы флотилии, на борту одного из которых находился император. Ночь Франц II провел в Королевском дворце, а наутро было созвано экстренное заседание венгерского сейма. Появление Франца в здании парламента в Пеште было эффектным. При входе его в зал заседаний был дан холостой залп мониторов Дунайской флотилии. Император обратился к собравшимся с речью, в которой объявил о реформе Венгерского королевства «ради блага ее народов». При этом говорил он по-немецки, а флигель-адъютант императора капитан 1 ранга Миклош Хорти переводил ее на венгерский. Отныне королевство составляло «неотъемлемую часть единой Дунайской монархии». Особу императора в нем представлял палатин, которым стал тридцатидевятилетний эрцгерцог Иосиф, правнук императора Леопольда II и племянник последнего палатина Венгрии эрцгерцога Стефана-Франца. Сама Венгрия разделялась на штаты, подобно Цислейтании. Будапешт стал столицей королевства, не входя не в один штат. Всего создавалось 6 штатов: Бургенланд, Венгрия, Верхняя Венгрия, Воеводина, Секей и Трансильвания. В состав штата Трансильвания с центром в Клаузенбурге вошли 11 из 15 трансильванских комитатов, а также комитаты Арад, Брашшо, Крашо-Серень, Марамарош, Сатмар, Темеш и Торда-Араноьош. Оставшиеся четыре трансильванских комитаты (Марош-Торда, Удвархей, Хармосек и Чик) составили штат Секей с центром в Марош-Вашархее. В штат Верхняя Венгрия с центром в Кашау вошли комитаты Абауй-Торна, Арва, Барш, Берег, Гемер, Земплен, Зойом, Липто, Нитра, Пожонь, Сепеш, Тренчин, Туроц, Угоча, Унг, Хонт и Шарош. В свою очередь комитаты Ваш, Мошон и Шопрон объединились в штат Бургенланд с центром в Шопроне, а комитаты Бач-Бодрог и Торонтал составили штат Воеводина с центром в Надьбечкереке. Оставшиеся комитаты вошли в состав штата Венгрия с центром в Прессбурге. В штатах были созданы собрания, тогда как комитаты превратились исключительно административные единицы во главе с комитатскими начальниками (ишпанами). Во главе штата стоял губернатор. Официальным языком стал венгерский. Во всех штатах, кроме Венгрии, при губернаторах были созданы Народные депутации. В частности, в Трансильвании была образована Румынская депутация, в Верхней Венгрии – Словацкая депутация, а в Воеводине – Сербохорватская депутация. В Бургенланде было две депутации (Венгерская и Хорватская). В состав этих депутаций входили представители указанных народов, которые бы давал советы губернатору относительно реализации того или иного закона на территории штата, дабы не было ущемления прав какой-либо национальности. Языком делопроизводства на всех уровнях до комитата включительно был венгерский (в штате Бургенланд – немецкий). В то же время существовали и вторые языки. Таковым в Верхней Венгрии был словацкий, а в Бургенланде – венгерский. В Трансильвании, наряду с венгерским использовались немецкий и румынский языки, а в Воеводине – немецкий и сербохорватский языки. На этих языках издавался обязательно земельный официоз, они могли быть использованы в судопроизводстве и делопроизводстве, но при условии обязательности перевода на венгерский язык. Хотя все чиновники были обязаны знать венгерский, те, кто непосредственно работал с населением, а также комитатские начальники и их помощники в комитатах, где невенгерское население составляет более 30%, были обязаны знать язык большинства. Декларировалось право каждого обращаться в органы власти на родном языке. Чиновники в комитатах и округах, где более 30% составляло невенгерское население, должны были использовать при общении с населением его родной язык. Вывески и указатели также должны быть, при соблюдении данного условия, на языке большинства населения. Вторым рабочим языком во всем королевстве был провозглашен немецкий. На нем велась переписка с учреждениями в других частях империи и с Веной. Все акты Венгерского королевства должны были быть переведены на немецкий язык и напечатаны в будапештском немецком официозе. Знание немецкого языка было обязательно для чиновников центральных учреждений королевства. Продолжение обязательно будет.

Александр: А какова будет позиция по балканским войнам Сербии? Может нападут в спину?

Ага-Хан: Нет. У сербов пока враг № 1 - Турция. И происходит все очень быстро, они не успевают адекватно реагировать. Тем более, что козырь Югославянской идеи у Белграда из рук выбит. Позднее напишу подробнее по внешней политике.

Леший: Немного смущает инертность венгерских националистов. Как-то слишком покорно они принимают реформы.

Ага-Хан: Леший пишет: Немного смущает инертность венгерских националистов. Как-то слишком покорно они принимают реформы. Как представляется, это в реале они несколько оборозели, поскольку Вена прогиналась под них фактически постоянно. Здесь же им сразу дали понять, что больше подобный фокус не пройдет. Если что, будет использована армия, недаром были проведены большие маневры. А тогдашние политики в основном были балаболами. Тому же Тисе до Батьяни, который в конечном итоге пошел под расстрел, было далеко. К тому же реформы Франца II достаточно комплиментарны к венграм. В частности, сам Кошут в свое время был готов согласиться на подобное. В реале план Поповичи был еще жестче, в случае его реализации мадьяры были бы реально загнаны в угол. Так, собственно Венгрию он предлагал вообще загнать в трианонские границы.

Ага-Хан: Небольшое объявление. По причине занятости как служебными, так и личными делами, следующее продолжение будет выложено 21.06. Прошу прощения за задержку.

Ага-Хан: Спустя четыре дня после эффектного появления Франца в Будапеште, 22.08.1911 года находившийся в Будапеште император подписал т.н. Августовский патент, фактически пересматривавший всю конституционную систему монархии. В данном патенте не только закреплялась законодательно реальность вместе со штатами, но и менялось название государства. Отныне оно именовалось Дунайская империя. Титул императора звучал: Его Императорское и Королевское Величество, Божьей милостью император Дунайский и Австрийский, апостолический король Венгерский, Богемский, Югославянский и Галицко-Лодомерский. Помимо общеимперских министерств иностранных дел, военного и финансов, создавалось также министерство путей сообщения. Отменялись все таможни внутри империи, унифицировалась почтовая, горная и лесная службы, которые становились едиными для всех трех частей. Создавался Имперский кабинет (Рейхсканцелярия) в составе всех четырех общеимперских министров и премьеров трех частей империи. Председателем его становился имперский канцлер, новая должность. Ее занял доктор Генрих Ламмаш. На должность секретаря Рейхсканцелярии был приглашен Аурел Поповичи, который, однако, отказался от нее по состоянию здоровья, предложив вместо себя профессора Томаша Масарика. Создавался также общеимперский однопалатный парламент, рейхстаг, в составе 500 человек (300 от Австрии, 200 от Венгрии и 100 от Югславянского королевства). Компетенция рейхстага ограничивалась общеимперскими делами; во внутренние дела отдельных частей империи он не имел права вмешиваться. Избирался рейхстаг сроком на пять лет. Выборы в новый парламент были намечены на ноябрь. Августовский пантент однозначно подтверждал статус немецкого как языка государственного управления и межнационального общения. Сам император ясно выразился на это счет следующим образом: «До чего бы мы дошли, если бы в каждой провинции можно было говорить только на ее языке! У нас в монархии 16 языков, я не владею всеми, немецкий же – язык династии, администрации, армии, образованных высших слоев и должен использоваться при официальных церемониях и в работе общеимперских учреждений, к которым относятся и новозаведенные Рейхсканцелярия и рейхстаг». Таким образом, Франц II коренным образом перестроил систему управления империи. При этом удалось ему это сделать фактически без потрясений. Да, он приобрел глухую ненависть венгерской элиты, зато его боготворили южные славяне. Но он понимал, что это все может быть ненадолго, особенно на фоне сложной международной обстановки. Для того, чтобы обновленная монархия выдержала приближавшуюся бурю, требовалось провести определенные преобразования в вооруженных силах, приведя их в соответствии с новой структурой федеративного государства. Продолжение следует

moscow_guest: К слову, а в Галиции и Лодомерии император намеревается опереться на поляков или русинов? Если он поднимает русинов, фаворизуя Ивана Франко, то местные поляки в восторге точно не будут.

Ага-Хан: moscow_guest пишет: К слову, а в Галиции и Лодомерии император намеревается опереться на поляков или русинов? Если он поднимает русинов, фаворизуя Ивана Франко, то местные поляки в восторге точно не будут. Он и тем, и к тем относится индифферентно. Но, если очень приблизительно, то поляков оставить как есть, а русинов поднять выше, чем они были. Ну а в самом штате Галиция и Лодомерия - циничное divide and rule. При этом "модератор" в лице штатгальтера - неместный, а при нем есть польская и русинская депутации. Франко же - фактический лоббист русинов, поскольку у них, в отличии от поляков, лобби не было. Поэтому и пришлось немного ввести это лобби волевым порядком.



полная версия страницы